Париж | Моя лучшая первая любовь | 3/3

01.04.2018

Автобусы с туристами, уличные попрошайки, митингующие люди, собирающие подписи в борьбе с глобальным потеплением, торговцы африканцы, влюбленные пары всех возрастов и приглушенные, почти прозрачные цвета улицы, неба, дня. Цвета, покрытые карамелью мороза.

Нет, снега не было, не было и намёка на зиму, просто город спокойно поприветствовал меня и будто повернулся спиной, как джентльмен приподнявший шляпу и вернувшийся к интересному разговору. Невидимкой я шла по каменной набережной, среди бесконечной череды торгующих лавок. Брошюры, гравюры, календари, и книги! Безумное количество старых книг! Вся набережная пестрила разнообразными обложками всех цветов и мастей, а за спиной лотков был неизменный Лувр, необъятный, величественный покровитель, которого наперебой фотографировали пришлые зеваки.

Лувр, это дворцовый комплекс и огромный парк, занимающий почти весь центр города. Вдали, виднелся остров. Деревья, кусты и клумбы с цветами, фасады домиков и шпиль собора. Знаете, раньше чем ты видишь Нотр Дам, ты чувствуешь его запах в воздухе. Сладковато-властный запах истории, королей и нищих, это не объяснить словами, ты просто знаешь, что так пахнет он. И ты идёшь, тихо, чтобы не спугнуть, идёшь и.. замираешь.

Тело Нотр Дам, это гравюра в камне. Он полон кружев и деталей. Лохмотья каменных мостов, раскинутых от башен, похожи на скрюченные руки нищего, молящего у Бога милостыню для всех людей, что ходят под этим небом. Он внушает восхищение и заставляет замереть, потому что с земли многие детали, такие как отливы для смолы, кажутся почти прозрачными и это обескураживает и вгоняет в смущение, потому что ты видишь каменную текстуру, понимаешь что смотришь на камень, но как такое возможно сделать, понять не получается.

Скромный фасад собора переходит вглубь острова и парка, где начинается волшебство. Оживает целый мир. Головы и тела горгулий, резные башни, фонари, отводы, всё это создаёт впечатление кишащей жизни, насыщенной до дурноты и головокружения, но неописуемо прекрасной, от вида которой ты хватаешь ртом воздух словно рыба. И ещё сад! Сад полный деревьев! Обнаженные скелеты деревьев, наверняка прекрасных весной, предстали в самых причудливых позах, создавая впечатление паучьего гнезда опутавшего собор и это было восхитительно! Как будто бы это сказка! Полный сюрреализм, сошедший с картин Дали! Чуть поодаль, мужчина, в сдвинутом на лоб чёрном капюшоне, играл джаз.

Дойдя до Пантеона и площади перед университетом я столкнулась с неожиданным. Французы так ждут снега, что всё пространство перед Пантеоном заботливо усыпано, уставлено, ледяными валунами круглой и натуральной формы.

Обогнув Пантеон, я вышла к церкви Сен Сюльпис, прошла по узким улочкам дизайнерских и художественных кварталов, где я вначале затосковала, а потом поняла - если хочешь что-то делать, надо делать и ни в коем случае не ждать, потому что когда ждёшь, теряешься в собственном недоверии к себе и своим способностям. Я видела, как французы работают в своих мастерских. Они не ждут и не думают, они верят тому чего для себя хотят, верят своей душе, это потрясающе. Великое они создают по крупицам, не требуя от себя невозможного. Как муравьи. И результат невообразим. Я говорю сейчас о художниках, фотографах, резчиках.. люди просто слушают себя и верят тому что слышат от своей души. Вот так я хочу жить! Верить себе и слышать себя, конечно, этому нужно научиться.

Вернувшись к Сене, я пошла в сторону отеля, уставшая и изможденная. В районе Лувра я вдруг вспомнила, что хочу есть, а в отеле предусмотрен только завтрак. Как прокаженный за лекарством я ринулась в гущу дворца! Поймите меня правильно, я не голодала, нет просто в первый день я заприметила в Садах Тюильри́ Елисейских лоток, там продавали его! Точнее подавали! Я предпринимала две безуспешные попытки штурма в первый день, но удача улыбнулась мне только во второй. Как богомол на негнущихся ногах или Роуэн Аткинсон в костюме женщины, я бежала к лотку! Азиатские туристы и африканцы с интересом следили за этим безумием. Я путалась в лабиринте регулярных кустов, портила селфи случайным туристам, чуть не снесла помойку у колеса обозрения, но я дошла! Заняла очередь и на недоуменный взгляд служителя лотка, что был готов звать полисменов, ответила, поправляя растрепанные волосы .. bonjour! Un soup de onion sil vous plais .. да!

Я это сделала! Я ЕЛА ЛУКОВЫЙ СУП В САДАХ ТЮИЛЬРИ! Горячий, с сыриком супец, разливался по моей продрогшей глоточке и этот вкус, ммм, этот вкус.. ансамбль парка и дворцов, фонтаны, позеленевшие от времени скульптуры и я.. в белоснежном пальто, с протянутыми ногами под столом и недоверием во взгляде к местным голубям, хищно защищающая снедь. Голуби ретировались к китайцам, я испытывала луковое откровение.

Знаете, я могла бы сказать, что в последний день в Париже я не ждала ничего особенного, просто хотела пройтись по увиденным местам и закрепить образы в памяти но, Париж меня удивил. Началось всё с ни к чему не обязывающего диалога с работницей отеля, что вызвала такси до аэропорта на 16 часов и я, оставив вещи в специальной комнате неспешно вышла на улицу. Погода захлестнула безветрием и солнцем. Оно по летнему светило во все места и вооружившись картой и чутьём, я пошла по памяти в сторону большой триумфальной арки.

Мучимая болями в ногах вот уже два дня, я думала что тихо скончаюсь прямо тут но, повернув за очередной угол, вышла к фешенебельному району парижской оперы и магазинов и влюбилась. Это был потрепаный магазин, со скидками и фресками на потолке, с пестрящими и вульгарными принтами на одежде и расторопными продавцами, но все это я заметила потом, потому что вначале я видела только его.. простое, маленькое, классическое красное платье с белым воротничком. В состоянии сомнамбулического анабиоза я вошла в магазин, продавец мужчина сказал мне от двери, что знает мой размер, я ответила что хочу платье, он сказал "раздевайтесь я вам его подам".

Мне было плевать на всё! На ноги, на то что денег нет и что из всех возможных вариантов я выбрала наипростейшее платьице а-ля блошиный рынок, но это было как вернуться на родину, это не описать словами, это мой стиль!

Вцепившись в обновку мертвой хваткой, я решительным шагом прошла к вешалкам и дополнила гардероб синей кофтой средней вязки, с пуговицами под дерево и белым свитером к которому давали шарф. Заплатив за все это дело и прослыв стильной женщиной с хорошим вкусом, о чем вполголоса и на местном наречии говорили продавцы, я уползла из магазина.

За углом оперы, поплутав, мы вышли к площади. Если, я скажу, что у меня нет слов и т.д. это всё будет чушь, потому что дело не в словах ,а в истории, истории моды. И это уже совсем другой Париж. Знаете, там есть такая площадь, на ней находятся все дома мод. Шанель, Диор, Ив Сен Лоран, Александр Мак Куин, Джимми Чу и другие. От площади расходятся улицы бутиков: Шопард, Тиффани, Валентино, Лагерфельд. Это район ювелирных изделлий, кожи, обуви, сумок - всего о чем мы слышали и мечтали. Увидеть это, увидеть дома мод людей, кто начинал одевать Европу, это бесценно. Понимать, что все это напитано их трудом и историей, это просто фантастика! А теперь добавьте к этому солнечный день и дам в вычурной помаде и одежде таких материалов, словно будущее уже наступило лет этак 1000 назад. Тонкий аромат кожаной обуви, блеск бриллиантов на напудренных шеях. Мужчин в дорогих костюмах и дорогих манерах, это будто произведения искусства во плоти. Ожившая история в каждом шве и каждой линии.

А затем, я вернулась со своих французских небес к своей обычной жизни. Но я всё ещё чувствую лучи солнца, на моих щеках и на моём сердце. Я знаю, что Париж навсегда отпечатан где-то глубоко внутри моей души. Город чудес и загадок.

Город, где я научилась дышать!

Подписывайтесь на канал и читайте еще больше интересного

Начало истории Часть 1 Часть 2
Автор: Марта Тухканен