Хворостовский обожал Армению, и это было взаимно: памяти великого певца

30.03.2018

Опустела без тебя земля... Эту строку из известной песни могли повторить ошеломленные горем поклонники Дмитрия Хворостовского не только в России. Его знали, любили, им восхищались миллионы слушателей во всем мире. Известность певца была планетарной.

Все знали, что он неизлечимо болен. Но никто не верил, никто не представлял такого конца. Никогда смерть не является справедливой. Но смерть Хворостовского ужасно несправедлива: в расцвете творческих сил она вырвала из жизни выдающегося артиста, прекрасного баритона, человека с ослепительной улыбкой и светлой душой. Это невосполнимая потеря не только для его многочисленных поклонников, но и всей мировой оперной сцены. Ушел человек, чье место, конечно же, останется не замещенным в течение многих лет. Никакая фотография, никакие видеозаписи, никакой фильм не воссоздадут в памяти образ того певца, каким он был. Этот образ соткан из сновидений и музыки, звучавшей внутри нас. Давно ставший символом совершенства, недосягаемого мастерства, звезда его всегда сияла своей исключительностью.

БЛЕСТЯЩИЙ ВОКАЛЬНЫЙ СТИЛЬ ПЕВЦА, ДРАМАТИЗМ ИГРЫ, цельность воплощенных сценических образов поставили Дмитрия Хворостовского в первый ряд артистических имен XX века и нового столетия. О нем заговорили сразу с первого его появления на сцене Красноярского театра оперы и балета. Открывали чудо-талант певца, на которого природа не поскупилась: красотище-голос, слух, музыкальность, внешне хорош. Появился в далекой Сибири и в одночасье, как магнитом, притянул к себе внимание, "завербовал" армию поклонников и снискал признание у музыкантов-профессионалов, критиков. Сенсация! Тем, кто слушал певца в начале творческого пути, уже тогда был ясен масштаб этой личности. Шли годы. Талант его мужал, ширился. Рос репертуар.

Дмитрий прилагал все усилия, чтобы стать достойным своего таланта, подаренного ему природой. Он хотел быть прежде всего человеком и только потом артистом, чтобы артист стал действительно великим. Он был человеком и очень большим певцом. Он заслужил того, чтобы быть прославленным, подчас возвышенным на сцене, дополняя величие духа совершенно великолепной цельностью характера. Он был не только красив, но обладал всеми внешними данными оперного героя. В театре есть немало талантливых певцов, но лишь один он соответствовал "золотому сечению" героя по фигуре, размаху плеч, один он обладал всем тем, что вписывает артиста в сценическое пространство, что делает живым пространство, его окружающее.

Где бы ни выступал певец - в Вигмор-холле в Лондоне, нью-йоркском Метрополитен-опера, миланском Ла-Скала, Карнеги-холл в Нью-Йорке, Большом концертном зале им. Чайковского, Концертном зале Сантори-Холл в Японии, Королевском театре Ковент-Гарден (Лондон), Баварской государственной опере, Лирической опере в Чикаго, Мариинском театре Санкт-Петербурга, московском театре "Новая опера", оперной сцене Зальцбургского фестиваля - он всюду вызывал восторг. Певец в совершенстве владел этой чистой и высокой формой мастерства, которая является лицом настоящего искусства. В течение всей своей творческой жизни он напряженным трудом утверждал силу и авторитет своей личности, и вместе с тем день ото дня росло его исключительное дарование.

ДМИТРИЙ ХВОРОСТОВСКИЙ БЫЛ ВОСТРЕБОВАН ЕДВА ЛИ НЕ ВО ВСЕХ театрах мира - от Дальнего до Ближнего Востока, от Австрии до Южной Америки, Японии. Он стал первым оперным исполнителем, который дал сольный концерт с оркестром и хором на Красной площади в Москве, телевизионную версию которого транслировали более чем в 25 странах. Невозможно забыть и серию его концертов "Хворостовский и друзья", гостями которых были такие выдающиеся исполнители, как Рене Флеминг, Барбара Фритолли, Элина Гаранчи, Суми Чо, Иохас Кауфман, Марчелли Джорда и другие. А его грандиозный тур по городам России с концертами, посвященными памяти воинов, погибших в Великой Отечественной войне!

Классика отдала Дмитрию Хворостовскому все свои жемчужины. Он продемонстрировал свое мастерство в исполнении таких баритональных партий, как Евгений Онегин ("Евгений Онегин"), Елецкий ("Пиковая дама", Чайковский), Грязнов ("Царская невеста" Римского-Корсакова), Жермон ("Травиата"), Де Луна ("Трубадур"), Родриго ("Дон-Карлос"), Риголетто ("Риголетто" Верди), Симон Бокканегра (Симон Бокканегра" Верди), Сэр Ричард Форт ("Пуритане" Беллини), Альфио ("Сельская честь" Масканьи), Сильвио ("Паяцы" Леонкавалло), Граф ("Свадьба Фигаро" Моцарта) и другие. Он насыщал новизной своей личности старые образы, обдавая их огнем своего темперамента.

А сколько красоты, богатейших оттенков и нюансов в исполнении русских народных песен, романсов русских классиков - Рахманинова, Чайковского, Глинки... Радость, муки, удаль, страсть героев, даже те чувства, которые только намеком отмечены композиторами, он делал яркими, выпуклыми. Все это вызывало в слушателях чувство благодарности даже после того, как переставал звучать его волшебный голос. Концертный репертуар певца варьировался, конечно, в зависимости от страны, где он выступал, но неизменным оставалось одно - волшебство его искусства. И слушатели, зачарованные звучанием его прекрасного голоса, конечно, не думали в этот момент о совершенной вокальной технике, позволяющей певцу свободно владеть всей палитрой техники.

Напрасно искать подобного исполнения у других известных певцов. Хворостовский достигал ни с чем не сравнимой силы выражения в передаче человеческой любви и страсти. И многое из того, что поют и пели другие, открыл только он, только он превратил скромные романсы в высокие образцы вокальной музыки. Исполнение арий из опер русских и западноевропейских композиторов он превращал в свою тему: к радости - через борьбу, к гармонии - через мятеж.

Хворостовский выходил на сцену и слушатели - при всех различиях обстоятельств и убеждений - испытывали одно всеохватывающее чувство: чувство счастья. Они отрывались от мелкого, преходящего, бездуховного, думали о непреходящем, вечном. Откровения, добытые его талантом, он делал и нашим неотчужденным достоянием.

ВЫДАЮЩЕГОСЯ ПЕВЦА ХОРОШО ЗНАЛИ И ЛЮБИЛИ И В АРМЕНИИ, где он неоднократно выступал, где имел немало друзей. Многие слушатели в Москве, уверена, хорошо помнят выступление Дмитрия в Большом зале Московской консерватории с двумя коллегами из Армении, блистательными певцами - Гегамом Григоряном и Барсегом Туманяном в начале 90-х годов. Музыкальный критик Алексей Парин, рецензируя концерт в "Культуре" писал о Хворостовском: "Баритон Дмитрий Хворостовский, самый прославленный из участников вечера, делающий головокружительную карьеру на Западе, в полную меру проявил в этом концерте свое истинное артистическое нутро. Вообще говоря, сенсационный успех и вертикальный взлет в карьере певцу обеспечил не только его голос редкой красоты, но и особый подход к привычному материалу. Хворостовский напитывает чисто лирические вещи таким внутренним драматизмом, что музыка приобретает новое измерение. Сознаюсь, что в этот вечер Хворостовский как артист впервые убедил меня - и убедил безоговорочно... Весь этот трепет жизни (Блок) волной катился на присутствующих, застигал врасплох даже самых привередливых и повергал в состояние прострации... Он представал как голос тайной страсти, средоточие внутреннего напряжения".

Художественный руководитель и директор Академического оперного театра им. Спендиарова Константин Орбелян в беседе с автором этой статьи отмечал, что огромная часть его жизни - это работа с выдающимся Хворостовским, с которым в последние 17 лет давал десятки концертов в год, записал около двадцати компакт-дисков. В оперном спектакле "Демон" Рубинштейна партнером Дмитрия выступила восходящая звезда, дочь Гегама Григоряна - Асмик (сопрано).

Слушая выступления певца, становишься свидетелем зрелища, исполненного глубокого личного драматизма. Голос его живет и трепещет в совершенном слиянии страстей, контрастов, лирических и драматических переживаний. Здесь дух повелевает его голосом. Все взрывы и спады, все мощнейшие кульминации - это не демонстрация поразительной техники. Это выстраданная судьба, своего рода автопортрет интерпретатора, столько познавшего и пережившего... Он сам здесь предстает существом, словно разгадывающим с подлинной страстью и болью смысл и цель своего существования на этой земле...

Один из своих последних концертов Дмитрий Хворостовский дал в родном Красноярске, по окончании которого артисту было присвоено звание почетного гражданина Красноярского края.

Прощание с артистом пройдет в Москве 27 ноября, в Концертном зале им. Чайковского. Согласно его завещанию, прах его будет кремирован. Прах захоронят на Новодевичьем кладбище и родине певца - в Красноярске. А его бессмертный голос навсегда останется с нами.

Наталья Гомцян, ГА