Рыцарский орден тамплиеров — «Бедные рыцари Христа и храма Соломона»

Рыцарский орден тамплиеров — «Бедные рыцари Христа и храма Соломона» (Pauperes commilitones Christi Templique Solomonici), известен не только своими ратными подвигами. Тамплиеры оказались искусными финансистами и сумели выстроить мощнейшую банковскую империю. Начинал же один из богатейших орденов Европы, довольно скромно. Французский рыцарь Гуго де Пейн в 1119 году собрал нескольких родственников и сколотил из них небольшой отряд, призванный защищать паломников, направлявшихся на Святую землю.

Орден был так беден, что на всех не хватало лошадей — на одном коне часто ездили два человека. Именно эта сцена изображена на печатях ордена, которые сохранились до наших дней. В общем, они были настолько бедны, что сперва их так и называли — нищие рыцари. Зато их ордену задолжала вся Европа — от простых людей до могущественных правителей. Богатства тамплиеров росли стремительно, и казалось, что вскоре орден станет самой влиятельной организацией на континенте...

Прошло несколько десятков лет после образования ордена, и белые с красным крестом плащи храмовников стали внушать ужас на Востоке и зависть на Западе. После того как в 1128 году орден официально был признан на соборе в Труа, тамплиеры не сразу отправились домой, в Иерусалим. Сначала они разъехались по Европе, открывая отделения ордена, а главное — принимая пожертвования для благородной службы на Святой земле. Дары бывали разные: от медного гроша до огромных поместий, которыми наделили орден королева Португалии, французский король, граф Барселонский…

Орден постепенно набирал капитал, правда, не денежный, а моральный. Рыцари заработали себе добрую славу, и в награду им предоставили часть помещений в мечети Аль-Акса на Храмовой горе Иерусалима. С тех пор эти рыцари звались храмовниками или тамплиерами. Постепенно их становилось все больше и больше, популярность росла, и вот в орден рекой потекли пожертвования — деньги и земли. Кто-то пытался таким образом искупить собственные грехи, а кто-то инвестировал в развитие богоугодного дела.

Католические иерархи не остались в стороне: европейские прелаты передавали храмовникам земли, церкви, права сбора десятины! Не отставали купцы и ремесленники, отдававшие ордену дома, лавки, части угодий, среди пожертвований встречается и право использовать сено с какого-то луга, часть болота, амбар, скот, лошадей… Взамен дарители получали радость от совершения богоугодного дела и перспективу лежать после смерти на орденском кладбище. Тамплиеры сложили из пожертвований десятки своих экономических единиц — командорств. Деньги пришлись очень кстати: содержание боеспособных войск и замков в Палестине обходилось баснословно дорого.

Наконец, тамплиеры крепко встали на ноги и стали достаточно сильны, чтобы на них обратили внимание в Риме. Через 20 лет после основания ордена Папа Иннокентий II освободил тамплиеров от налогов, дал им право свободно избирать духовных лиц и пересекать границы государств. Кроме того, Папа особым актом поставил орден к себе в прямое подчинение. Это был прорыв в мир большой политики. Но тамплиеры так бы и остались одним из многочисленных орденов, если бы не поняли, как правильно использовать финансовые инструменты. Все это позволило храмовникам выстроить экономическую систему, с помощью которой можно было оказывать давление на королей, вести успешные войны, а потом восстанавливать разрушенное.

Орден разработал и успешно внедрил несколько инновационных для того времени решений, а также умело воспользовался уже имеющимися финансовыми схемами. Для финансовой поддержки действий на Востоке тамплиеры создавали в Европе финансовую корпорацию — по всем правилам средневекового банковского дела. Хронист Матвей Парижский в XIII веке оценил количество командорств в 9 тысяч, и это число явно завышено, но вот в цифре 800—900 сомневаться не приходится. Распределялись командорства неравномерно, орден еще не приобрел всеобщей известности, львиная их доля приходилась на территорию современной Франции. Вначале это были типичные сельские хозяйства, ведомые несколькими братьями или сдаваемые в аренду. Позже храмовники получили возможность выбирать для командорств места там, где было необходимо охранять паломников.

Первым делом орден купил у Папы право на проведение финансовых операций. Необходимость в таких операциях возникла из соображений безопасности. Путь в Святую землю из Европы был долог и опасен — всюду рыскали разбойники и убийцы, которые успешно грабили даже вооруженных рыцарей. Возить с собой деньги и драгоценности было очень рискованно. Очевидно по этим причинам храмовники ввели чеки. Небольшой кусок пергамента с отпечатком пальца владельца на сургуче заменял тяжелые кошельки, набитые монетами. Рыцарь приходил к тамплиерам и отдавал им свои деньги в обмен на чек. По всей Европе была раскинута широкая сеть филиалов ордена — прецепториев, в любом из которых рыцарь мог получить свои деньги, предъявив документ. В общем, классический банковский вклад. Тамплиеры даже выдавали выписку со счета — бумагу о текущем балансе клиента-крестоносца.

Храмовники занимались в том числе и кредитованием. Здесь они стали конкурентами итальянских и еврейских ростовщиков. Рыцарям выдавались ссуды на льготных условиях под 10 процентов годовых. В то время как другие кредиторы предлагали взять деньги под 40 процентов. Кредит тамплиеров выдавался под залог «земли и плодов ее». Рыцари закладывали свои замки вместе с натуральным хозяйством и часто расплачивались с орденом как раз курами, свиньями и прочим продовольствием. Это позволяло ордену заниматься благотворительностью — полученные товары шли на кухни для бедняков.

Финансовая империя тамплиеров разрасталась — все больше денег, недвижимости и рыцарей. И вот в некоторых регионах Европы орден берет на себя функции государства. Рыцари за свой счет прокладывают платные охраняемые дороги, строят укрепления, храмы, мосты. Бюджет ордена в те годы оценивается примерно в 8 миллионов ливров. Казна Франции в те годы составляла 2 миллиона ливров. Это был пик могущества тамплиеров. По сравнению с другими ростовщиками у ордена было неоспоримое преимущество. Он находился под защитой Папы Римского. Поэтому нападения на его помещения считались не просто преступлением, а святотатством. Помимо тюрьмы провинившегося ждало отлучение от церкви и проклятие. Криминальные элементы обходили стороной прецептории тамплиеров. Защита Рима была надежнее любых замков и стражников. Средневековые магнаты и толстосумы, зная об этом, отдавали ордену свои богатства на хранение.

Утрата крестоносцами Иерусалима в 1187 году заставила магистра задуматься об альтернативных источниках дохода, и командорства разворачивают полноценную банковскую деятельность: выдают займы, гарантируют чужие финансовые операции, осуществляют то, что мы называем денежными переводами. Каждому клиенту открывали текущий счет: всякий, внеся определенную сумму, скажем, в Нормандии, сможет спокойно получать ее где-нибудь в Акре, причем уже конвертированной: в марки, ливры, мараведи. Не надо дрожать перед грабителями в странствиях, достаточно иметь при себе лишь заемное письмо, для верности зашифрованное. Судя по всему, казначеи командорств умели распознавать подлинность этих писем.

Рыцари-финансисты кроме того осуществляли и безналичные расчеты, производя соответствующие записи в книгах. Заключались контракты даже об оказании услуг по аудиту и надзору за поступлением клиенту средств. В общем, современники говорили: «бухгалтерских книг в командорствах больше, чем духовных». Нельзя сказать, что тамплиеры изобрели банковские операции: многое они позаимствовали у ломбардских банкиров и итальянских купцов, но неоспоримо одно: благодаря сети командорств, покрывавших почти всю Европу, храмовники впервые создали транснациональную финансовую систему. И вскоре на пороге рыцарского банка выстроилась очередь из сильных мира сего...

Многим высочайшими особам были до крайности нужны деньги, чтобы поддерживать свою власть и вести войны. Куда же им идти, как не к храмовникам — самым искусным финансистам того времени?! Король Англии Генрих III наполнил казну, взяв кредит у ордена под залог своих бриллиантов. Долг удалось погасить только следующему правителю Эдуарду I. Король Франции Людовик IX одолжил денег у храмовников на собственный выкуп из плена после неудачного Седьмого крестового похода. Более того, тамплиеров используют как наемных менеджеров для финансового оздоровления. К примеру, министром финансов при французском короле Филиппе II был казначей ордена. При том же Людовике IX государственная казна хранилась у тамплиеров.

Существует и множество весьма странных фактов в истории ордена. Один из них касается флота тамплиеров. Для контактов с Англией у них имелись порты на побережье Ла-Манша и Северного моря. Но был еще один порт на берегу Атлантического океана, расположение которого нельзя логически объяснить, исходя из потребностей тамплиеров в Европе. Это Ла-Рошель. Расположенный в 150 километрах к югу от Нанта и на 70 — севернее Руана в устье реки Жиронды, на берегах глубокой бухты, он был хорошо укреплен и неприступен как с моря, так и с суши (в чем убедился позднее и кардинал Ришелье, принявший надлежащие меры). С этой точки зрения выбор тамплиеров нас не удивляет.

Ла-Рошель отнюдь не был для тамплиеров второстепенным пунктом. Резиденция, находившаяся там, контролировала обширный район, со всех сторон Франции к нему сходились семь «дорог тамплиеров». Рыцари тамплиеры чеканили свою монету, серебряную, а не золотую. В течение XII — XIII веков было произведено такое количество серебряных денег, что они стали обычным платежным средством. На эти деньги была развернута кампания по строительству величественных готических соборов по всей Европе: взметнувшиеся стрельчатые своды тонко рифленых арок и парящих контрфорсов заполняли доселе недостижимое пространство — все было устремлено ввысь и несмотря на тысячи тонн декоративного камня, вся конструкция производила впечатление невесомости и воздушности, напоминая готовые к старту космические корабли...

Из мифов и легенд индейцев мы знаем, что в Америку той поры прибыли монахи в белых одеждах и влияние их было чрезвычайно сильным. Пришельцы остановились в районе Чалько и через несколько лет получили подкрепление в виде еще одной группы переселенцев. Они не только внедрили в мышление индейцев ростки христианства, следы которого можно было найти еще пятьсот лет спустя, но и изменили их образ жизни. С давних пор золотое и серебряное производство Перу известно даже больше мексиканского: открытия неразграбленных захоронений позволили составить внушительную коллекцию великолепных образцов ювелирного искусства. Перуанцы умели плавить, ковать, сваривать металлы, отливать их в формы. Изготавливали биметаллические изделия, а также знали способы покрывать серебро золотом и медью.

Добыча драгоценных металлов Перу была прекрасно организована. Золото намывали в реках, стекающих с Анд — по многокилометровым каналам к золотоносным землям подводили воду тающих снегов. Такие каналы обнаружены около Тиауанако и в Чунгамайо, в окрестностях Ла-Паса. Золото добывали и в горных выработках. Еще и сейчас можно увидеть остатки золотоплавильного производства в Хуабамбе, где золото выплавляли из руды. А в Мачу-Пикчу обнаружены руины мельницы для размельчения золотоносного кварца. Серебро добывали в основном на рудниках района Порко, расположенного в горной цепи на восточном краю боливийского плато, на юго-восток от Тиауанако. Эти горы получили позднее у испанцев название Sierra de la Plata — Серебряная гора, а расположенный там город — Villa de Plata — Серебряный город. Очевидно и серебро, которым пользовались тамплиеры, добывалось в Южной Америке.

Возросшее могущество ордена не могло остаться без нареканий. Королей возмущала вольница храмовников, которые не подчинялись светским властям. Церковные власти, в свою очередь, также теряли над ними контроль. В итоге французский король Филипп IV Красивый, который был одним из самых крупных должников ордена, и Папа Климент V быстро нашли общий язык. Рыцарей обвинили в заговоре против европейских королей и ереси. В частности, им вменялось отречение от Христа и поклонение Бафомету — дьяволу. С согласия Папы Римского и при активном участии Филиппа IV тамплиеров арестовывали по всей Европе. Разгром ордена, начавшийся в 1307 году, длился несколько лет. По малейшему поводу рыцарей бросали за решетку или ссылали в монастыри.

В 1312 году тамплиеры были распущены, вся их собственность была передана лояльному Папе ордену госпитальеров. Филипп IV также присвоил себе значительные богатства. Захват имущества тамплиеров прошел успешно. Через два года с храмовниками расправились окончательно. Верхушка ордена отказалась от показаний, данных под пытками, и настаивала на своей невиновности. Их приговорили к сожжению на костре, как повторно впавших в ересь. Согласно легенде, последний магистр тамплиеров Жак де Моле проклял из огня всех, кто был причастен к уничтожению ордена: «Не пройдет и года, как я призову вас на Страшный суд!» Остается неизвестным, действительно ли он произнес эти слова. Папа Климент V не прожил после этого и двух месяцев. Осенью 1314 года умер Филипп IV. Три его сына, которых прозвали «проклятыми королями», также погибли. В итоге правящая династия осталась без наследников.

...В 1268 году, завоевав Северный Китай и Корею, Хубилай-хан потребовал подчинения и от Японии. Сегунат пренебрег его волей, и хан начал готовиться к захвату островной твердыни. В ноябре 1274 года флот из девятисот кораблей, несших сорок тысяч войска монголов, китайцев и корейцев, подошел к бухте Хаката на острове Кюсю. После успешного дневного сражения захватчики отошли ближе к ночи на свои суда. Но в тот вечер шторм грозил сорвать их с якоря, и кормчие были вынуждены выйти в море. Шторм, в конце концов, разметал флот погубив те корабли. В течение семи веков остатки монгольского флота лежали нетронутыми на морском дне рядом с Такасимой. И лишь изредка японские рыбаки вылавливали здесь сетями глиняные кувшины, каменные чаши и осколки фарфора.

В средневековье многие европейцы твердо верили, что в океане их подстерегает страшный морской змей, способный проглотить корабль. Они принимали различные "меры предосторожности", чтобы избежать гибели. Моряки обзаводились амулетами, потому что рисковали своей жизнью, а владелец корабля имуществом. Безопасность корабля и груза обеспечивалась тем, что на носу помещали вырезанную из дерева статую, изображение прекрасной девы, чтобы околдовать и сбить с толку злые силы, или чудовище, столь страшное, чтобы напугать их раз и навсегда. Черным тяжелым силуэтом на пламени заката высился идол, неподвижно и равнодушно созерцая туманную даль, где были когда-то гунны, сеятели смерти, разрушители Римской империи, а затем уже тьмы и тьмы Чингиза...

К началу XV века в Америке не осталось ни рыцарей, ни священников ордена тамплиеров. Даже самые молодые были уже давно мертвы, не оставив потомства из-за обета безбрачия. Сержанты ордена, те, что составляли экипажи кораблей и могли быть женаты, конечно же, не брали в поход своих жен. Их дети на Американском континенте были только метисами. Организационное строение государства, функции и звания остались, но мышление его обитателей было уже другим, так как сам этнос был уже иным. На смену их языку пришел язык науатль в котором остались только некоторые старые слова. В 1407 году началось нашествие с севера кочевых воинственных племен, среди которых были и ацтеки. Они захватывали города и земли, перенимали элементы другой цивилизации.

На момент появления конкистадоров страна тамплиеров была уже более полувека под гнетом завоевателей. Племена восставали время от времени против угнетателей, вступая в союзы с врагами Мехико. В 1519 году чальки дружески встретили Кортеса. Они называли его своим богом и рассказывали ему, что их предки говорили о том, что придут править ими бородатые люди с востока. Испанские хронисты отмечали, что чальки сразу встали на сторону конкистадоров и активно участвовали во взятии Мехико. Рождение новой континентальной империи связано с общей реконструкцией и индустриальным развитием, что необходимо для роста национальной славы и процветания грядущих поколений. Железо и сталь также увязаны с национальными приоритетами (таким образом возможно завоевать и Восток и Запад). Первый шаг для завоевания торгового и финансового контроля новой территории заключается в образовании монополий. Стремительно возвышаясь на крыльях экономического развития города оживляют свою торговлю и промышленность (но если сама основа денежного обращения — серебро, это часто вызывает противоречия с золотым стандартом).

Так закончилась история тамплиеров — эпоха былого интеллектуального расцвета, с трудом сдерживаемого церковью в рамках, гораздо менее жестких, чем те, которые допускала святая инквизиция. Впоследствии, очевидно за услуги оказанные в борьбе с сарацинами, король Диниш I основал орден Христа (с таким названием сохранился до XVI века). Корабли ордена плавали под восьмиконечными тамплиерскими крестами. Под этими же флагами в Индию отплыл Васко да Гама. Но для чего нужен был порт, находящийся далеко к югу от Англии и к северу от Португалии, дорога в которую была более безопасна и удобна по суше? На заре своей деятельности орден в глазах современников виделся как некий мистический институт. Рыцарей Храма подозревали в волшебстве, колдовстве и алхимии. Отправляясь в Америку, тамплиеры скорее всего полагали, что речь идет о временном убежище. Изолированные за океаном тамплиеры могли утолять свою жажду завоеваний и насаждать свою веру, которая в Европе граничила с ересью, среди многочисленных племен индейцев. Однако те расчеты не оправдались — орден безвозвратно исчез. Тем не менее его финансовая деятельность сильно повлияла на будущее развитие Европы. Через несколько веков многие экономические наработки ордена стали фундаментом для становления раннего капитализма, а также помогли развитию банковского дела.