Мобильник

31.03.2018

Я ни кому и ни когда не рассказывал об этом случае, наверное, ни когда и не расскажу. Но выговориться мне нужно, и я расскажу о нём тебе, Кусок Клетчатой Бумаги. 
Стояло засушливое лето, но в эту ночь небо, наконец, решило пролить свои слезы. Я возвращался с гулянки на природе, когда хлынул ливень. Мокрая одежа, вода, хлюпающая в кроссовках, добавились к моим досадам. Казалось, все в эту ночь было против меня. Из-за ссоры с одноклассниками, которая разгорелась из пустяка и переросла чуть ли не в драку, мне пришлось пробираться в темноте по лесу, подсвечивая себе дорогу затасканным мобильником, выйти на асфальтированную дорогу и идти пешком около полутора часов. Вместо этого я мог бы сидеть в сухой палатке, пить пиво и слушать веселую болтовню друзей. Это выводило меня из себя. Я корил себя за глупость, корил одноклассников за непонимание, корил себя за гордость, их за ханжество. 

Для того, что бы ты понял что мною двигало, Кусок Клетчатой Бумаги, я расскажу немного о себе. Мои родители не богатые люди, работяги из тех, что всю жизнь гнут спину в бюджетных учреждениях и получают за это гроши, на которые с трудом можно одеть и прокормить семью. В то же время в школе я видел, как дети из более благополучных семей легко тратили деньги в количествах запредельных для меня, носили хорошую одежду, когда как я донашивал за старшим братом, поэтому я постоянно чувствовал свою ущербность. Но больше всего меня терзало отсутствие дорого многофункционального сотового телефона, даже не самое его отсутствие, а то, что не было возможности его приобрести в ближайшем будущем. Я думал, что будь у меня такой телефон, мой статус среди одноклассников вырос бы. Сейчас я понимаю, что это мало бы что изменило, но хороший мобильник был моей мечтой.
Я шел по мокрому асфальту, а проливной дождь превратился противную морось. Я проделал уже половину пути, когда меня обогнала «двенашка». Лихой водитель объезжая колдобину с одной стороны дороги, заехал в лужу - с другой, окатив меня грязной водой. У меня сложилось мнение, что он сделал это нарочно. Секунду я прибывал в ступоре, а потом взорвался криком. Я орал что есть сил до хрипа в голосе. Я вспомнил все матерные слова, какие только знал. Когда волна гнева схлынула, моя беспомощность продолжала постанывать: «Сука, сука, сука…».
Минут через пятнадцать я заметил свет фар, пробивающийся сквозь лес. Мне показался странным угол, под которым он льется. Луч свет был направлен скорее в небо, чем в горизонт. Я подумал о «двенашке» и немного перетрусил. Весь свой праведный гнев я выплескивал в нечто, я знал, что меня ни кто не услышит, и я ни когда не узнаю кто был за рулем и мне не придется отвечать за свои слова. Если бы это был он, я был бы вынужден подойти и предъявить ему свои претензии или же униженно пройти мимо. Однако мне было не из чего выбирать.
Когда я вышел к повороту, я понял причину, по которой фары светили на макушки деревьев. Водитель «двенашки» не справился с управлением. Слишком большая скорость на мокрой и разбитой дороге сделали свое дело, в повороте машину занесло и она со всего размаху въехала в ствол дерева, которое росло на краю оврага огибаемого дорогой. От удара машину развернуло, и она задом сползла в овраг.
Когда спускался к машине, я упал, сильно ободрал себе руку и порвал рукав толстовки. Чертыхнувшись, я поднялся и подошел к машине с водительской стороны. Стекло дверного окна было разбито, лампочка в салоне горела, и я без труда смог осмотреть автомобиль изнутри. В машине не было пассажиров, только водитель. Его тело безвольно лежало на кресле. Правая сторона головы разбита так, что сложно различить черты лица. Шея и грудь залиты кровью. Водитель в сознании, из его легких слышны хрипы и бульканье, а левый глаз смотрит в потолок и быстро мигает. Я осматриваю его и пытаюсь понять, как ему помочь. При этом переступаю с ноги ногу и повторяю: «Что же делать!? Что же делать!?», мне вторит включенный сигнал поворота «тек-тэк-тек-тэк» словно напоминая, что время уходит.
- Скорую… - прохрипел водитель. Я заметил, что я весь трясусь, когда полез в карман за телефоном, с третьей попытки я его достал, нажал на кнопку, но крохотный дисплейчик моего телефона ни как не хотел загораться. Несколько минут я в панике жал на все кнопки телефона в надежде, что он все-таки включится, но тщетно. Я понял, что слабенький аккумулятор моего старого телефона сел от того, что я довольно долго использовал его в качестве фонарика.
- Батарейка села, я не могу позвонить! – в панике сказал я. 
- Возьми… в куртке…- с трудом выговаривая слова, сказал он. 
Я осторожно двумя пальцами, словно прикасаясь к чему-то заразному, достал телефон. Взял его поудобней. Это был новенький телефон, как раз такой, какой я хотел. Тут у меня в голове что-то щелкнуло. Я сжал его в руке и стал выбираться из оврага. Это решение я оправдывал тем, что я восстанавливаю справедливость. Нельзя вести себя так по-хамски на дороге и он сам виноват в этой аварии, лихачество до добра не доводит. Наверное, если бы я позволил себе задуматься над тем что же я делал, я бы вызвал скорую и вернулся к водителю, помог бы ему чем смог. Но я силой заставлял себя не думать об этом, постоянно повторяя про себя свою неубедительную легенду о справедливости. 
Некоторое время я шел по дороге, но тут у меня возникла мысль, что если меня увидят в таком виде неподалеку от аварии, решат, что я побывал в ней и остановят, тогда может вскрыться кража мобильника. Моя фантазия нарисовала еще массу сценариев развития событий с плачевным для меня исходом. В итоге я решил свернуть с дороги и пойти через лес. К тому же по моим расчетам мог срезать путь. Светало, я уже мог спокойно перемещаться по лесу.
Зазвонил украденный телефон. Это случилось для меня очень неожиданно. Меня окатило волной страха. Я не знал что делать, сбросить ли вызов или подождать пока он прекратит сам. Я посмотрел на имя звонящего. «Мама». Мое сердце упало в пятки. Я сбросил вызов и выключил телефон. Нашли ли его или еще нет раз мать звонит на его номер? Если нашли, это не значит, что матери успели сообщить. Эта мысль меня немного успокоила.
С этого момента в мою голову стали лезть параноидальные мысли. Я где-то когда-то слышал, что включенный мобильный можно отследить территориально, что телефон даже с другой сим-картой можно найти. Потом я подумал о том, как объясню где взял этот телефон, если у меня его обнаружат родители или брат. Как они сопоставят день когда я пришел, весь грязный, в рваной одежде, день аварии и непонятно откуда взявшийся телефон. Я пал в безысходность и в конечном итоге просто выбросил его.
В лесу я заблудился и до дому добрался только к обеду. Перед родителями оправдался тем, что ночью из-за того что не мог уснуть на природе и решил вернуться домой, пошел через лес, думая, что срежу путь, но заплутал. 
Позже я узнал, что водителю было двадцать лет и он умер, не дождавшись помощи, в семь часов утра.
Спасибо, что принял мои слова, Кусок Клетчатой Бумаги. Я слышал, что бумага терпит все.