Шойгу- кто он на самом деле?

31.03.2018

Нет никаких сомнений, что историки будущего, лет через 50-100, сломают головы в попытках понять феномен Шойгу. Нет никаких рациональных объяснений тому, что именно этот человек оказался в когорте истинных бессмертных, побив все мыслимые рекорды по срокам пребывания в правительстве.

Вот уже 20 лет сменяются кабинеты министров, сменяются даже президенты, а Шойгу как сидел в министерском кресле, так и сидит, а если и уходит куда, то только на повышение.
Все 20 лет рейтинги Шойгу неизменно высоки, сравниться они могут только с путинскими рейтингами, но если Путину высокие рейтинги понятно зачем, то к чему они министру Чрезвычайных ситуаций? Необъяснимость Шойгу может сравниться разве что с аналогичной необъяснимостью некоторых деятелей СССР, но даже там таких людей можно было пересчитать по пальцам одной руки.

Биография Шойгу радует уже с самого начала. Когда выясняется, что он не Шойгу, а «Шойгу». На самом деле отца его звали не Кужугет Шойгу, а Шойгу Кужугет, но то ли паспортистка перепутала местами имя и фамилию, то ли сотрудники НКВД сделали это специально, чтобы не путать местных Кужугетов, которых было много, но вот такая вышла незадача. По-русски это звучало бы так: есть Иван Кузнецов, у него есть сын Степан. Так вот, его сын будет не Степан Иванович Кузнецов, а Степан Кузнецович Иван. Соответственно, и «Шойгу» должен был по правилам зваться Сергей Шойгуевич Кужугет.
Биография Шойгу радует уже с самого начала. Когда выясняется, что он не Шойгу, а «Шойгу». На самом деле отца его звали не Кужугет Шойгу, а Шойгу Кужугет, но то ли паспортистка перепутала местами имя и фамилию, то ли сотрудники НКВД сделали это специально, чтобы не путать местных Кужугетов, которых было много, но вот такая вышла незадача. По-русски это звучало бы так: есть Иван Кузнецов, у него есть сын Степан. Так вот, его сын будет не Степан Иванович Кузнецов, а Степан Кузнецович Иван. Соответственно, и «Шойгу» должен был по правилам зваться Сергей Шойгуевич Кужугет.
Про отца Шойгу в официальных биографиях пишут так:
«Прошел путь от неграмотного пастуха до секретаря Тувинского обкома КПСС и заместителя председателя Совета Министров Тувинской АССР».
Да уж, чего только не бывает в СССР, тем более в проблемных краях. Тува является одним из наиболее поздно вступивших в состав России регионов. До 1914 года эта территория принадлежала Китаю, после чего была включена в Россию под названием Урянхайский край. После революции Тува формально отделилась, однако оставалась в зоне влияния СССР и Монголии, являясь, по сути, буферной республикой. В 1944 году Тува вступила в состав СССР. В общем, даже из краткой справки понятно, что регион весьма специфический, с практически отсутствующим русским населением (сейчас там живет всего 16% русских) и зашкаливающей преступностью.

Итак, пастух с двумя классами образования был редактором республиканской газеты «Правда» и внештатным сотрудником «Известий». Not bad, not bad. Еще интереснее, что он является автором сразу нескольких книг о Туве и редактором семитомной антологии. Весьма удивительно, что столь заслуженный человек (можно сказать, второй-третий в республике) всю жизнь жил с перепутанными именем и фамилией.

Вообще информации о Шойгу не так уж и много для человека, бьющего все рекорды. В официальной биографии перечислены основные вехи карьеры, но довольно схематично. До сих пор неясно, православный Шойгу или буддист, а может, последователь тувинского шаманизма. На Википедии, например, он указан как православный, при том, что христиан в Туве практически нет. В бытность губернатором Подмосковья он входил в попечительский совет Троице-Сергиевой лавры и даже посетил ее на свой «день ангела». При этом в ряде СМИ он характеризуется как буддист. В общем, чтобы не создавать путаницы, будем считать его православным буддистом.

Некоторые источники утверждают, что взлету Шойгу способствовало параллельно происходившее карьерное восхождение Ельцина, который, по слухам, был дружен с отцом Шойгу и даже нянчил маленького Сергея, приезжая в гости. Однако более правдоподобной версией выглядит другая: он имел тесные связи с Олегом Шениным, в те годы — главным человеком в Красноярском крае, в 1990 году внезапно взлетевшим до невероятных высот: он стал секретарем ЦК КПСС, т.е. третьим человеком в стране.

Сам Шойгу вспоминал этот резкий скачок в духе «упал — очнулся — гипс»:


«Меня направили на учебу в Академию общественных наук при ЦК КПСС — сейчас это Российская академия государственной службы. Попадали туда, в общем, люди довольно известные в своих регионах — министры союзных республик, руководители городов, областей, председатели исполкомов, их заместители. Когда пришло время возвращаться домой, один из моих земляков-депутатов вписал мою фамилию, как сегодня выразились бы, «в кадровый резерв». Уехав обратно в Сибирь, я вернулся на стройку, а месяца через два раздается звонок из краевого правительства: «Вам пришла правительственная телеграмма. Срочно вызывают в Москву».

Я поехал, еще толком не понимая, зачем меня вызывают. Вскоре все прояснилось. Это был 1990 год. В мае на Съезде народных депутатов РСФСР было принято решение о создании Государственного комитета по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. Новая структура должна была заняться вопросами переселения людей с загрязненных территорий, дезактивацией земель, зданий, минимизацией последствий выбросов радиации. Меня предложили на этот пост. В то время кандидатуры министров — а должность руководителя госкомитета приравнивалась к ней — утверждались Верховным Советом РСФСР.
В результате отсева нас, кандидатов, осталось шестеро. Все кандидатуры предлагал Верховному Совету РСФСР лично председатель Совета министров РСФСР Иван Степанович Силаев. В тот день, когда должно было все решиться, заседание Верховного Совета вел Хасбулатов. Должен был вести Борис Николаевич Ельцин, но именно в тот день он не смог присутствовать, попал в автомобильную аварию.

Силаев меня представил коротко: «Ручаюсь за этого человека». Однако на голосовании моя кандидатура не набрала большинство голосов. Но через четыре дня мне звонит Силаев: «У меня тут распоряжение о твоем назначении на должность зампредседателя Госстроя, которое должен одобрить еще Верховный Совет. Недели хватит, чтобы вещи собрать?»

Так я стал заместителем председателя Госстроя России. Но ненадолго. К сожалению, оказался не очень приспособлен к рутинной бумажной работе. Написал рапорт об отставке председателю правительства. Но уехать Иван Степанович мне все-таки не дал, вызвал: «Есть у меня к тебе предложение. Дело перспективное и, главное, нужное. Право, не знаю, что из этого получится и как это должно выглядеть».

Тогда впервые и была озвучена идея о создании Российского корпуса спасателей на правах государственного комитета. Дело быстро завертелось. 27 декабря 1990 года был создан Российский корпус спасателей, правда, далеко не в том составе, в котором планировалось. А 17 апреля 1991 года Президиум Верховного Совета утвердил мое назначение, и я вышел с заседания с тоненькой папочкой, в которой лежало только распоряжение о моем назначении на должность руководителя корпуса«.

Вот так внезапно инженер-строитель встал во главе ГКЧС. Организация эта была весьма непростая. В 1991 году ей передали самые настоящие войска в подчинение. В СССР существовали так называемые войска гражданской обороны, подчинявшиеся, соответственно, министерству обороны. Теперь они стали подчиняться ГКЧС. Кстати, а что делало ГКЧС во время ГКЧП? Вот хороший вопрос, наверняка же что-то делали. Не зря ведь Шойгу получил медаль «Защитнику свободной России», которая вручалась за мужество, проявленное в защите конституционного строя в период попытки государственного переворота 19-21 августа 1991 года.

Сам Шойгу вспоминал о событиях тех дней без особых подробностей:
«Мы же с ребятами в те дни обеспечивали связь. Собрали радиолюбителей на крыше Белого дома и развернули радиостанцию, чтобы передавать из осажденного здания сообщения по всей стране. А параллельно вместе с некоторыми прежними руководителями страны, сегодня уже отошедшими от дел, в кабинете Руцкого разрабатывали план по перемещению правительства, парламента и лично Бориса Николаевича Ельцина в Екатеринбург. Всем членам правительства до особого распоряжения предписывалось оставаться в Москве, а заместителям ведомств было дано задание отправиться по регионам и довести до местных властей решение российского руководства».

Совершенно неожиданно в 2012 году он был назначен губернатором Подмосковья, которым пробыл всего полгода. Не успели все удивиться этому назначению, как он, наконец, перешел на ключевую должность — министра обороны. Снова заговорили о том, что Шойгу будет преемником, рейтинги популярности снова поползли вверх.

Вместе с Шойгу в армию перекочевали и старые МЧСовские приемы. Освещение армии в СМИ возросло, негативных публикаций стало значительно меньше, каждое нововведение освещалось исключительно положительно. В отличие от Сердюкова, лицо которого вызывало инстинктивное желание начать обличать его в коррупции, мошенничестве и многих других злодеяниях, Шойгу — едва ли не единственный политик, который в широких массах обладает сугубо положительным имиджем.
Во-первых, против Шойгу никогда не было пиар-компаний, даже когда по делу «оборотней в погонах» залетел его ближайший помощник Ганеев, во-вторых, его деятельность 20 лет освещалась в сугубо положительном ключе. В-третьих, его внешность и происхождение чарующе действуют на советского человека (в этом также секрет популярности Амана Тулеева, например). Об этом замечательно свидетельствуют данные соцопросов по итогам первого года Шойгу на должности министра обороны.

«У россиян Сергей Шойгу вызывает прежде всего уважение (46%). Немало и тех, кто надеется на министра обороны (28%), доверяет ему (25%), симпатизирует ему (15%). Негативные эмоции встречаются куда реже: о недоверии говорят только 3%, о скепсисе — 2%, о разочаровании — 1%.
Назвать достижения Сергея Шойгу на посту министра обороны респондентам оказалось непросто: 48% затруднились с ответом. Остальные упоминают проведение регулярных военных учений, наведение порядка в армии (по 7%), поступление нового вооружения в войска (5%) и т.д.
При этом указать на провалы министра обороны подавляющее большинство россиян не смогли: 52% полагают, что их не было, а 45% затруднились с ответом».

Как хорошо видно по этим цифрам, люди доверяют Шойгу инстинктивно.
Что касается реальной деятельности Шойгу, то его нововведения четко делятся на пиар и реальные попытки реформ. Зачастую они одновременно сочетают в себе и то, и другое. Возвращение кадетов и суворовцев на военные парады, а также танковый биатлон, безусловно, — проходят по разряду пиара. Замена портянок на носки, а также появление душевых во всех казармах — одновременно и пиар, и попытки нововведений.

В целом по прошествии полутора лет уже можно сказать о трех наметившихся трендах, которым пытаются следовать в армии: грамотное освещение в прессе, гуманизация армии, декоммерциализация армии.

По разряду гуманизации проходят портянки, душевые, обещания внедрения шведского стола, создание так называемых научных рот. По разряду декоммерциализации — передача права на продажу непрофильной собственности. Ранее Минобороны само продавало свои ненужные активы, теперь этим занимается Росимущество. В отличие от Сердюкова, стремившегося сбросить весь затратный неликвид типа военных госпиталей, Шойгу этого не делает, сокращение госпиталей отменено. При Шойгу введены так называемые сквозные контракты, которые предусматривают не только поставки военной техники, но и ее дальнейший ремонт на заводах-изготовителях. То есть речь идет о контрактах на полный цикл существования техники. Считается, что это будет страховкой от возможных срывов оборонзаказов.

Кроме того, было прекращено сокращение военных городков, начатое при Сердюкове. Вернее, сокращение до той численности, которую планировал Сердюков. Теперь эти городки передаются на баланс муниципалитетов. Муниципалитеты реагируют по-разному: некоторые городки — весьма неплохой актив, тогда как от других пытаются всячески откреститься.
Ну и, наконец, была изменена военная форма. Теперь она стала похожа на американскую. Во всяком случае, она выглядит симпатичнее, чем убогое хаки 90-х. Шойгу также изменил свои погоны генерала армии. Раньше на погонах красовались четыре звезды в ряд — теперь одна, зато очень большая, «маршальская».

По слухам, именно Шойгу активнее всех выступал против ввода войск на восток Украины. Однако даже поражение на востоке Украины не поколеблет его позиций, в отличие от Путина, которому это может ударить по престижу. Шойгу был, есть и будет одним из теневых руководителей России, представитель крошечного кочевого народа с перепутанным именем имеет все шансы долго править Россией и после Путина, либо в качестве премьер-министра, либо президента.