В каком-то бреду я шел, падал, с трудом поднимался, шел, и снова падал…

В Днепропетровске мы приземлились на пустынный загородный аэродром, где никого и ничего не было. Чтобы не погибнуть, всем пришлось идти пешком несколько километров! Невероятно, но мне это удалось. В каком-то бреду я шел, падал, с трудом поднимался, шел, и снова падал… Мне кажется, что по дороге меня все-таки кто-то подобрал.

Вы читаете отрывки из интервью немецкого солдата Эберхарда Хебера, участвовавшего в Великой Отечественной войне. Перед началом войны многим немецким частям был оглашен «приказ о комиссарах». Он подразумевал то, что любой взятый в плен комиссар должен был быть расстрелян, как «носитель сопротивления».

В Днепропетровске все отели стали госпиталями. Первый отель оказался закрыт! Сейчас верится с трудом, но я это точно помню: мне пришлось добираться пешком до следующего отеля. Транспорт отсутствовал как таковой. Второй – та же история. И только в третьем госпитале меня приняли. Но что там творилось! Солдаты с обморожениями лежали прямо на полу в проходах. Там я сразу получил очень хорошее лечение, зато в придачу заболел гриппом. Но молодой организм справился, и в самое короткое время я снова встал на ноги.
Однажды посмотрев в окно, я увидел грузовик с нашими тактическими знаками. Я привлек внимание водителя, и объяснил ему знаками, чтоб он подождал какое-то время. Но врачи отказывались меня отпускать, считая не достаточно здоровым. Помню, что я выпросил у них какую-то бумагу и ушел. Так началась моя поездка на этом грузовике по бескрайним снегам России.