Засекреченная война

История оккупации города Орла

Вошла в наш дом, в нашу жизнь книга – горькая, жестокая; окунула душу в военное лихолетье, в смрад оккупации Орла немцами. Читатель словно воочию увидел Русь-матушку в терновом венце страдалицы: унижение человеческого достоинства, пытки, казни, преследование за веру и неарийскую мысль. Но рядом с болью и горечью этих трагических ран явилось столь же ужасное – воинская никчёмность, безответственность и трусость немалого числа командующих полками и армиями, городами и весями. Именно они способствовали потере национальной русской силы в начале войны с Германией.

Горькое повествование представляет собой книга “Засекреченная война” писателя Геннадия Майорова. Факты, приведённые в ней, взяты из рассказов ветеранов Великой Отечественной войны, из хранившихся под грифом “секретно” архивных документов, из воспоминаний орловцев – узников оккупации.

Геннадий Майоров первым поведал широкому кругу читателей правду о преступном оставлении Орла войсками, свершившимся по воле первого секретаря обкома партии В.И. Бойцова, командующего Орловским военным округом генерал-лейтенанта А.А. Тюрина, начальника Орловского УНКВД К.Ф. Фирсанова. Документы сообщают, что за несколько дней до появления на улицах города немецких танков Орёл располагал немалыми силами для своей защиты. В рапорте Бойцова Генеральному штабу Советской Армии они названы конкретно: полк НКВД (1000 человек), 48-й запасной стрелковый полк (2000 штыков), пять полков противотанковых орудий и гаубичный полк; обойдено было упоминание о наличии в городе трёх истребительных батальонов и курсантов нескольких военных училищ (они были эвакуированы буквально накануне захвата Орла).

В драматический час появления на улицах немецких мотоциклистов и танков пошёл дождь, город плакал из-за свершившейся несправедливости: над двумя тысячами оставленных в госпиталях на растерзание немцам раненых советских бойцов, над не дождавшимися эвакуации детдомовцами. Одной строкой стиха поэт Борис Пастернак так обозначил в те дни утрату Орла:

Отдан город, город-птица, город-богатырь…

Г.Н. Майоров справедливо показывает, что главной причиной отказа от защиты Орла были: с одной стороны трусость, а с другой – равнодушие к судьбам приговорённых к оккупации тысяч и тысяч простых орловцев. “Непростые”– семьи советского, партийного, военного и чекистского руководства были эвакуированы во внеочередном порядке; в одном из постановлений облисполкома указывалась цифра-количество этих счастливчиков – 18 000 человек и потребное для их отправки число железнодорожных вагонов – 600. Прочим орловцам, не эвакуировавшимся с предприятиями, предлагалось, имея специальное разрешение, отправляться подальше от войны исключительно пешком или гужевым транспортом.

Не позаботились “отцы” города и области о создании патриотического подполья. Известно, что списки разведчиков и диверсантов для действия в тылу врага составлялись, но серьёзной подготовки этих людей не проводилось – в результате группы подпольщиков были обречены на провал или на бездействие. Не состоялось и формирование подпольных райкомов и горкома партии.

“За что же Орлу присвоили звание города воинской славы?!” – воскликнет возмущённый читатель. Автор книги даёт исчерпывающий ответ – великий подвиг совершили попавшие в оккупацию орловцы. Порывом их духа явилось в многообразии антифашистское народное сопротивление. В городе был обустроен подпольный госпиталь для раненых советских военнопленных, открыты краеведческий музей и кукольный театр, ставивший исключительно русские сказки, драматический театр, актёрами которого являлось немало активистов самостоятельно организовавшихся подпольных групп. Патриоты-железнодорожники превратили крупнейший транспортный узел в один из самых проблемных путей для продвижения немецких военных составов. Герои-патриоты отыскали пути для проникновения в административные и даже карательные органы оккупантов. С попавшим в великую беду народом встала рядом православная церковь: при большинстве открытых верующими храмов были организованы “Общества помощи бедным”, сборы продуктов и тёплой одежды для военнопленных, лекарств для подпольного госпиталя.

Большинство сведений о действиях патриотов в оккупации поступили от Матвея Матвеевича Мартынова, собиравшего сведения об оккупации на протяжении многих лет. Ему, подчёркивает Майоров, мы обязаны тем, что была открыта по-настоящему героическая летопись борьбы оккупированного города с фашистской чумой. Благодаря чекисту Мартынову многие патриоты были отмечены медалями “За отвагу” и “За боевые заслуги”. Их имена справедливо засияли на страницах истории Орловщины.

Геннадий Николаевич Майоров был инициаторов создания сквера Артиллеристов в Орле. Этому предшествовало написание книги о героическом женском артиллерийском расчёте, сражавшемся на фронтах Великой Отечественной. Новая книга писателя – достойный памятник героям сопротивления оккупированного Орла.

Владимир Самарин