ЧРЕЗВЫЧАЙНО УМНЫЙ ЧЕЛОВЕК С БОЛЬШИМ ЖИЗНЕННЫМ ОПЫТОМ

30.03.2018

ЧРЕЗВЫЧАЙНО УМНЫЙ ЧЕЛОВЕК С БОЛЬШИМ ЖИЗНЕННЫМ ОПЫТОМ

Знаете ли вы, что если, обладая большим жизненным опытом, вы всё равно чувствуете себя плохо и остаётесь в таком состоянии довольно продолжительное время, то – это не ваш опыт. Я расскажу вам, каким образом человек может прекратить превращать себя в бога или дьявола.

Как продемонстрировал Эпиктет около двух тысяч лет назад, люди не беспокоятся о событиях, которые происходят с ними, а беспокоятся относительно своего взгляда на эти события. Люди имеют для внешних стимулов особый вид воспринимающего аппарата, что позволяет им создавать радости или травматические переживания в связи с событиями, которые они переживают. Фактически, их «жизненный опыт» содержит и стимулы и ответные реакции. Если бы люди были, скажем, марсианами или жителями Венеры, а не Земли, они бы без сомнения обладали совсем другим «жизненным опытом», а не таким, как в условиях приучения к пользованию горшком, при отвержении матерями или при угрозе неодобрения со стороны отцов.

Человек изначально является реагирующим или творческим индивидуумом. Он не только воспринимает внешние и внутренние стимулы, но он при этом размышляет или выдвигает общие идеи относительно них. Кроме того, человек находится во власти своих собственных выводов и принципов и он воспринимает последовательные стимулы (или, если хотите, «жизненный опыт») в искажённом и индивидуально интерпретированном виде. Таким образом, он постоянно осуществляет свои собственные ответные реакции. Конечно, они не полностью принадлежат ему самому (так как его подталкивает или мотивирует в некоторой степени природа самих стимулов), но частично проистекают из его собственной предрасположенности к сильному предубеждению (или к тому, что многие иногда относят к «эмоциям» человека).

Более того, когда человек испытывает серьёзные психологические расстройства, то он едва ли чувствует себя обеспокоенным, потому что он рождается с чистой психикой, которая затем травмируется событиями его раннего детства. Наоборот, кажется, что человек рождается с различными способностями, в том числе и со склонностью к размышлению и необдуманным поступкам и, таким образом, к превращению себя в плохо адаптированного индивида. Эти врождённые биологические и социальные способности включают в себя, помимо многих других, склонности к сильному гедонизму, гипервнушаемости, величию, сверхбдительности, экстремизму, чрезмерному обобщению, принятию желаемого за действительное, инертности, неэффективному сосредоточению внимания и трудностям в установлении различий. Кажется, что практически все люди сильно обременены этими склонностями; и не важно, как их воспитывали, они едва ли могут помочь себе, испытывая беспокойство или тревогу. Хотя Фрейд отмечал этот факт, особенно в своих взглядах на «принцип удовольствия», он почему-то упускал его явную связь с эмоциональными нарушениями, которые он упорно продолжал связывать с событиями и переживаниями раннего детства человека, вместо того чтобы связывать эмоциональные нарушения с ранними или более поздними интерпретациями этих переживаний человеком.

Даже знаменитая собака Павлова, когда она слышала звук колокольчика, предшествующий её кормлению, не приобрела бы обусловленную реакцию слюноотделения только потому, что у неё была врождённая способность реагировать на пищу. Очевидно, она также имела врождённую способность слышать звук колокольчика и связывать звук с другими стимулами, которые ей предъявлялись. Если бы она была глуха или если бы она не имела врождённой способности связывать звук колокольчика с запахом пищи, она едва ли сослужила бы Павлову хорошую службу.

Значит, и люди, и собаки привносят что-то важное в свой обусловленный «жизненный опыт».

Другими словами, люди очень внушаемы, впечатлительны, ранимы и доверчивы. И они разговаривают с собой, внушают себе идеи и стимулируют себя сами. Конечно, они нуждаются в некотором влиянии окружающей среды, чтобы развиваться во внушаемых индивидуумов, так как они нуждаются во внешней стимуляции, чтобы вообще развиваться. Но при наличии большего разнообразия стимулов от посторонних людей и событий, они, тем не менее, будут склонны к исключительной ранимости и самовнушению.

Если это так, то следует, что чувство собственной ничтожности произрастает не из отношений, которые сложились у ребёнка с родителями, а из его склонности воспринимать эти отношения слишком серьёзно, переносить их в свой внутренний мир и закреплять их с годами.

Для того чтобы чувствовать себя лучше и оставаться в таком состоянии, он нуждается в понимании того, что каким бы ни было поведение его родителей, ему больше не нужно принимать их серьёзно, соглашаться с их критикой относительно себя и продолжать наказывать себя.

Чтобы решить проблему своей собственной ценности, человеку следовало оценить свою собственную склонность к преувеличению значимости отношения к нему других и ясно понять, что он может активно подвергать сомнению, оспаривать, изменять и минимизировать свои искажённые представления о себе и других.

На самом деле человек может серьёзно и эмпирически оценить только свои черты и поступки, а не своё существование или своё Я, и таким образом действительно прекратить превращать себя в бога или дьявола

Ставьте лайк и подписывайтесь на канал