Злодеяния нацистов на Орловской земле в годы Великой Отечественной войны

19.05.2018

Часть 3.

Согласно Акту по учету злодеяний и ущербе, нанесенном немецко-фашистскими захватчиками Брянской области, только по г. Брянску и Брянскому району было расстреляно и замучено 18058 мирных жителей [15].

В районе поселка Брянск-II напротив больничного городка, на правой стороне дороги, ведущей из Брянска в Карачев в 14 ямах было обнаружено 7500 трупов стариков, женщин и детей, преимущественно евреев и цыган. При осмотре трупов были установлены факты дикой расправы над мирным населением. У большинства трупов челюсти перебиты тяжелыми предметами, на других – обнаружены разрывы полости рта до половины щеки и вырваны яблоки глаз, имелись трупы со следами удушения. По свидетельству Зимковой А.С. в августе 1942 г. на улице Лесные Сараи г. Брянска, в 16 часов из закрытой машины, окрашенной в черный цвет, раздавались стоны и вопли мужских голосов. Возле машины стояли два вооруженных немца. Через некоторое время они выпустили из машины огромную собаку, которая была вся в крови. Она рвала на части людей. Гражданка Михалкина также подтвердила, что такие случаи часто происходили у ее дома.

Бывший заместитель бургомистра г. Брянска Плавинский И. И. на следствии рассказал, что в подвале железнодорожного клуба на станции Брянск-II спряталось свыше 100 человек от угона в немецкое рабство. Когда немцы узнали, что там находятся люди, пустили в подвал собак овчарок, которые загрызли значительное число детей, взрослых, стариков. Тех, кто пытался спастись бегством из подвала, немецкие солдаты расстреливали из автоматов.

В поселке Урицкий в 3 км. от ст. Брянск-I находился лагерь № 142 для мирных граждан. С марта 1942 г. гитлеровцы в страхе перед партизанским движением, начали сгонять в лагерь № 142 жителей деревень, поселков, городов приграничной полосы. В лагере было 10 бараков (бывшие склады). В каждом бараке размещалось по 1200-1500 человек. На взрослых в день выдавалось 1 литр баланды и 200 грамм хлеба, а детям — половину этой нормы. Голод, грязь, холод в лагере – все это приводило к большой смертности и особенно среди детей. Ежедневно из лагеря вывозили по 100-150 трупов. В бараках вместе с живыми людьми по нескольку дней лежали трупы умерших. В лагерь немцы привозили павших лошадей и мясо бросали в толпу. Когда люди бросались на это мясо, немецкие солдаты расстреливали пленников из пулеметов и автоматов. Многочисленные свидетели рассказывали, что немцы ловили евреев, цыган и коммунистов, привязывали их к шестам на расстоянии от 0,5до 2 метров друг от друга и гнали на минные поля, где обреченные взрывались и погибали.

Перед вступлением Красной Армии в г. Брянск, немцы, не успев эвакуировать заключенных мирных граждан, более 500 человек расстреляли в тюрьме. Трупы были зарыты в канаве и залиты нечистотами из канализации.

Осенью 1941 года немецко-фашистские оккупанты создали на территории ремонтной базы № 6 (пос. Урицкий) лагерь для военнопленных. В лагере за проволочными заграждением находилось до 80 тысяч военнопленных бойцов и командиров Красной Армии. Кормили пленных картофельной кожурой и сухой гречкой. Выдавали продукты раз в 5-6 дней. Было установлено, что от голода в лагере умерло 40 тысяч человек. Во время перегона военнопленных из поселка Урицкий до Брянска по дороге было расстреляно 72 человека. Возле аэродрома в овраге, был расположен второй лагерь военнопленных, где находилось около 50 тысяч человек. От голода ежедневно умирало от 50 до 200 человек. Трупы расстреляных и умерших немцы сваливали в овраги и здесь же зарывали.

Во дворе тюрьмы г. Брянска в первые дни оккупации гитлеровцы расстреляли 50 попавших в плен курсантов школы младших лейтенантов. В последние минуты перед казнью советский офицер Вахрамеев М.А., 1922 г. рождения, написал на стене тюрьмы призыв отомстить за его смерть: «Они меня пытали, били резиновыми палками, на моем теле нет живого места, мое тело черное от немецких побоев».

Комиссией было также установлено, что немецко-фашистские оккупанты угнали в рабство из г. Брянска и пригородных поселков 18200 человек. За отказ ехать в немецкую каторгу расстреливали на месте.

20 июля 1942 года в дер. Урусак Быховического сельсовета Жирятинского района каратели собрали всех жителей деревни и расстреляли. Погибло 125 человек. В августе 1942 года немцы разграбили село Карбовка Погарского района, а также сожгли и расстреляли 126 жителей. Безжалостно издевались над детьми. С ними поступали так – коренастый немец брал ребенка за ноги и с размаху ударял головой о березку, после чего труп бросал в яму. Иногда в общую могилу попадали дети и взрослые еще живые. Из ямы слышались ужасные вопли и стоны: «Мама, где ты?» или «пристрелите меня!» (Из акта Мглинской комиссии). В начале февраля 1943 года в Мглинском районе в двух банях д. Васильевки немцы сожгли 120 мирных жителей, обвинив их в связи с партизанами. В числе сожженных – старики, женщины, дети. Злодеяния немецких оккупантов привели к резкому сокращению населения. Так, в г. Брянске до войны проживало 89490 жителей, а в 1944 году – 48277.

Жестока и тяжела была оккупация, но русские люди не склонили головы перед ненавистным врагом. В Орле под руководством врача-инока Владимира Ивановича Турбина действовал подпольный госпиталь, врачи и весь медперсонал которого спасал военнопленных красноармейцев. Сражались подпольщики: они поджигали немецкие склады, расклеивали листовки, портили телефонную связь. Многие из них поплатились жизнью или были угнаны в немецкое рабство. Например, в г. Орле Зикеева Елена Константиновна, 1925 года рождения, проживавшая по улице Белинского, 30, работала в паспортном столе. В сентябре 1942 года была арестована гестапо за то, что вместе с начальником паспортного отдела выдавала паспорта русским военнопленным. В тюрьме провела 4 месяца, а затем выслана в Германию на каторжные работы. Начальника паспортного отдела немцы вывезли из тюрьмы раздетым в машине и увезли в «неизвестном направлении» [16]. За распространение листовок были расстреляны муж и жена Ивановы. За поджог фабрики «Парижская коммуна» были повешены 4 ноября 1941г. Александров Владимир Николаевич 1922 г. рождения, работавший шапошником и проживавший по ул. К. Либкнехта, д. 4 и Савин Владимир 1925 г. рождения, мастер фабрики «Инпошив», проживавший по ул. К. Либкнехта, 29. За саботаж 13 января 1942 г. был повешен комсомолец Матвеев Алексей Павлович 1924 г. рождения, учащийся 10-го класса школы № 26, проживавший по ул. 5-я Курская, д. 57. В октябре 1941 года повесили комсомольца Позднякова Максима Михайловича, проживавшего по адресу Кромской пер., д. 19, а 14 января 1942 года был повешен Кочергин Иван Михайлович 1926 г. рождения, проживавший по ул. 4-я Курская, д. 17. За спасение летчика была расстреляна с 9-месячным младенцем Качмазова М.Ф. От истязаний и пыток 8 марта 1942 умер Косенков Иван Андреевич, 1878 г. рождения, проживавший по Ш.-Кузнечной, д. 38; 20 апреля 1942 г. от пыток умер электрик Шкуто Владимир Евгеньевич, 1924 г.р., проживавший по ул. Московская, д. 41 и 12 июля 1943 г. умер от пыток учащийся Макаров Юрий Александрович, 1935 г. р., проживавший по Ш.-Кузнечной, д.22 [17].

По свидетельству Орловского священства от рук оккупантов погибли иереи Орлов и Оболенский [18]. Некоторые священнослужители, несмотря на перенесенные политические репрессии сталинского режима, участвовали в Великой Отечественной войне в рядах действующей армии. Среди них были священник села Сретенье Орловского района Митрофан Александрович Свиридов, погиб под Сталинградом; отец Мефодий Дужик, бывший настоятель Сергиевской церкви г. Ливны; священник Вальницкий, который с 1932 по 1936 годы отбыл срок заключения, а с 1941 по 1943 годы служил священником в Колпнянском районе, также принял участие в войне и был награжден медалью «За победу над Германией», а после войны служил в районах Орловской области. В партизанском движении принимал участие бывший протодиакон Ахтырско-Никитского собора г. Орла Стефан Юрашевич. В Брянской области священник Новиков Карп Родионович, 1901 г. рождения в 1941 году был призван в Красную Армию из г. Смоленска, где служил в сане иерея с 1926 года. Прошел войну и награжден двумя медалями «За боевые заслуги», медалью «За оборону Сталинграда», «За освобождение Белграда», «За победу над Германией» и семью благодарностями от Верховного Главнокомандующего т. Сталина; св. Симечев Сергей Александрович, 1894 г. рождения, репрессирован, в 1942 г. призван в Красную Армию, награжден медалями «За победу над Германией» и «За победу над Японией», а также благодарностью «За победу над японским милитаризмом» [19]. А сколько еще неизвестных героев сражалось и погибло… Расчеты немцев использовать в своих целях религиозный фактор не оправдались. Посетивший в 1943 году освобожденный Орел английский журналист А. Верт писал о патриотической деятельности православных общин в период оккупации: «Церкви в Орле процветали, но они превратились, чего немцы не ожидали, в активные центры русского национального самосознания…именно церкви неофициально создали кружки взаимной помощи, чтобы помочь самым бедным и оказывать поддержку военнопленным…церкви стали центрами «русицизма» вопреки ожиданиям немцев, что церкви превратятся в очаги антисоветской пропаганды» [20].

В результате немецко-фашистской оккупации и ожесточенных боев на Орловской земле только в Знаменском районе из 14 церквей немцами при отступлении было разрушено 11, а в Жиздринском и Навлинском районах были взорваны или разрушены все церковные здания, в Залегощенском и Хотынецком районах осталось всего по 2 неразрушенных храма и т.д. [21].

В целом за 22 месяца оккупации Орловского края, территория которого превышала 67 тыс. кв. км., а население – 3,5 млн. человек [22], из них в границах современной Орловской области проживало 1286 тыс. человек, в т.ч. в сельской местности – 1123 тыс. человек [23], гитлеровцы разрушили 75 крупных фабрик и заводов, 400 мелких и средних промышленных предприятий. Они полностью уничтожили железнодрожные узлы, все мосты, телеграфные и телефонные станции, сожгли и разграбили 2483 школы, 825 больниц, 5 театров, краеведческие и исторические музеи, кинотеатры… По неполным данным, было расстреляно, сожжено и повешено более 80 тыс. мирных советских граждан. Угнано на каторгу в Германию более 200 тыс. советских людей. В городе Орле убили и замучили более 11тыс. человек и около 20 тыс. юношей и девушек вывезли на каторжные работы [24]. За время оккупации сельское население сократилось на 300 тыс. жителей, и только к середине 60-х годов XX века удалось окончательно вывести его из землянок и подвалов [25].

Все эти свидетельства, до сих пор хранившиеся в фондах архивов, — жестокое напоминание о трагических событиях прошлого. Сегодня наше Отечество вновь переживает трудные времена. В истории России немало примеров, когда именно в смутные годы, государственной и духовной слабости иноземные захватчики вторгались в ее пределы, неся смерть и разрушение. Об этом не следует забывать. В наши дни, когда США и его сателлиты, взявшие на себя роль мирового жандарма, угрожают национальной безопасности России, особенно важно не допустить раскола в обществе и всемерно крепить его единство с государственной властью.

Перелыгин Анатолий Иванович, кандидат исторических наук, доцент кафедры истории и музейного дела Орловского государственного института искусств и культуры.