Чёрный танец

30.03.2018

Лужа была слишком велика, чтобы перепрыгнуть. Жора обошёл её по узкому дефиле вдоль бетонного забора. В эту минуту он готов был встретить даже слонов Ганнибала, которые втопчут его в это мутное Тразименское озеро, разбавив кровью радужные пятна солярки. Да, он знал о сражениях Ганнибала. Он много чего знал и умел: английский со словарём, ПК на уровне пользователя, плюс исключительная обучаемость и отменное, для его возраста, здоровье. Только теперь этого было мало, чтобы получить работу.

Жора уже полгода обивал пороги таких дверей, в сторону которых раньше он и плюнуть бы побрезговал. Бесполезно. Скоро он будет на помойке драться за гнилую шкурку от колбасы. Он давно видит это в кошмарах, которые и не кошмары вовсе, а предчувствие недалёкого будущего. Как у того фараона из Библии, что видел во сне, как тощие страшные коровы вышли из воды и сожрали коров тучных, мирно поедавших тростник.

Насколько велико стадо тощих лет, готовых сожрать всё на своём пути? На эти вопросы Жора не мог ответить, да и не это его заботило. У них с женой осталось три пачки сухой лапши. Три! Раз, два и три. А что дальше? Жора прыгнул через пятачок грязи. Пора домой. Шаг за шагом. Раз-два, раз-два, раз-два-три. Почему-то вспомнился сержант времён срочной службы, который забавно округлял слово «два». Получалось странное: «раз-двооо-три».

Кстати, а почему три? Ведь у нас две ноги, а значит вполне достаточно «раз-два, раз-два». Так что же это «три»? Неужели глубинная память о трёхногих пришельцах-завоевателях, не стёртая до конца древними «людьми в чёрном»? Или дань уважения далёким предкам, которые, не привыкнув к прямохождению, опирались на одну руку, в другой сжимая камень или дубину? Так и шли войной на соседнюю пещеру. Раз, раз, раз-двоо-три.

Внезапно Жора понял, что отсчитывает шаги не в ритме армейского марша, а под неслышную мелодию вальса: «И раз-двоо-три, раз-дво-три, раз-дво-три. Правое плечо вперёд»! И Жора повернулся через правое плечо, продолжая пританцовывать под счёт. После вальса был твист, потом пого, а затем и вовсе – тарантелла. Жора не хотел останавливаться. Не хотел, или…

***

― Уважаемые телезрители, за окнами настоящий апокалипсис, догнавший нас из глубокого средневековья. Хореомания, танцевальная чума, тарантизм – у этой беды много названий, но ни одного лекарства. В средние века люди могли внезапно начать танцевать группами и поодиночке. Танцоры сливались в толпы и скакали в безумном танце, пока не погибали от истощения. Эти коллективные приступы безумия часто сопровождали голодные времена, годы великого страха. Одна из таких эпидемий могла породить легенду о крысолове, который увёл танцующих детей, очаровав их своей дьявольской музыкой.

Теперь эпидемия танцевальной чумы на порядки чудовищней средневековых. Полиция и военные не могут справиться с толпой. Они сами танцуют прямо на трупах тех, кого покинули силы. Олег, держи камеру ровней, ― диктор возмущённо зыркнул поверх экрана, но изображение запрыгало в странном ритме. Раз-два-три.