Как мы защищали интересы крымчан и почему с этим не согласился некий фонд

В редакцию нашей газеты пришло письмо за подписью временно исполняющего обязанности генерального директора НО «Региональный фонд капитального ремонта многоквартирных домов РК» Сергея Карпова. Управленец прочёл мою статью в номере от 7 августа под заголовком «Прокатило — не прокатило?» и потребовал опровержения. Напомню, речь в материале шла о незаконности взимания с крымчан взносов на капитальный ремонт при отсутствии договора между плательщиком и получателем. Возглавляемый С. Карповым фонд, который за время недолгого существования неоднократно компрометировал себя и свою деятельность, о чём «Крымские известия» писали, ссылаясь на данные различных проверок, мониторингов, проведённых и членами Общественной палаты Крыма, и аудиторами Счётной палаты РК, решил выступить в свою защиту, попытавшись сделать крайней парламентскую газету. Автор письма пишет, что мы ссылаемся на закон, который уже утратил силу. Следовательно, наши «нападки» неправомочны, «умаляют деловую репутацию фонда», стало быть, мы обязаны повиниться.

Что ж, вернёмся к острой социальной теме ещё раз. Итак, я написала, что фонд, несмотря на массу выявленных нарушений, продолжает мало кому понятную деятельность, по-прежнему призывает владельцев квартир много­этажных домов платить по счетам, а в случае отказа угрожает штрафными санкциями. Да и Министерство ЖКХ, которому подчиняется эта структура, мягко выражаясь, не выполнило возложенных на него функций, к тому же в отчётах неверно указывало суммы осваиваемых средств. Я процитировала слова заместителя председателя Комитета Госсовета РК по экономической, бюджетно-финансовой и налоговой политике Ольги Виноградовой, отметившей, что основная задача — обеспечение своевременного капремонта в многоквартирных домах — провалена. Привела несколько примеров, подтверждающих это: 53 миллиона рублей безвозвратно утеряны в прошлом году, ещё 94,2 миллиона возвращены в бюджет РФ. Первоначально они направлялись на компенсацию расходов для льготной категории граждан (одиноко проживающим и достигшим 70—80-летнего возраста), но никому из них на тот момент ни копейки не было выплачено. Охарактеризовала, на мой взгляд, не слишком ударную работу фонда, для чего дали повод сами его сотрудники. К примеру, рассказали на пресс-конференции, мол, что касается ремонта лифтов, то за весь прошлый год отремонтировано три, а за оставшиеся несколько месяцев нынешнего планируется обновить аж 244! Несмотря на все эти странные, не вызывающие доверия моменты, фонд продолжает настаивать на регулярной оплате взносов, в противном случае грозит владельцам квартир исками в суд. Тогда же, когда выступала на заседании ОП РК Счётная палата, глава общественников Крыма Григорий Иоффе назвал взимание средств без каких-либо договоров абсурдом, больше напоминающим мошенничество. Он отмечал: «Любой юрист скажет, деятельность без заключения договора носит оттенок мошенничества. Сегодня никто не знает, на какую деревню какой бабушке мы отправляем деньги, якобы предназначенные на капремонт. Этому должен быть положен конец».

Мы тоже озадачились этим вопросом, поскольку действительно сбор средств без конкретики (неизвестно на что и неизвестно куда) выглядит сомнительно, больше напоминая сюжет из знаменитого произведения «Золотой телёнок», когда великий комбинатор Остап Бендер открыл на украденные у Корейко десять тысяч рублей контору по заготовке рогов и копыт.

А ведь в Крыму ещё 19 декабря 2014 года принят закон, который предполагал честные взаимоотношения между фондом и собственниками квартир. Этот Закон РК № 48 «О некоторых вопросах в сфере обеспечения проведения капитального ремонта общего имущества в многоквартирных домах, расположенных на территории Республики Крым» гласил, что «финансирование расходов на кап­ремонт осуществляется региональным оператором (то есть фондом. — Авт.) на основании заключённого с собственниками помещений ДОГОВОРА о формировании фонда капитального ремонта и об организации проведения капитального ремонта». В пункте 5 статьи 11 было указано, что сначала подписывается соглашение, и только потом сдаются в фонд деньги, никак не иначе. Более того, в следующих двух пунктах утверждалось, что региональный оператор обязан направить проект договора о формировании фонда и об организации проведения капитального ремонта общего имущества в многоквартирном доме собственникам помещений. А чтобы такой договор заключить, оператору требовалось получить согласие жильцов, подкреплённое копией протокола общего собрания. Форма договора должна была утверждаться попечительским советом регионального оператора.

Как видим, всё было сделано по-умному. Однако действительно, 22 марта 2017 года в этот закон внесли изменения: три важных пункта убрали, признав их утратившими силу. И через десять дней, 11 апреля, в свет вышла новая версия статьи 11 «Понятия и функции регионального оператора», где о заключении договоров уже не было сказано ни слова. Да, в этом С. Карпов абсолютно прав, говоря, что уже больше года действующее законодательство не связывает обязанность по уплате взносов с заключением соответствующего соглашения между фондом и собственником квартиры, как, в принципе, и не требует, чтобы дом, в котором проживает плательщик, изначально был внесён в Единый государственный реестр недвижимости.

Напрашивается вопрос: а почему региональный оператор больше двух лет не выполнял существовавший на то время закон? Где все те договоры, которые фонд обязан был заключить с середины декабря 2014 года по 11 апреля 2017-го?

Вырисовывается следующая картина: фонд игнорировал требования законодательства на протяжении длительного времени, а теперь, дождавшись снятия с себя тяжёлой, но важной для собственников жилья функции, грозно взирает на них и грозит штрафами. То есть до этого момента, прекрасно осознавая, что, не выполняя своих обязательств, не имеет права чего-либо требовать от населения, региональный оператор вёл себя тише мыши. Теперь же ситуация изменилась, стало быть, можно взять людей за горло? Тогда почему работников фонда, не выполнявших требования закона, допустивших массу нарушений, связанных с освоением больших денежных сумм, никак не наказывают, а, наоборот, позволяют и дальше заниматься сбором средств?

Конечно, можно рассказывать, что в Крыму более 10 тысяч многоквартирных домов, в которых больше ста тысяч квартир, и что невозможно заключить договор с каждым, поэтому прежний закон отменён, и сегодня сбор производится лишь на основе ЖК. Но, как нам кажется, это объяснение не является в данном случае уместным, поскольку, например, у «Крымэнерго» ещё больше абонентов, и это предприятие умудряется с каждым заключить договор.

Поэтому мы, конечно, реагируем на письмо С. Карпова и признаём, что сегодня не требуется заключать договоры на уплату взносов на капремонт. Однако теперь стало ещё более отчётливо видно, что некоммерческая организация «Региональный фонд капитального ремонта многоквартирных домов РК» с самого момента создания крайне халатно, спустя рукава выполняла свои обязанности, по­этому неудивительно, что люди не доверяют ей и не рвутся отдавать свои кровные.

* * *

Ольга ВИНОГРАДОВА, депутат Госсовета РК:

«Мы вновь представим на рассмотрение наш законопроект»

— Когда отменили обязательства заключать договоры, фонд получил право не вести огромный объём дополнительной абонентской работы. На материке такая форма оплаты (без подписания договорных обязательств) отработана годами, и там как сам фонд, так и Единый информационно-расчётный центр (ЕИРЦ) работают добросовестно. У нас же обе эти службы свои функции выполняют плохо, ЕИРЦ даже не может доставить до адресата квитанцию об оплате, которая является обязательным документом. Я считаю, именно действия фонда и ЕИРЦ вызывают у населения Крыма высокую степень недоверия к новым обязательствам. Чтобы люди поверили и начали платить, им нужны гарантии, а значит, необходимо менять сам подход к сбору средств.

Считаю, если есть денежные отношения, есть и возможность их отразить на бумаге — это нам гарантирует Гражданский кодекс. Правда, наше предложение вернуть в статью 11 ЗРК «О некоторых вопросах в сфере обеспечения проведения капитального ремонта общего имущества в многоквартирных домах, расположенных на территории РК» норму, подтверждающую возможность заключать договор между собственником квартиры и фондом, юристы считают неправомерным. Формулировка инициированных изменений в ст. 11 ЗРК якобы противоречит ст. 167 ЖК РФ, так написано в ответе Прокуратуры Крыма. Я же считаю, что Гражданский кодекс даёт право заключить договор. Поэтому будем продолжать работать в этом направлении, возможно, изменим формулировку законопроекта. Сегодня она звучит так: «Собственники помещений в многоквартирных домах могут заключать с региональным оператором договоры об организации проведения капитального ремонта общего имущества в многоквартирном доме». Может быть, стоит более детально расписать, что значит «могут». В общем, мы тщательнейшим образом проработаем этот момент и вновь представим на рассмотрение наш законопроект о возврате договорных отношений.

Ольга САФРОНОВА