Я феминист или сексист?

09.04.2018

Прочитав в Википедии коротко о феминизме и сексизме, я понял, что я сексист.

Ну, так получается, если прочитать статью о сексизме.

Я - против сексизма и любого другого унижения по какому-либо критерию: расе, национальности, месту рождения и так далее.

Я не люблю тупиц и лентяев.

Тупицы – это люди, которые считают, что только их точка зрения единственно верная.

Лентяи – это люди, которые всю жизнь «сидят на трибуне» и делают 2-3 движения раз в год.

Я искренне не понимаю, почему проявление заботы к женщине является сексизмом, а не проявлением заботы.

Придержать дверь, помочь одеться, подать руку при выходе из машины – это нормально, с моей точки зрения. Уступить место беременной женщине в транспорте – нормально.

Однако с точки зрения теории сексизма я унижаю кого-то.

Я действительно не понимаю, в чем здесь унижение.

Хорошо, допустим, кому-то это не нравится, бывает.

Можно же просто сказать – мне не нравится.

Совершенно не вижу никакой проблемы спокойно договориться о правила игры.

Мужчина пытается уступить место пожилой женщине, ей не нравится этот жест, и она спокойно говорит, что ей это не нравится.

Всё понятно, все спокойно.

Но так бывает очень редко, поэтому из агрессивной реакции появился феминизм.

При этом я считаю женщин потрясающими созданиями по всем критериям (красоте, уму, чувствительности, силе, выносливости и так далее), кроме одного – самоконтроля. Тут у женщин иногда не получается…

Я тогда кто – феминист или сексист?

И то, и другое, по моему мнению, просто тупое проявление агрессии.

Что с того, что по-английски продавец это salesman?

Что, сложно придумать слово saleswoman?

В русском языке тоже полно слов мужского рода: врач, строитель, водитель, директор.

И что?

Тысячи умнейших женщин работают по этим профессиям, и никто не придаёт значения, «директор» или «директриса» руководит организацией.

Я сторонник золотой середины, без агрессии. Вообще, конечно, это потрясающе, что люди не умеют использовать язык для общения и выражения простейших мыслей.

Опять и опять мы возвращаемся к программам-паразитам в наших головах.

И это одновременно и удивительно, и печально.