И чёрное золото, и природный бальзам, и эликсир здоровья

«Мы присутствуем при исторических событиях. Такая глобальная реконструкция не проводилась с 60-х годов прошлого века. Весь предыдущий период, имею в виду украинский, наше предприятие лишь собственными силами старалось сохранить уникальные лечебные ресурсы озера, как, впрочем, и весь гидротехнический комплекс, который всё равно постепенно приходил в упадок. И вот наконец благодаря поддержке государства пошёл процесс возрождения уникальных инженерных воплощений прошлых лет», — завёл разговор о начавшейся модернизации пункта грязедобычи и реконструкции гидротехнических сооружений Крымской гидрогеологической режимно-эксплуатационной станции (ГГРЭС) её директор Валентин ИВАНИЦКИЙ.

Как только не называют целебные грязи Сакского солёного озера — и чёрное золото, и природный бальзам, и эликсир здоровья. А всё потому, что эти илово-сульфидные смеси дают потрясающий эффект, считаются незаменимым средством в лечении более ста недугов. Ценность озера возросла ещё и потому, что на сегодня оно единственное в Крыму, где ведётся грязедобыча. К сожалению, в украинский период была закрыта Евпаторийская ГГРЭС, приостановил работу и Феодосийский участок гидрогеологической станции. Сакская сумела остаться на плаву. Возможно, потому, что её руководство вовремя сориентировалось и помимо основных задач (поддержания водно-солевого баланса, санитарной охраны и мониторинга состояния озера) стало заниматься коммерцией, выпуская бальнеокосметическую продукцию.

Вопросы обновления грязедобывающего комплекса, наконец, будут решены
Вопросы обновления грязедобывающего комплекса, наконец, будут решены

Но разговор не об этом. Главная новость заключается в том, что Россия начала возрождать курорт: программа реконструкции гидротехнических комплексов, к слову, существующих как раз для поддержания оптимального водно-солевого баланса Сакского озера, и технологической инфраструктуры, обеспечивающей лечебными ресурсами санатории, вошла в ФЦП, которая сегодня успешно финансируется. Поставленные задачи очень сложные, ведь необходимо заменить порядка девяти километров каналов, насосную станцию, узлы по перекачке и многое другое.

«Задумайтесь, грязь не только добывают и направляют в санатории. Надо что-то с ней делать и после использования. В канализацию спускать нельзя — субстанция высокоминерализированная. Поэтому в своё время создали искусственный водоём, куда и стали выводить послепроцедурные стоки. Это было правильное решение: он закрыт с двух сторон водонепроницаемыми дамбами, и грязь, побывавшая в употреблении, попадая в буферный водоём, начинает регенерироваться. Но при его создании пришлось построить так называемый Михайловский гидротехнический узел, состоящий из сбросного канала, насосной станции, откачивающей из него стоки, и подающего канала, через который излишки воды уходят в пруд-биопоглотитель на естественное испарение», — рассказывает В. Иваницкий.

Для чего построили такую сложную систему? Ответ лежит на поверхности. Дело в том, что возведённые когда-то две дамбы не только стали ограждениями буферной зоны. С запада от этого водоёма осталась часть озера, куда впадает местная речушка, делающая водную массу пресной. Эта чаша названа Михайловским водохранилищем, уровень воды в нём на 2,5 метра выше, чем в солёной части озера, находящейся с восточной стороны от искусственного водоёма. Если периодически не производить слив, возникнет угроза размыва разделительных дамб и попадания пресных вод в солёные, то есть в ту зону, где, собственно, и производится добыча лечебной грязи. К тому же смоет всё, что находится в буферном озере.

«Более того, двухметровая волна докатится до побережья и снесёт расположенные там санатории», — прогнозирует масштабы бедствия директор ГГРЭС, в случае если старый, устроенный в середине прошлого века и давно изношенный гидротехнический комплекс даст сбой. А он даст, если не предпринять срочные меры. Его жизненный ресурс давно иссяк, а первая и одновременно последняя попытка реанимации гидроузла была совершена ровно тридцать лет назад, но не увенчалась успехом — уже через год всё накрылось «медным тазом» из-за известных событий, происходивших в те годы в стране.

«Мы, конечно, как могли, поддерживали систему в рабочем состоянии. Но с каждым годом делать это становилось всё трудней», — замечает В. Иваницкий.

Второй важный объект, требующей срочной реконструкции, — грязедобывающий комплекс, в который входят дамба, бункеры, баржа и машины, с помощью которых добывается грязь. Учитывая, что это оборудование работает, как выражаются специалисты, в высокоагрессивной среде, оно быстро выходит из строя.

«Давно назрел вопрос приобретения другого: нового, устойчивого к высокой степени минерализации и содержания сероводорода. В противном случае встанет вопрос о стабильности добычи и поставок лечебных ресурсов в санаторно-курортные учреждения», — отмечает руководитель станции.

Чтобы в будущем не произошло беды, не стоит перегружать набережную дополнительными отелями
Чтобы в будущем не произошло беды, не стоит перегружать набережную дополнительными отелями

По его словам, Крым как нельзя вовремя вошёл в Россию: ещё несколько лет бездействия — и на бальнеологическом курорте Саки можно было бы ставить крест. Сейчас же обе задачи — реконструкция гидроузла и обновление грязедобывающего комплекса — будут решены в ближайшие годы, поскольку финансирует грандиозное мероприятие федеральный центр.

«В 2016 году делали проектирование, в 2017-м проект дорабатывали, затем шли согласования и экспертизы, в этом году начнётся его реализация, во всяком случае все готовы приступить к строительно-монтажным работам», — констатирует В. Иваницкий.

Есть ещё один позитивный момент, связанный с ФЦП. Программой учтён вопрос выноса канализационного коллектора с побережья лечебного озера. Его, к сожалению, строили по принципу «как дешевле».

«А дешевле было найти самую низкую точку и к ней вести трубопровод, чтобы стоки уходили самотёком. Этой точкой оказалось Сакское озеро, которое в результате стало дренажом всех формирующихся в округе вод. Для перехвата канализационных стоков у самой кромки водоёма проложили коллектор. По нему насосные станции перекачивали содержимое к очистным сооружениям. Скажу честно, жили, словно на бомбе замедленного действия, потому что с каждым годом и коллектор становился ненадёжнее, и прорывы происходили регулярнее. Наши обходчики сутками следили за ситуацией. И только сейчас, при России, больной вопрос закрыли — коллектор перенесли как можно дальше от озера», — обратил наше внимание на уже решённую проблему Валентин Александрович.

Тем не менее сотрудников ГРЭС впереди ожидает весьма сложная работа. Вследствие постройки новой набережной с богатой, многообразной инфраструктурой, а также санаториев в непосредственной близости от Сакского озера возрастёт нагрузка на его экосистему. Следовательно, необходимо будет усилить мониторинг, чтобы не пропустить негативные моменты, которые вполне могут возникнуть в процессе эксплуатации этих объектов.

«Придётся увеличить количество точек отбора проб, периодичность наблюдений. Это влечёт дополнительные финансовые издержки; пересмотр штатной численности. Предстоит перестраивать не только свою работу, но и структуру предприятия», — резюмирует В. Иваницкий.

Мы же, в свою очередь, хотим обратиться к представителям городской администрации — подумайте, стоит ли перегружать побережье лечебного озера дополнительными отелями и санаториями? Ведь всякая экосистема имеет свой ресурс, который небезграничен. И если нарушить пределы жизнестойкости, все усилия по возрождению бальнеологического курорта пойдут насмарку. Может, стоит вспомнить старую, но выверенную методику так называемой «коечности курортно-лечебной местности», которая как раз и учитывала предельно допустимые нагрузки на определённые зоны?

Ольга САФРОНОВА