«Это была самая бесстрашная группа…»

24.06.2018

Правда о Валентине Гаршине и его команде

«Мой папа Валентин Иванович Гаршин участвовал в симферопольском подполье как командир группы комсомольско-молодёжного отряда Косухина. После освобождения Симферополя сдал отчёт о деятельности своей группы и был представлен к награде. Однако вскоре по доносу его арестовали и сослали в ГУЛАГ. Пишу и по той причине, что была возмущена последними публикациями одного крымского историка, обвинившего моего реабилитированного отца на основании исключительно «архива КГБ» в сотрудничестве с фашистами и утверждающего, что такой подпольной группы вообще не существовало. Надеюсь на содействие в восстановлении истины».

Письмо позвало… в архивы

Это письмо три года назад, как раз на 9 Мая, получил кандидат исторических наук, автор многочисленных исследований по военной истории полуострова Владимир Брошеван. Разумеется, Владимир Михайлович не смог отказать дочери героя Елизавете Валентиновне, обратившейся за помощью. Результатом кропотливого исследования в российских архивах стала их совместная книга «Правда о Валентине Гаршине и его группе в подполье Симферополя. 1943—1944 гг.». О презентации издания мы уже рассказывали. С книгой, изданной небольшим тиражом, можно ознакомиться в библиотеках Москвы и Симферополя. Мы же предлагаем читателю пересказ выступления В. Брошевана на встрече с читателями, в котором он поведал правду о событиях далёкой героической поры и окончательно развеял тень над именами Валентина Гаршина и его соратников.

В. Брошеван
В. Брошеван

Против «нового порядка»

В конце октября 1941 г. последние части советской 51-й Отдельной армии с боями оставили Симферополь, а 1 ноября части 72-й пехотной дивизии 11-й немецкой армии Манштейна вступили в столицу Крыма. Начался более чем 900-дневный режим террора и репрессий.

Оккупанты грабили и убивали местное население, на столбах висели казнённые фашистами симферопольцы. Жители города увидели, что такое хвалёный «новый порядок».

Но уже в декабре 1941 г. была создана подпольная молодёжная патриотическая группа Николая Долетова численностью 7—12 человек, установившая связь с партизанами 3-го Симферопольского отряда. Однако она не успела развернуть свою деятельность из-за ареста и гибели Долетова весной 1942 г. В то же время в городе начинают появляться небольшие подпольные молодёжные группы по 3—5 человек, которыми руководили Борис Хохлов, Василий Бабий, Лидия Трофименко, Евгений Семняков, Семён Кусакин, Анатолий Косухин и Валентин Гаршин.

«Ждать больше нельзя…»

Валентин Гаршин — комсомолец, студент 1-го курса Крымского государственного медицинского института. Его отец был участником Первой мировой и красным командиром в Гражданской войне, мать — учительницей.

По словам Елизаветы, отец вспоминал, что «уже в конце ноября 1941 г. у него появилась мысль, постоянно не дававшая покоя: почему он сидит, почему ничего не делает, когда город, в котором родился и свободно жил, топчет сапогами враг? Если есть силы, здоровье, нужно действовать, а не сидеть сложа руки и ждать, когда за него это сделают другие. Захватчик должен быть уничтожен, изгнан с нашей родной страны!

Вскоре Валентин возглавил патриотическую группу, в которую вошли его друг Алексей Чистяков и учительница Мария Ковалевская, работавшая в школе и по совместительству переводчицей в немецкой комендатуре. Они, как и Валентин, ненавидели фашистов.

В конце сентября — начале октября 1943 г. в партизанском лесу побывал Анатолий Косухин, где получил подробные инструкции ведения подпольной работы. В частности, был образован комитет комсомола, который возглавил А. Косухин, комиссаром и руководителем одной из агитгрупп стал Б. Хохлов.

В конце октября группа Гаршина пополнилась новыми членами, готовыми бороться против оккупантов: Спиридонов и Шамаш работали на городской телефонной станции, Долгов — техником в стройуправлении, Рубинская — переводчицей-машинисткой в молочно-жировом объединении.

Гаршину удалось наладить контакт с работниками связи, которые вошли в его группу под названием «Спецгруппы «С» связи». Спецгруппа «С» получала задания: вывести из строя в нужный момент линию (междугородную) телефонно-телеграфной связи; спасти оборудование телефонно-телеграфных станций; при попытке противника вывозить ценное оборудование в Германию — уничтожать, портить, прятать его.

С риском для жизни

Можно сказать, группа Гаршина была самая «умная»: три человека — с высшим образованием, два учились в вузах, двое имели среднее образование. Она была самой бесстрашной: до войны в Красной Армии служил Долгов, в боях с врагом участвовал Сергей Шамаш — караим по национальности. Он попал в плен, бежал. В немецком лагере под Алуштой пришлось побывать и Спиридонову, на себе испытавшему, что такое оккупационный режим.

Вскоре подпольщики начали проводить крупные операции: взрывали склады с горючим, боеприпасами и артиллерийскими снарядами, авиационными бомбами, боевой техникой, уничтожали живую силу противника. Только 12 подпольщиков в группе Бабия, постоянно рискуя жизнью, провели 19 диверсионных акций. Хорошо об этих событиях в книге «Повесть о молодых подпольщиках» написали А. Кузнецова и Н. Панюшкина: «Члены группы ничем не отличались от сверстников во всех уголках нашей страны, часто спорили, мечтали, дурачились, влюблялись. Но вместе с тем ребят увлекала романтика диверсионной борьбы. Но это была романтика, так сказать, особого рода, романтика патриотического подвига».

Широко развернулась работа по распространению среди населения листовок, газет и литературы, доставке ценных сведений в лес к партизанам.

«Карта маршрута к партизанам» (копия карты Б. Хохлова) была предназначена для того, чтобы посылать связных  и в случае необходимости уйти в лес
«Карта маршрута к партизанам» (копия карты Б. Хохлова) была предназначена для того, чтобы посылать связных и в случае необходимости уйти в лес

Вместо награды

Деятельность организации не прекращалась вплоть до освобождения города. Многие с оружием в руках 12 и 13 апреля 1944 г. освобождали Симферополь от фашистов, в том числе Гаршин со своим другом Чистяковым. Так молодые подпольщики внесли свой вклад в Великую Победу.

Потом В. Гаршин возглавил Куйбышевскую районную комсомольскую организацию и восстановился на первом курсе в мединституте. Ковалевская продолжила работать учительницей, Спиридонов — в Крымском управлении связи, а Чистяков, Долгов, Рубинская и Шамаш ушли на фронт бить врага.

В апреле 1945 г. Гаршин был арестован по сфабрикованному ложному доносу о пособничестве врагу. Его приговорили к 20 годам лишения свободы. Вместе с ним арестовали Чистякова, Ковалевскую и Спиридонова. Понадобились годы, чтобы Гаршин, благодаря стараниям своей дочери, был реабилитирован.

Только спустя 20 лет после Победы Родина всё же оценила заслуги подпольщиков: в 1965 г. Крымский обком комсомола представил В. Гаршина к награждению орденом Отечественной войны I степени, орденами Красной Звезды — Спиридонова и Чистякова.

Зачем и кому понадобилось новое очернение имён героев — вопрос открытый. Кто знает, может, это потомки тех, кто очернил клеветническими доносами группу Гаршина в победном сорок пятом?

Алексей ВАСИЛЬЕВ
Фото предоставлены В. БРОШЕВАНОМ