Судьба младшей дочери А.С.Пушкина

27 мая 1836 года Александр Пушкин написал в письме Павлу Нащокину:
«Любезный мой Павел Воинович, я приехал к себе на дачу 23-го в полночь и на пороге узнал, что Наталья Николаевна благополучно родила дочь Наталью за несколько часов до моего приезда... на другой день я ее поздравил и отдал вместо червонца твое ожерелье, от которого она в восхищении. Дай бог не сглазить, все идет хорошо...»

«Дочь поэта Пушкина, высокого роста, чрезвычайно стройная, с великолепными плечами и замечательною белизною лица, сияла каким-то ослепительным блеском. Несмотря на малоправильные черты лица, напоминавшего африканский тип её знаменитого отца, она могла называться совершенною красавицей. И если прибавить к этой красоте ум и любезность, то можно легко представить, как Наталия Александровна была окружена на великосветских балах и как около неё увивалась вся щегольская молодёжь в Петербурге», — писал известный романист М.Н. Загоскин.

В юности Наташа влюбилась в Николая Орлова, сына главы Третьего отделения граф А. Ф. Орлова (преемника Бенкендорфа). Молодой человек также без памяти был влюблен и уже собирался просить ее руки, однако его могущественный отец был категорически против родства с «дочерью какого-то сочинителя, убитого на дуэли» и под благовидным предлогом отослал сына из России.

Своенравная Наталья поступила неожиданно — она быстро нашла себе нового избранника. Им стал Михаил Дубельт, сын начальника штаба корпуса жандармов генерала Дубельта, подчинённого... отца Николая Орлова. Родные Наталья были далеко не в восторге от такого выбора — Михаил слыл повесой и картежником, — но отговорить Наталью не смогли. В 16 лет она вышла замуж. И чуда не произошло. Михаил очень быстро проиграл приданое — 28 тысяч серебром, с женой был груб, бешено ревновал ее, скандалил и даже бил. Случалось, что даже летом госпожа Дубельт выходила из дома в закрытом платье с длинными рукавами и под темной густой вуалью.

Тем не менее, Наталья родила троих прекрасных детей, она содержала один из лучших домов в столице и блистала на балах и раутах. Вскоре слухи о бесчинствах ее мужа дошли до императора Александра II и генерал был отстранен от должности и отправлен в бессрочный отпуск. В 1862 году Наталья с детьми поселилась в Словакии, у тетушки, которая была замужем за австрийским бароном. А получив от мужа заявление о грядущем разводе, она оставила детей на попечение родных и отправилась путешествовать по Европе.

В Германии Наталья встретилась с принцем Николаем Вильгельмом Нассауским. Они уже были знакомы — в 1855 году принц приезжал в Россию на коронацию Александра II. Тогда он был покорен 18-летней Натальей, и встреча через 10 лет показала, что его чувства не утихли. Вскоре принц попросил ее руки. Руки разведенной женщины с тремя детьми, к тому же не знатного рода и иностранки. 1 июля 1867 года в Лондоне они обвенчались.

Ради своей любви принц отказался от прав на престол. Муж выхлопотал для супруги титул графини Меренберг — по названию крепости, являющейся родовым владением принцев Нассау, и они поселились в Висбадене.
Новый брак Натальи, в отличие от первого, был долгим и счастливым. Принц обожал свою жену! Она родила ему сына и двух дочерей. Дворец, где они жили с принцем, её стараниями был превращён в музей. Хозяйку окружала атмосфера любви и почитания. В их дом были вхожи литераторы и музыканты, в галерее собрана богатая коллекция редких картин, садовые цветы знали прикосновение её рук. Она много читала почти на всех европейских языках, путешествовала, была отличной наездницей.

Принц Николай-Вильгельм Нассауский с женой Натальей Александровной Пушкиной-Дубельт, графиней Меренберг, 1880-е годы, Висбаден, фотограф Фриц Борнтрегер
Принц Николай-Вильгельм Нассауский с женой Натальей Александровной Пушкиной-Дубельт, графиней Меренберг, 1880-е годы, Висбаден, фотограф Фриц Борнтрегер

Через несколько лет Наталья задумала опубликовать письма Пушкина к Гончаровой. Ей хотелось донести слог своего отца до других поколений. За помощью она обратилась к Ивану Сергеевичу Тургеневу. «Это один из почётнейших фактов моей литературной карьеры, — писал Тургенев. — В этих письмах так и бьёт струёй светлый и мужественный ум Пушкина, поражает прямота и верность его взглядов, меткость и невольная красивость выражения. Писанные со всей откровенностью семейных отношений, без поправок, оговорок и утаек, они тем яснее передают нам нравственный облик поэта». Иван Сергеевич искренне и сердечно благодарил графиню Меренберг за поступок, на «который она, конечно, решилась не без некоторого колебания», и выразил надежду, что «ту же благодарность почувствует и окажет ей общественное мнение».

Однако идея эта показалась удачной не всем. Когда в первых номерах «Вестника Европы» за 1878 год были опубликованы эти письма, на дочь поэта обрушилась целая волна общественного негодования. А братья Натальи, Александр и Григорий, даже хотели вызвать Тургенева на дуэль за оскорбление чести семьи. 

В конечном итоге скандал утих. Наталья Александровна прожила долгую и яркую жизнь, до конца которой она не теряла интереса к России, а своих детей выучила русском языку.

Н. А. Пушкина-Меренберг умерла в Каннах 10 марта 1913 года. Похоронить ее, морганатическую супругу, рядом с мужем не могли, поэтому Наталья завещала рассыпать свой прах на могиле Николая Нассауского в Висбадене.