Доказательство Матрицы. Я тебя не простил. эпизод 2.

22 June 2019

Дорогие друзья! Если с вами в жизни происходили необъяснимые истории, не вписывающиеся в картину нашего материального мира, можете поведать о них людям, которым будет очень интересно вас услышать! Здесь собрались взрослые люди и насмешек тут не будет! Так что приглашаем всех. Пишите, ничего не придумывая и не утаивая! Удачи всем, ждём ваших историй!

Ну а мы продолжаем историю.

Заинтересованный Степаныч, в сопровождение Мухтара подошёл к крыльцу, встал у ступенек, и глядя на Татьяну, приготовился её выслушать.

Но та, словно забыла зачем позвала участкового, стояла на крыльце и задумавшись смотрела вдаль, на снежную кутерьму, за деревней, подсвеченную багряным солнечным диском, и не торопилась ничего рассказывать.

- Живём, копошимся, а вокруг такая красотища! А, Сергей Степаныч?! – задумчиво растягивая слова, обратилась она, повернувшись к участковому.
- Так, это Татьяна, я не понял, что случилось-то?! – стоя возле крыльца и недоуменно глядя на хозяйку, спросил Степаныч.
- А?! Так смотри, Серёжа! – словно спохватившись, и вспомнив что-то, принялась ему рассказывать Татьяна.
- Я тут давеча, дура неумная, нашла в сарае ихнюю «поджигу», или как там они его называют! – спустившись с крыльца, и гладя Мухтара по голове продолжила она.

- Ну и что ты думаешь! Я дурная, взяла её и в печку сунула, не подумав. Думала, сгорит, так и выкину вместе с золой!

Сергей Степаныч заинтересованно смотрел на соседку, шаря в карманах расстёгнутого полушубка, в поисках папиросы.

- Хорошо, успела отойти от печки, да ещё дверцу, не плотно прикрыла! - весело тараторила хозяйка.
- Она, эта ихняя «бандура» там как шандарахнет, у меня ажно кастрюли с печки чуть не спрыгнули, представляешь?! – было непонятно, то ли она смеётся над своей «недотёпостью», то ли радуется такому удачному исходу, этого нешуточного происшествия, но глаза её озорно светились.
Степаныч, закурив пахучую «Беломорину», теперь смотрел на рассказчицу, и тоже улыбался.
- Ну, ты Тань, даёшь! Кто же «самопал» в печку суёт?! Так ещё и заряженный? Не поранился хоть, никто?
- Да нет, у меня только сердце чуть не выскочило, а так все живы, почти! – весело кивнула она в сторону веранды, и негромко добавила: – Старшого, выдрала - как надо! И малой схлопотал, за то, что покрывал их! С малолетства к оружию сорванцы, ручонки тянут! Охотнички сопливые!
Оружие в их деревне имели почти все мужики, кто-то официально зарегистрированное, кто нет, но ружья были у всех. Близость деревни к тайге располагала к этому.
Длинными зимними ночам волки давали о себе знать, напоминая о своём близком соседстве. Их близкий, тоскливый вой, неприятным холодком отзывался в душе, и заставлял чувствовать себе неуютно, многих жителей деревни. И хотя, волчий вой был для них привычный с детства, что-то в подсознании заставляло беспокоиться о домашних, и проверять скотину у себя во дворах.

— Это Федька Катеринин, шельмец такой, их научивает! – продолжала возмущаться Татьяна, показывая на соседский дом Катерины Сидельниковой, у которой и был сын Фёдор.
- Ты бы Сергей Степаныч поговорил с ним, а то пацан и так родителей не слушал, а как Иван пропал, так и вовсе распоясался!
Отец Фёдьки пропал в тайге года полтора назад, при невыясненных обстоятельствах. Недельные поиски не увенчались успехом, и вместо потерявшегося охотника, нашли двух беглых, заблудившихся, и уже совсем обессиливших, зеков.
Почти на себе, вытащили тех полуживых бедолаг из тайги, и сдали беглецов властям. За что Степаныча даже вызывали в район и благодарность объявляли.
- Да, жалко Ивана, хороший мужик был – словно вспомнив пропажу человека, с сожалением произнёс участковый.
- Зайду завтра, поговорю с ним. Пацан-то уже взрослый, надо его в город в училище, или техникум пристраивать, а то пропадёт.

За их разговором неторопливо текло тягучее зимнее время, и даже солнышко, словно передумав уходить, зависло в снежном мареве чудной, сибирской зимы.
Вдруг Мухтар насторожил уши, и бросился к ограде. Подбежав, он схватился за неширокий кожаный ремешок, вероятно для него, хозяином и приделанный, и помогая себе лапой, открыл не запертую Степанычем калитку, и выскочил на улицу.
- Ну вот, и папаня наш приехал! – довольно произнесла Татьяна и тоже поспешила в дом.
Степаныч недоуменно смотрел на разбежавшихся, и не мог понять, как это они узнали, что приехал Сергей. Ведь он сам ничего не видел и не слышал. Немного постояв в размышлении, он, удивленно усмехнувшись смекалке хозяина и интеллекту животного, пошёл вслед за сбежавшим на улицу Мухтаром.

А вдалеке уже слышался громкий лай, и только выйдя за ограду, Степаныч увидел на другом конце деревни, Гнедого, запряженного в сани, который не спеша трусил в сопровождение радостно прыгающего рядом и лающего Мухтара.

- Он хозяина за пять вёрст чует! – послышался сзади довольный, с нотками гордости за такого умного пса, голос хозяйки.
- Я сначала удивлялась, щас привыкла – открывая настежь одну половину ворот, продолжала, уже переобувшаяся в валенки Татьяна.
- Да, Мухтар умница, как это он делает, знать бы! – восторженно подтвердил похвалу хозяйки Степаныч, помогая той открывать хоть и легкие, но массивные ворота. И открыв ворота, они оба так и остались возле них, дожидаясь приближающегося Сергея.

- Здорово, милиция! – спрыгивая с саней на ходу, весело крикнул приехавший, и крепко пожимая другу руку, прикрикнул: - Гнедой, домой!
Красавец конь, тряхнув заиндевевшей гривой, согласно фыркнул, выпустив облако пара, и послушно въехал в открытые ворота, остановившись только у своего привычного места во дворе.

- Ну ты воспитал себе помощников, я смотрю они у тебя как цирковые, всё могут! – смеясь, удивлялся участковый послушности Гнедого.

- Ну так, дурней, однако, не держим! Мы и сами, с усами! – широко улыбаясь, откликнулся Сергей.

- Дай папироску, тёзка! Свои-то все пороздал, они там в городе вообще что-ли, курить не покупают!

С удовольствием приняв из рук Степаныча папиросу, прикурил и крикнул отошедшей в глубь двора жене.

- Мать! Ты там от бандитов, подарки-то из саней, в летнюю кухню спрячь, а то до праздника всё распотрошат!

Но было уже поздно. Из кухонного окна с разрисованными морозом узорами, уже торчали две шкодные рожицы сыновей, которые ладошками пытаясь отогреть стекло, чтобы лучше видеть происходящее во дворе... продолжение следует.