Мяч на чужом поле

31.03.2018

Трое мальчишек в перепачканной и рваной одежде ревели в голос, будто соревнуясь, кто сможет рыдать громче и жалостливей. Однако, их матери, совершенно не стесняясь собирающихся на придомовой площадке соседей, продолжали на повышенных тонах выкрикивать один и тот же вопрос, подкрепляя его звонкими подзатыльниками.
― Где Ромка? Его мама уже все закоулки обегала. Валерьянку кружками глотает.
― Вы же вместе играли. Где его оставили? Люди слышали, как он ночью кричал, на помощь звал.
― Сами вернулись под утро, а мальчишка так и не пришёл. Вы ведь знаете, где его искать? Быстро рассказывайте!
Мальчишки продолжали захлёбываться в слезах, не в силах выдавить из дрожащих губ с пузырями слюней хоть одно вразумительное слово. Собравшиеся зрители бурчали, как пузырьки в стакане с газировкой, вяло фонтанируя идеями о том, где ещё стоит поискать пропащего Ромку, и что надо сделать с непослушными озорниками-плаксами.
Наконец, один из мальчишек, не выдержав очередного шлепка по макушке, сквозь всхлипы стал произносить слова:
― Мм-мы играли в футбол. Вечером все у-ушли, а мы вчетвером остались поиграть в «одно касание». Мм-яч улетел через забор. Мы пролезли, чтобы его зз-забрать. Там были могилы, к-кресты, п-памятники. Мы решили, что круто на могилах в мяч погонять. Б-было весело-о, и мы не заметили, как темнеть с-стало. А потом появились они-и, ― мальчишка снова зарыдал, не в силах продолжить рассказ. Но эстафету подхватил его товарищ в красной футболке.
― Они были страшные, как в тех фильмах – зубы, глаза без зрачков, язвы, гной, болячки. Мы и-испугались. Они нас окружили, и с-схватили Ромку. Он кричал, вырывался, но они вцепились в него зубами, и … И-и, чтобы с нами такого тоже не сделали, нам пришлось, нам пришлось… п-притвориться-а-а, ― тут мальчишка стал задыхаться, и его вырвало прямо под ноги матери.
Женщина замахнулась, чтобы дать парнишке очередного «леща», но неожиданно застыла, после чего принялась истошно вопить, тыча пальцем в сторону лужи рвоты. Одна из её подруг, посмотрев туда же, упала в обморок.
В зловонной жиже, мерцая тусклым слюдяным блеском, плавал глаз… Карий глаз пропавшего Ромки.