Первый городской врач Ялты

15.05.2018

3 мая исполнилось 145 лет со дня смерти первого врача Ялты, ученика профессора Боткина украинского поэта Степана Руданского. Многие слышали украинские поговорки: «Вміла готувити, та не вміла подавати», «Бачили очі, що купували…», «Сало б їв, в салі б спав, салом укривався б…». Так это из стихов Степана Руданского.

Родился будущий поэт 6 января 1834 года в селе Хомутинцы на Подолье (сейчас Калиновский район Винницкой обл.) в многодетной семье священника. По решению отца восьмилетнего Степана отдали в Шаргородскую бурсу, где он изучал древнегреческий, латинский и старославянский языки. Затем пятнадцатилетний юноша поступает в Каменец-Подольскую духовную семинарию. В те годы он написал свои первые стихи «Сирота я безродний», «Ти не моя», «Мене забудь», «Пісня», «Не дивуйтесь, добрі люди».

Завершив семинарию первым учеником, Степан был направлен для дальнейшей учёбы в Санкт-Петербург. Но там, вопреки отцовской воле, подал заявление в медико-хирургическую академию. Здесь искали единомышленников Т. Шевченко, Н. Чернышевский, Н. Некрасов, Н. Добролюбов. Чернышевский даже героев своего романа «Что делать?» — Лопухова и Кирсанова — сделал студентами этой академии.

Это был период наивысшего расцвета поэтического таланта С. Руданского. В его творчестве явно прослеживаются гражданские мотивы, созревает и формируется мастерство автора юмористических и сатирических, лирических, исторических, эпических стихотворений. Рождаются и юморески — энциклопедия жизни и быта простых людей, сделавшие имя поэта бессмертным.

1 августа 1861 года молодого доктора назначают на должность городского врача Ялты. В формулярном списке, хранящемся в Крымском государственном архиве, написано: «Окончив курс медицинских наук и выдержав испытания на степень лекаря и звание уездного врача в имперской С-Петербургской медико-хирургической академии, согласно ходатайству той же академии, по причине страдания грудных органов назначен Медицинским департаментом МВД городовым врачом в Ялту».

Он отправился в Крым на пароходе «Аргонавт». Денег было мало, и Степан ехал по самому дешёвому билету (за три рубля). В пути случился шторм, волны заливали палубу вместе с сидящими на ней пассажирами. Мало того, из-за шторма пароход вместо Евпатории прибыл в Севастополь, и молодой медик опоздал к месту работы. За это Симферопольская медицинская управа отказала новому сотруднику в подъёмных. У него не хватало средств даже доехать до Ялты. Как писал сам Руданский: «Во вторник выехал я из Симферополя, но на полдороги заночевал, так как не хватило денег, а без денег чёртовы почтари не хотели везти. Спасибо одному попутчику, который внёс за меня два рубля, и я еле добрался до Ялты».

11 января 2014 года. Село Хомутинцы. 180-летие со дня рождения поэта. Слева направо: первый ряд — лауреат премии им. С. Руданского Александр Волочанский, правнучатый племянник Степана Руданского Алексей Боржковский, автор статьи Анатолий Ефимов, поэт Леонид Куцый; второй ряд — члены общества «Курень Степана Руданского»
11 января 2014 года. Село Хомутинцы. 180-летие со дня рождения поэта. Слева направо: первый ряд — лауреат премии им. С. Руданского Александр Волочанский, правнучатый племянник Степана Руданского Алексей Боржковский, автор статьи Анатолий Ефимов, поэт Леонид Куцый; второй ряд — члены общества «Курень Степана Руданского»

С. Руданский приступил к работе в конце октября 1861 г. Получая двести двадцать восемь рублей шестьдесят восемь копеек в год, он едва мог сводить концы с концами. Лишь осенью 1863 года материальное положение улучшилось: назначили ещё и врачом имений графа Воронцова — за триста рублей в год. Да и болезнь немного отступила.

Молодой доктор самоотверженно трудился, совмещая обязанности городского врача, заведующего больницей, врача Алупкинских имений Воронцова, карантинного в порту и даже уездного. Но и пятисот рублей для Ялты было крайне мало.

Вначале С. Руданский жил в доме председателя городской управы Пономаренко по Севастопольской улице. Вокруг поэта сформировался небольшой круг местной интеллигенции, в который входили почтмейстер П. Падалка, агент Русского общества пароходства и торговли Т. Сияльский, управляющий Ливадийским имением Я. Лазаревский, земский учитель Г. Черенков и другие. А вот личная жизнь не сложилась. Уехав в Санкт-Петербург, он оставил на Украине свою первую любовь Марию Княгницкую, которой посвятил известную ныне песню «Повій, вітре, на Вкраїну». В Ялте познакомился с вдовой Евдокией Широкой, приятной внешне, но малокультурной и сварливой женщиной, у которой было трое детей. Это ещё больше усугубило материальные трудности: требовалось содержать большую семью и платить за арендуемую квартиру на Дерекойской улице (ныне — ул. Руданского).

С. Руданский решил построить дом. Но где взять деньги? На помощь пришёл его брат Григорий, служивший чиновником. Они взяли кредит в банке и купили у графа Воронцова участок земли, одну четвёртую десятины. Но на дом средств так и не нашли. До последних своих дней врач вынужден был скитаться с семьёй по чужим квартирам. Последние годы снимал две комнаты в небольшом двухэтажном доме Болотниковой по улице Елизаветовской (ныне — Коммунальная, 16).

Единственным утешением было поэтическое творчество. Но на него не хватало ни времени, ни вдохновения. Работать на нескольких должностях утомительно. Тем не менее он был известен как бескорыстный и добродушный человек. Художник В. Ковалёв, с которым он дружил, в своих мемуарах рассказывает, что Руданский — высокий, широкоплечий, с добрыми карими глазами человек, одетый «всегда просто, как и жил. Недолюбливал господ, зато бедных людей и сам любил, и они его любили. Захворает, бывало, бедный человек — сейчас к лекарю Руданскому. Этот и поможет, и денег не возьмёт. Бывало и так, что человеку негде жить, чтобы лечиться; Руданский даст свою квартиру, лечит, кормит, чем Бог послал, и не ждёт никакой платы».

В августе 1863 г. Степана Руданского пригласили к больному Михаилу Щепкину — выдающемуся русскому актёру, приехавшему на лечение в Ялту. Доктор помогал не только лекарствами, но и добрым словом, смягчал страдания последних дней жизни Щепкина.

Встречался Руданский и с великим маринистом Иваном Айвазовским, который часто приезжал в Ялту из Феодосии. Поэт и сам немного рисовал, создал несколько интересных пейзажей. Он был знаком с поэтом и композитором Петром Нищинским. Его навещал известный историк Николай Костомаров — автор ряда работ о Крыме, включая исторический роман «Кулеяр» и драмы «Эллины Тавриды».

С именем Руданского связано несколько важных событий в Ялте: он был инициатором строительства нового рынка в устье реки Дерекойки (который и сейчас работает), подарил городу часть своей земли для бурения скважины и строительства резервуаров для водоснабжения. Неудивительно, что ялтинцы любили молодого врача за весёлый нрав, бескорыстие и доброту. Неслучайно в 1869 году они избрали его почётным мировым судьёй Симферопольско-Ялтинского округа. В том же году царским указом Степан Руданский награждён орденом Святого Станислава 3-й степени.

Руданский уделял много времени изучению края, его архитектурных и археологических памятников, участвовал в раскопках. С интересом собирал рассказы и воспоминания о Крымской войне. А ещё занимался переводами. В частности, перевёл лермонтовского «Демона», часть «Энеиды» Вергилия. Однако главным делом жизни поэта, по словам И. Франко, является первый полный перевод на украинский язык «Илиады» Гомера.

К сожалению, при жизни поэта было опубликовано всего несколько его произведений.

В 1872 году в Крыму, на Херсонщине, в Бессарабии и Подолье вспыхнула эпидемия холеры. Заболел и сам доктор, оказывавший помощь пациентам. Общее ослабление организма вызвало обострение давнего недуга — туберкулёза.

3 мая 1873 года 38-летнего поэта не стало. Похоронили его на массандровском кладбище (Поликуровском холме), неподалёку от того места, где шумел фонтан, построенный на земле, подаренной поэтом любимому городу.

В 1892 году на собранные «всем миром» деньги на могиле поставили скромный памятник.

Ялта. Анатолий Ефимов у надгробного памятника Степану Руданскому
Ялта. Анатолий Ефимов у надгробного памятника Степану Руданскому

Есть памятник и в родном селе поэта — Хомутинцах. Работает музей. Каждый год в Хомутинцах и Калиновке проходят дни памяти. На них съезжаются писатели Украины, чтецы, художественные коллективы. Читают стихи, поют, танцуют; вручают литературную премию имени Степана Руданского. Правда, сейчас это стало делать сложнее, но в январе 2018 года торжества состоялись.

Однако вернёмся в Ялту. Да, улица Руданского в городе сохранилась. Но вот музей в школе № 15 в 2014 году зачем-то закрыли. За что так обошлись с памятью поэта, учёба и трудовая деятельность которого прошли в России и который так много доброго сделал для своей второй родины и её людей? Уважаемые ялтинцы! Давайте не будем неблагодарными и продолжим приносить к его могиле живые цветы.

Анатолий ЕФИМОВ,
земляк поэта (уроженец села Хомутинцы), автор книги «Мій земляк Степан Руданський»