Крымскую креветку угробили, теперь будем выращивать заморскую, или Инвестиции по-китайски

Много ли в Крыму территорий, где природа сохранила первозданный вид? Так просто и не ответишь. На Южном берегу практически не осталось, а вот Западное и Восточное побережья, думаю, вполне могут похвастаться не тронутыми хозяйственной деятельностью человека местами, длинной береговой линией с обширными дикими пляжами, красоту которых невозможно переоценить. Но, увы, уже и туда тянутся руки так называемых инвесторов, которым интересно «развивать» не степные зоны внутри полуострова, даже если речь идёт о производстве, а исключительно морское побережье. Яркий тому пример — недавно вспыхнувший скандал вокруг предприятия по производству мальков креветки и их выращиванию, которое хотели построить прямо на белых песках Штормовского сельского поселения. И если кто-то думает, что после вмешательства Главы Республики, который остановил стройку, всё закончилось, предполагаю, что серьёзный конфликт ещё впереди.

Местных жителей никто не спрашивал

На защиту «крымских Мальдив» (как называют широкие песчаные пляжи этой части Западного побережья) встали не только старожилы, но и люди, недавно тут обосновавшиеся — приехавшие со всех уголков России. Первые прекрасно помнят строгие законы советского времени, когда запрещалось что-либо строить в водоохранной зоне, если в дальнейшем предполагался сброс сточных вод.

«Более того, нельзя было даже землю под домом оформить в собственность, если постройка находилась в двухкилометровой (!) зоне от уреза воды», — говорит Людмила Поскрёбышева, член инициативной группы, выступающей против строительства креветочной фермы, заместитель председателя Штормовского поселения.

Л. Поскрёбышева
Л. Поскрёбышева

А те, кто приехал сравнительно недавно (люди в большинстве своём средних лет, юридически подкованные, с большим жизненным опытом), оперируют требованиями сегодняшнего законодательства. Знают, что согласно правилам Водного кодекса на расстоянии 500 метров от кромки моря нельзя ничего строить, производить, вести хозяйственную деятельность, если объекты эксплуатации не оснащены сооружениями и оборудованием, обеспечивающими охрану водных объектов от загрязнения, засоления, заиливания и истощения. А в данном случае производственной атаке подвергаются сразу несколько природных объектов, кстати, весьма уязвимых: море, песчаный пляж и широко известное лечебными грязями солёное Ойбурское озеро.

«То, с чем сегодня сталкиваемся здесь, в Крыму, мы проходили лет десять назад. Когда-то смогли отстоять Байкал, а значит, чиновники, лоббирующие интересы тех, кто хочет зарабатывать на уничтожении местных ландшафтов, флоры и фауны, должны понять: справимся и с ними», — отмечают бывшие жители Москвы, Санкт-Петербурга, Мурманска, Ростова и других российских городов, ставшие сегодня штормовчанами.

Здесь помнят, как всё начиналось

В начале этого года буквально за одну ночь, как рассказывают местные жители, вдоль побережья между сёлами Штормовым и Поповкой (в 25 км от Евпатории) на значительной площади вырубили серебристый лох, который являлся защитной для пляжа полосой. Ещё не зная, что происходит, люди обратились в районную прокуратуру, но ответа не получили. Время шло, вроде бы всё стихло, но спустя два месяца вновь началось движение — на берег с явно серьёзными намерениями прибыли строители. Прямо на песке, в непосредственной близости от бывшей территории «Казантипа» (прежде ежегодно проводимого музыкального фестиваля), между морем и озером, молчаливые рабочие стали возводить железобетонную «подушку» площадью 24х36 метров и высотой — 40 см, ставить на неё металлический каркас. И вот тут народ возмутился не по-детски: как так, на побережье начинается стройка чего-то большого, глобального, а местным жителям ни словечка в качестве объяснений?! Кроме того, поповцы понимали, теряют ещё одну часть пляжной зоны. «Казантип» в своё время перекрыл значительную территорию побережья, но местные жители с этим мирились, поскольку за счёт фестиваля за сезон неплохо зарабатывали. После того как это увеселительное мероприятие отменили, зона «Казантипа» так и осталась закрытой, и всем, кто отдыхает в Поповке, приходится купаться в море по разные стороны от «казантипского» забора.

Завод на берегу моря — это уже чересчур!
Завод на берегу моря — это уже чересчур!

«Когда фестиваль запретили, проход вдоль моря стал свободным, но спустя некоторое время его директор и одновременно депутат нашего Штормовского поселения Олег Павлов опять установил заграждение, которое завёл далеко в воду. Так что летом на ту территорию бесплатного хода по-прежнему нет, а теперь и рядом хотели всё перекрыть, — рассказывает Людмила Поскрёбышева, добавляя «незначительный» нюанс: — О. Павлов даже «кинул» новоиспечённому соседу со своей зоны электролинию».

С чего бы такое рвение?

«А как иначе? — пожимает плечами Л. Поскрёбышева. — Он же по сей день арендует землю, и ему совсем не хочется ссориться с главой поселения Сайдом Катаевым, мимо которого подобные решения (о выделении земли) проходить не могут».

А ведь ещё один забор стал бы дополнительной причиной полного вымирания здешнего курорта. Конечно, люди боятся, что потеряют не только чистую окружающую среду, но и единственный в этих сёлах заработок: отдыхающие перестанут приезжать, отдавая предпочтение другим уголкам Крыма.

Кто он — новоявленный инвестор?

Что представляет собой «креветочная ферма»?

Молчание сельского и районного руководства подвигло местных жителей начать самим разбираться в происходящем. Обратились в Министерство экологии и природных ресурсов Крыма. Замминистра Ольга Славгородская заявила: рубить деревья ведомство не разрешало.

А по документам, которые инициативная группа смогла достать чуть ли не с боем, вырисовывается следующая картина. Некое ООО СП «Крым-Агро», руководителем которого выступает Эрик Шубаев, желая построить «креветочную ферму», взялось за оформление документов ещё в начале прошлого года. К 10 января 2018-го уже готов «Проект планировки земельного участка на территории Штормовского сельского поселения в Сакском районе «Строительство центра аквакультуры ООО СП «Крым-Агро». Главный архитектор проекта М. Калетина даёт справку, что «технические решения соответствуют требованию экологических, санитарно-гигиенических, противопожарных и других норм и обеспечивают безопасную для жизни и здоровья людей эксплуатацию объекта». Ни слова о воздействии на окружающую среду. И это естественно — не архитектору такую оценку давать. Более того, какой-либо экспертизы, подтверждающей, что пляж, озеро и море загрязняться не будут, никто из местных жителей не видел, в том числе и заместитель председателя сельского поселения. Позже выяснилось, Росприроднадзор её не проводил и положительное заключение не выдавал. То, что исследований не было, впоследствии косвенно подтвердил и вице-премьер Юрий Гоцанюк.

«Изучим, есть ли угроза экологическая», — говорил Ю. Гоцанюк на камеру во время недавней поездки в Поповку.

Нехитрыми путями

А за год до этого, основываясь на выводах архитектора из ООО НИИ геодезии и картографии (разработчика проекта), Э. Шубаев подаёт в Министерство имущественных и земельных отношений РК заявление об утверждении расположения участка площадью аж 20 га для «осуществления сельскохозяйственной деятельности (рыболовство)».

Почему обращение направляется сразу в это министерство? Здесь всё просто: большим участком земли между Штормовым и Поповкой владеет именно это ведомство. Как рассказала Л. Поскрёбышева, прежде эти земли находились в запасе, но потом границы посёлка расширили, и территория, о которой ведём речь, перестала считаться «запасной» (к слову, Поповка входит в Штормовское поселение). Следовательно, только сельсовет по договорённости с администрацией района мог по-тихому передать участок министерству. Теперь, по её словам, вопросы, связанные с судьбой земли, уже не надо было выносить на сессию районного или сельского советов, где наверняка могли быть «лишние уши». Правда, председатель Сакской администрации Галина Мирошниченко рассказывает несколько иную историю: мол, участок находился в границах сельсовета до принятия генплана, полномочия по разработке которого в прошлом году сельсовет передал району. И только в октябре или ноябре (вспомнить точную дату глава района затруднилась) 2018 года, когда документ был принят, территория вновь оказалась в запасе и автоматически стала принадлежать МИЗО, которое и распорядилось ею по своему усмотрению.

На одном пляже строительство остановили...
На одном пляже строительство остановили...

Но тогда получается, что инвестору отдали пляж, ещё когда эта земля МИЗО не принадлежала?.. Ведь в апреле Э. Шубаев подаёт заявление, а уже 6 августа заместитель министра Кристина Салтыкова подписывает акт передачи «Крым-Агро» участка на побережье площадью 200728 кв. м, договор аренды на 20 лет и расчёт годовой арендной платы в размере 27,8 тысячи рублей.

«Правда, смешная сумма? Торговая точка больше платит, нежели этот «инвестор», — сравнивают местные жители. — Посчитайте, сколько за 20 лет получит от него министерство — аж 500 тысяч рублей!».

Это ещё не все приятные бонусы. За месяц до вышеперечисленных подписаний Совет министров РК в лице Виталия Нахлупина (сегодня бывший вице-премьер находится под следствием) заключает с Шубаевым договор об условиях деятельности в свободной экономической зоне. Примечательно, что он подписан 2 июля, а свидетельство о включении «Крым-Агро» в Единый реестр участников СЭЗ Минэкономразвития регистрирует неделю спустя. То есть на момент подписания договора разрешения работать в СЭЗ и на условиях СЭЗ предприятие не имело. А ведь в этом тоже кроется особое отношение к инвестору — ему не придётся ни с кем вступать в конкурентную борьбу, поскольку для участников СЭЗ земельные участки предоставляются в аренду без торгов. Так во всяком случае утверждает само МИЗО.

...на другом начали?
...на другом начали?

Но даже эта непоследовательность не так значима, как статус земель, на которых намеревались развернуть производство (согласно проекту, на пляже планировалось построить 12 производственных зданий на бетонных основаниях, ещё одно административное и КПП). Напомню, территория выделялась под сельскохозяйственную деятельность. Следовательно, и статус зоны должен быть соответствующим. На своей официальной странице в «Фейсбуке» МИЗО пишет: «Схема расположения участка была согласована со всеми заинтересованными органами, и в первую очередь с администрацией Сакского района. Приказом Минимущества участок был образован из земель сельскохозяйственного назначения. Изменение категории земель в границах рассматриваемой территории никогда не осуществлялось».

Однако заместитель председателя Штормовского сельского поселения утверждает обратное.

«В 2014 году решением сессии нашего сельсовета полномочия по созданию генерального плана были переданы в район. И в том плане нынешние земли МИЗО, в частности пляжи, считались зоной рекреации», — отмечает Л. Поскрёбышева.

Напрашивается вывод, что Сакская администрация согласовала с министерством изменения назначения оспариваемой сегодня территории и по обоюдной договорённости стороны утверждают, что статус её никогда не менялся.

Китайские деньги?

Местные жители считают, за «Крым-Агро» стоят китайцы. Факт неподтверждённый, однако многое говорит о том, что так оно и есть. В 2017 году состоялась встреча между главой крымского правительства и делегацией из Китая, на которой как раз обсуждались возможности реализации ряда инвестпроектов. Тогда же С. Аксёнов на своей странице в соцсетях написал, что за счёт бизнесменов из КНР в Крыму будет успешно развиваться аквакультура, и добавил, один инвестор уже приступил к работе в Сакском и Красногвардейском районах. На встрече присутствовал догадайтесь, кто? Эрик Шубаев! Так что пазлы складываются во вполне конкретную картину.

Мы поинтересовались, что собой представляет предприятие господина Шубаева, и выяснили, помимо рыболовства, оно занимается сорока дополнительными видами деятельности. В частности, выращиванием зерновых, риса, сахарного тростника, табака, махорки, винограда, цитрусовых; разведением овец, коз, свиней, птицы и прочих животных; производством масел, жиров, кормов, а ещё торговлей и так далее и тому подобное. При этом на предприятии (данные на 2017 год) числится один сотрудник! Да и уставный капитал составляет 10 тысяч рублей (а договором о деятельности в СЭЗ в качестве вложений предусмотрено 15 млн рублей). К тому же в Реестре малого и среднего предпринимательства «Крым-Агро» занимает категорию микропредприятия.

Невольно напрашивается предположение, что предприятие создано лишь для прикрытия. Но зачем? Если инвесторы пришли с благими намерениями, что им скрывать? Зачем нужна такая конспирация? Не несёт ли производство угрозу для окружающей среды?

«На наши вопросы никто ответов не давал, документы старались не показывать и даже на обещанные встречи не приходили. Вот и пришлось митинговать и таким образом привлекать к себе внимание. И только после того, как у нас побывала депутат Государственной Думы РФ Наталья Поклонская, вслед за ней потянулись представители местной и республиканской властей — приехали и начали с нами разговаривать», — рассказывают штормовчане.

В результате Сакская межрайонная прокуратура внесла протест, после чего администрация района отменила план застройки. Глава Республики отправил своего заместителя разобраться в ситуации. Ю. Гоцанюк приехал, людей выслушал, строительство приостановил. Однако договор с инвестором пока не расторгнут. То есть строить завод никто не отказывается, скорее всего, подготавливается к «освоению» другое место. Местные жители подозревают, что им станет пляжная зона к югу от Штормового. Тут уже началось непонятное движение — точь-в-точь, как некогда в Поповке.

«Вдоль кромки пляжа с помощью грейдеров делают дорогу. Мы спрашиваем председателя сельсовета Катаева, что это значит? Он отвечает: просто делают дорогу. Кто и зачем?» — задаёт интересующий всех штормовчан вопрос ещё один член инициативной группы Евгений Ращенко.

Мы тоже хотели поинтересоваться, что всё это значит, но С. Катаев на звонки не отвечает, а Г. Мирошниченко, по её же словам, не в курсе происходящего.

На сегодняшний день есть заверения от Н. Поклонской, что разберётся, в частности, проверит целесообразность выделения 20 га пляжа под проект. Ю. Гоцанюк тоже пообещал тщательно изучить все проблемные вопросы и только после этого принять соответствующее решение. Но, кажется, заинтересованные в строительстве лица каждый раз оказываются на шаг впереди государственных чиновников, и пока те ищут пути выхода из ситуации, дельцы, возможно, его уже нашли.

Тем временем местные жители разочарованно констатируют: добычей песка угробили крымскую креветку, теперь будем выращивать «китайскую», уничтожая природу вокруг? Но это совсем другая история…

Ольга САФРОНОВА