Большой размер

31.03.2018

Я не очень хорошо разбираюсь в законах и во многом другом, поэтому не судите меня за незнание всяких нюансов судебного процесса. В конце концов, это же просто рассказ для души.

- Обвиняемый, вам четко ясно, в чем вас обвиняют? – судья обратилась ко мне, глядя на меня с соответствующей для ее должности строгостью.
- Не совсем.
- Обвинитель, объясните, пожалуйста, за что вы подали в суд на обвиняемого?
Обвинитель – моя соседка, зрелая женщина, но полная дура.
- Он постоянно и демонстративно переходит рамки приличия и морали!
- Каким образом? – спросила судья.
- Он постоянно ходит голый! У себя во дворе, на улице по дороге в магазин и в прочих местах. Абсолютно без одежды! А у меня пятнадцатилетняя дочь и внуки иногда приезжают. Я считаю, что это недопустимо. Необходимо положить этому конец. Я пыталась сама решить этот вопрос с ним, но он абсолютно не идет навстречу. Я вынуждена была обратиться в суд.

- Обвиняемый, это правда?
- Не совсем. Я делаю это совсем не демонстративно. Если ей и попадается на глаза мой инструмент, то только потому, что она сама на него смотрит. И совсем не из-за того, что я им размахиваю. – по залу пошел смешок. Стук-стук молотком! Все притихли.
- Следите за своей речью, обвиняемый, выражайтесь официальным языком.
- Извините.
- Вы можете объяснить суду, почему вы ходите без одежды в публичных местах?
- Конечно могу. Я считаю, что человек имеет право ходить в чем хочет и точно так же ходить без одежды. Здесь нет ничего неприличного. Это все природно и естественно. Почему это я должен прятать что-то? Я ношу одежду, когда мне холодно или для защиты. Я просто живу в мире и не делаю ничего плохого. Покажите мне, где в законе написано, что где-либо запрещено показываться в обнаженном виде и я перееду в другую страну, так как считаю подобное бессмысленным ущемлением прав и свобод человека.
- А почему вы сейчас в одежде?
- Я два раза приходил голым, но меня не пустили в здание суда. Если не пришел бы на заседание и в третий раз, то на меня бы наложили штрафные санкции.
- Понятно. Обвинитель утверждает, что вы были замечены возле школы в возбужденном состоянии. Как вы это объясните?
- Что вы имеете в виду под словами «возбужденное состояние»?
- Вы поняли, о чем я.
- Никак нет, уточните, пожалуйста.
- Обвинитель, уточните.
- Он ошивался возле школы во время большой перемены, когда во дворе полно детей, со стоячим, извините, членом! Он извращенец! У меня свидетели есть…
- Обвинитель, соблюдайте спокойствие и подбирайте выражения. Обвиняемый, как вы объясните сказанное вашей соседкой?
- Согласен, член стоял. Но я совсем не извращенец и не педофил! Так часто меня любит называть многоуважаемый обвинитель. Это был утренний стояк. Извините, но я не знаю, как это можно объяснить официальным языком. – опять смех в зале. Стук молотка, судья призывает к спокойствию. – Такое бывает иногда утром, непроизвольная эрекция. Мужчины подтвердят. Многим наверняка доводилось объяснять своим женам, что им на самом деле никто не снился и мыслей о другой не было. В тот день я проснулся поздно после празднования дня рождения друга и действительно проходил мимо школы. Так я ведь живу рядом с ней. Я шел в магазин за минералкой. Он бы стоял, даже если я был бы в штанах. Так что теперь, я педофил? Тем более, что меня никто из детей не заметил.
Ссылаясь на необычную тему судебного разбирательства, судья уже не так строго относится к тому, что некоторые вещи называют своими именами.
- Обвиняемый, как долго вы ведете подобный образ жизни?
- Почти три года.
- Обвинитель, почему вы заявили на обвиняемого только сейчас?
- Он все время пытается совратить мою дочь, она сейчас в таком возрасте, ну вы понимаете… Стала подглядывать в соседний двор. Я пытаюсь уберечь ее от порока.
- Тут скорее потерпевший я, а не вы, - возразил я. – Я тут ни при чем. А вот когда вашу таксу жучил уличный пес на глазах у моих детей, вы просто стояли и хохотали, как он смешно подымает ее передними лапами. А мне потом целую лекцию детям пришлось читать.
- Обвиняемый, вы живете с детьми?
- Нет, они живут с моей бывшей женой, но часто приходят ко мне в гости.
- И вы их встречаете в таком виде?
- Они к этому привыкли и не обращают внимание.
- Да его даже жена бросила из-за его придурства, - выкрикнула соседка.
- И совсем не из-за этого! Не лезьте, если не знаете. Она просто полюбила другого, кстати, стриптизера. И вообще, я уверен, что это ваш муж заставил вас подать на меня в суд, он просто ревнует вас ко мне…
- Не отклоняемся от темы, уважаемые. – перебила судья.- Обвиняемый, где вы работаете?
- Спасателем на нудистском пляже.
- Не удивительно. А в холодное время года?
- В народном театре. Есть один спектакль, я играю роль влюбленного рыцаря. Приходите, не пожалеете.
- Насмотрелись уже! – злой крик из зала. Узнаю голос мужа соседки.
- Владимир Тимофеевич! Вы тоже здесь? Рад видеть…
Стук судейского молотка:
- Уважаемые слушатели, не мешайте производству. Обвиняемый, ваша соседка утверждает, что вы своим видом довели до инфаркта соседку напротив. Это правда?
- Нет, у соседки было очень плохое зрение, она всегда хорошо здоровалась со мной и не замечала, что я без одежды. А многоуважаемая обвинитель рассказала ей все, чтобы настроить против меня. Бедная старушка до последнего не верила ее словам, пока однажды не удостоверилась в этом. Это все подстроила обвинитель, пусть она расскажет вам, как это было.
- Да ничего я не подстраивала!
- А зачем вы тогда подтолкнули ее ко мне, когда я принес ей продукты? Она пыталась удержаться на ногах и оперлась на меня. Ну… и заметила, что я был не одет.
- Обвинитель, у вас нет ни доказательств, ни свидетелей, которые могли бы подтвердить, что обвиняемый какими-либо действиями причиняет вред обществу или конкретно вам. Есть только ваше личное недовольство и обвинения.
- Да меня поддержит большинство людей, сидящих в зале! Мой муж выступит свидетелем.
- Позиции обвинителя и обвиняемого мне ясны. В нашем государстве нет законов, запрещающих находиться в публичных местах или у себя дома в обнаженном виде, если нет оснований полагать, что это делается в извращенной форме, с целью насилия или совращения других граждан. Обвинение отклоняется. Обвинитель, вы свободны.
- Это возмутительно! – вскрикнула соседка, по залу послышался гул недовольства. Я, пользуясь суетой, быстро снимаю обувь, расстегиваю брюки и быстрым движением снимаю их вместе с трусами, срываю рубашку и выхожу из-за трибуны. Опа! Зал замирает, все таращатся на меня, судья тоже. Кажется, мне даже послышалось «Ого!»
- Как вам не стыдно, обвиняемый! – я вижу, куда она смотрит.
- Так ведь я уже не обвиняемый. – смотрю туда же, куда и она, - Ах это! Пожалуйста, примите это, как комплимент в вашу сторону.
Зал взрывается хохотом, я быстрыми шагами бегу к выходу под аплодисменты, меня ослепляют вспышки фотоаппаратов. За спиной слышу крик мужа соседки:
- Я все равно тебя достану, старый извращенец!!!
- Умри от зависти!