Откровения бывалых немецких солдат о Великой Отечественной войне

В Ялте мы пробыли только одну неделю, ну или, может быть, 10 дней. Потом на фронте опять пошли потери, и потребовались солдаты. Последовали многонедельные позиционные бои под Севастополем с применением огнеметов и тяжелой артиллерии. Мы воевали в районе, как тогда называли ее Капелленберг, горы Капелла [Сапун-гора]. Она выглядела как часовня, в виде дуги. На ней сохранилось итальянское кладбище с Крымской войны. Итальяшки там поставили памятный знак. Я приезжал туда в прошлом году на 10-летний юбилей военного кладбища.

Вы читаете отрывки из интервью Эрихса Хинриха – бывшего немецкого солдата, участвовавшего в Великой Отечественной войне. 20-го июля 1944 года произошло покушение на Адольфа Гитлера. Мнения разделились. Много немцев считало, что было бы лучше, если покушение удалось. Всеобщее настроение в Германии было непонятное, однако уже предчувствовался ее конец.

Все могильные камни исчезли, а бункера сравняли с землей. Там везде валялись такие каменные плиты. Мы под ними выкопали укрытия. Из-под плит очень удобно было стрелять. Практически все солдаты, которых мы там потеряли, погибли от пулевых ранений в голову. Других потерь не было. Я тоже лежал за этими камнями и бросал в русских ручные гранаты. К счастью нас поддерживали штурмовые орудия. Они имели возможность подъехать ближе, а русские ничего не могли с ними сделать. Эти штурмовые орудия были намного меньше, чем те, которые у нас появились потом. Еще мы участвовали в боях в районе Сахарной шляпы [Zuckerhut, Сахарная головка]. Там у нас снова появились раненые и погибшие…я там чуть не умер. Во время наступления в канун Рождества у нас снова появились раненые и убитые. Мы их отнесли немного назад, к скалам. Нам все время приходилось возвращаться назад, потому что вместо раненого или убитого нами русского, на его месте сразу появлялось 20 новых. Да, так было. Их не удавалось остановить. Нам пришлось отступить еще на 100 метров, и наши мертвые остались лежать под скалой. Помню, что в местах ранений у них была расстегнута или разрезана одежда. Они так и лежали там до конца зимы. Когда наступила весна, прилетели вороны. В Крыму вороны разноцветные, не черные как у нас, иногда с белыми хвостами. Таких ворон мы не знали. И эти вороны разорвали трупы и полностью сожрали их. Наших товарищей жрали вороны, а мы ничего не могли сделать… на это невозможно было смотреть. Запаха мы не чувствовали, было слишком далеко. Русские позиции расположились прямо над ними. Уверен, что русским этот запах не очень нравился. Но солдат тогда никто не спрашивал, хотят они чего-либо или нет. Бои на Сахарной головке - это для нас до сих пор что-то особенное. Ее сейчас уже нет - из нее добывали камень и срыли.

Ваши "Палец вверх" очень ценны для меня. Уделите 1 секунду и поставьте "Палец вверх".