Когда-нибудь я научусь менять настоящие имена на фальшивые не теряя ощущения реальности описываемой сцены

31.07.2018

Это одна из историй о том, как Москва разбила мне сердце, разорвала душу в клочья и пинком отправила домой.

Нас на кухне трое. Почти как в песне. Я почему-то мерзну, одета, как будто только что с улицы пришла. Им нет до меня дела. Кажется, им даже друг до друга нет дела. Хочется сетовать на то, как смартфоны крадут наше общение, но разве мы бы общались, если бы у нас не было смартфонов. О, думаю, каждый из нас троих нашел бы хороший способ игнорировать остальных.

Андрей развалился на диване у стены. Не понимаю, что он нашел в этом диване и в этой кухне. Он не выглядит, как человек, которому хочется находиться в чьем-то обществе и, тем не менее, он сидит на жестком диване с колючим пледом в компании двух людей. Вместо того, чтобы наслаждаться одиночеством в своей комнате, пока есть такая прекрасная возможность.

Я вижу его третий раз. Мы познакомились три дня назад, когда я вернулась с прогулки. Столкнулись в прихожей. Он безразлично посмотрел на меня и сказал «Здрасьте» таким тоном, от которого на моей голове прибавилось седых волос. Такой старой я себя ощутила. Не каждый день двадцатилетние парни обращаются к тебе на «Вы». Тогда он мне не понравился. Наверное, я не рассмотрела.

Потому что на следующий день утром вошла в кухню и задумалась, а его ли человека вообще я видела вчера. Или это снова проблемы с восприятием?

Мы не перекинулись с ним ни словом. И у меня была возможность составить о нем одно единственное мнение - Андрей, черт возьми, красивый. Какой же он красивый, этот Андрей. Без всякой пошлости в мыслях. Я думала, такие, как он, обязательно должны быть тощими наглыми воронятами. А потом Андрей встал и свалил с кухни, чтобы надеть майку. Боже, серьезно?

Сейчас я вижу его третий раз. Он в очках. Парни с такой фигурой носят очки? Вертится в моей голове. Как у парней с такой фигурой вообще могло быть плохое зрение? Парни с такой фигурой и такой прической курят у подъездов, а на них вешаются красивые девчонки с цветными волосами. А Андрей лежит на диване в кухне и уже час не отрывает глаз от телефона.

- Андрей, ты дохера красивый, - хочется сказать ему.

- Андрей, спасибо, что ты не гребанное клише, - но я молчу.

Молчу и думаю о том, как загадочна человеческая красота. Понятие красивый и некрасивый существуют. И я применяю оба эти понятия к людям. Но, задумываясь, понимаю, что никогда еще не встречала некрасивых людей. Разбери внешность человека на детали. Руки, ноги, плечи, пальцы, волосы, глаза, губы, спина, грудь, шея, уши. Посмотри на них с разных сторон. Слева. Справа. Сзади. Спереди. (сверху не смотри, никогда не смотри на людей сверху). И однажды в душу тебе западет что-то, что сделает некрасивого человека в твоих глазах самым прекрасным.

Поразительно. Думаю я. И чуть не произношу вслух.

Ваня не красивый. Он обаятельный. Бывают такие люди. Внешне - слишком обычные. Но стоит им начать делать что-то, как он преображаются. И словно бы сияют изнутри. Я знаю, о чем говорю. Прошлой ночью мне довелось узнать, что Ваня из рода тех ботаников, которые нравятся девушкам. Милые, добрые, доверчивые, понимающие, брошенные в жизнь, но не совсем осознающие, что же с ней делать.

Ваня - то самое гребанное клише. И у него красивые руки.

- Это не руки, это, блять, произведение искусства, - хочется сказать мне.
Но я старательно молчу.

Нас на кухне трое. Никому ни до кого нет дела.

Их на кухне двое. Я хлопаю дверью, щелкаю колесиком зажигалки раз, два, три, пять, десять. Только искры летят.

- Ребят, зажигалки, конечно, ни у кого нет? - облокачиваюсь на стену, не доходя до дверного проема в кухне. Вижу спортивные ноги Андрея. Кажется, его нереально светлый цвет волос натуральный. Вижу спину и узкие плечи Вани.

- Нет, - это первый раз, когда я четко слышу голос Андрея. У парней с такой фигурой должен быть вот такой голос. Его не описать, его просто хочется слушать.

Боже, скажи же еще что-нибудь.

- Очень жаль, - вздыхаю, разворачиваясь.

Ваня. Мысленные сигналы сос. Сос, Ваня. Как же ты не улавливаешь, мне нужна твоя помощь. Ваня, мне нужна зажигалка в твоих руках.

- Наоборот хорошо, - с легким безразличием бросает Андрей и снова заваливается на диван.

- Ничего хорошего на самом деле, - ворчу. Мне ужасно скучно, и мысли жрут меня изнутри. Да, я ведусь на красоту. И что поделать с тем, что каждый человек красив. И больно делается от того, что больше не слышу красивый голос Андрея. От того, что не могу пересилить скромность и разглядывать его так бессовестно, как Ваню.

Сос, Ваня. Прикури мне сигарету. Как прошлой ночью. И забери гулять.  Да, я ведусь на поступки, сделанные для меня. Мне больно делается от того, что вчерашнюю ночь уже не повторить. От того, что столько слов в моей голове предназначается ему, а он не умеет читать мысли.

Нас на кухне трое. Андрей встает и уходит. Ваня держит свой смартфон двумя руками. Двумя прекрасными руками. Мне взгляда невозможно оторвать.

Часы тихонько, словно боясь потревожить, отстукивают два часа ночи. Как же вы вот так сошлись, мать вашу, в одной тесной кухне. Человек прекрасный снаружи. Человек прекрасный внутри. Так не хочется уезжать с этой квартиры с окраин Москвы. Так хочется, чтобы такие ночи никогда не кончались.