Как немецкие саперы разминировали мины?

- Насколько тяжело было разминировать советские минные поля?
- Я помню только одно. В 1941 году мы вышли к заминированной дороге, которая проходила через минное поле. Его было нетрудно обнаружить, - впрочем, так же как и немецкие минные поля. Мины, по моему опыту службы в Вермахте и Бундесвере, нельзя спрятать. Если закапывать их в землю, всегда остаются следы. Полностью замаскировать невозможно. Не получается!

Вы читаете отрывки из интервью немецкого солдата, участвовавшего в Великой Отечественной войне – Эберхарда Хедера. Огнеметчики были эффективны против ДОТ-ов, однако в открытом бою они зачастую становились первой мишенью. Мало кто из солдат рвался быть огнеметчиком, так как риск получить пулю был намного выше.

Однако как-то раз в степи загорелся большой склад кукурузы, в котором мы прятались. Подходы к нему были заминированы. Один финский офицер наступил на мину, и потерял ногу. Мне пришлось посылать туда взвод разминирования. Они начали работать, а в это время наш врач занялся раненым финном. Мои весельчаки не преминули сообщить ему, что он находится прямо в середине минного поля. Врач потом мне рассказывал, что те ощущения ему очень не понравились.
Минное поле мы расчистили без проблем. Но на примере нашего врача можно видеть, что мины кроме своего непосредственного предназначения оказывали еще и психологическое воздействие. Они всегда останавливают наступление! Если есть мины, то их сначала надо убрать. Получается, что даже если их видно, они все равно дают тормозящий эффект. Но если у вас есть время, их всегда можно обезвредить.
Помню такой взрыватель, который срабатывал, если мину поднимали. Но это такая длинная история, пока ты такую мину подготовишь… Поэтому получается, что устанавливать таким образом каждую противотанковую мину нецелесообразно. А когда я вспоминаю ночную установку мин под Владикавказом, то понимаю, что «неизвлекаемую» мину ночью вообще невозможно поставить. То есть на практике такие мины-ловушки срабатывали только в единичных случаях.
Поначалу обнаруженные мины мы старались подрывать. Для этого у нас были подготовлены 100-граммовые тротиловые шашки, с запалом длиной в 10 сантиметров, которыми мы взрывали каждую мину. Трижды мы так делали, потом нам это показалось слишком трудоемким, и мы это прекратили. У меня не произошло ни единого случая, чтобы кто-то погиб при разминировании!