Сегодня была война

В июне 1941 года Киев спал мирным сном. А в Крыму уже шла война. Севастополь стал первым советским городом, принявшим удары вражеской авиации. Здесь прозвучали громкие залпы артиллерии. Однако в Крыму бесцеремонный враг тут же получил по зубам: в этот день 77 лет назад в севастопольском небе был сбит первый фашистский самолёт.

Об этом, и не только, на встрече, приуроченной к началу Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. и состоявшейся в мультимедийном пресс-центре МИА «Россия сегодня», говорили редактор военно-исторического журнала «Military Крым», президент благотворительного фонда «Военная слава Крыма» Сергей Ченнык и заместитель начальника экскурсионно-просветительского отдела музейного историко-мемориального комплекса «35-я береговая батарея» Степан Самошин. Тема заявленной пресс-конференции звучала интригующе: «Новый взгляд на начало войны в Крыму и Севастополе».

С. Ченнык и С. Самошин
С. Ченнык и С. Самошин

Новые источники

— Сразу хочу сказать, какого-то принципиально иного взгляда на события Великой Отечественной войны нет, не было и быть не может, — обратился к журналистам С. Ченнык, — потому что мы помним, как и почему война начиналась, знаем, чем закончилась, и не забудем послевоенных итогов. Новый же взгляд касается в основном деталей, определявших события на полях сражений, международные отношения, экономику того периода. Он появился в последние лет десять, когда начались массовые открытия архивов и рассекречивание документов.

С. Ченнык рассказал: стирать «белые пятна» со страниц истории помогает открытие зарубежных архивов, прежде всего национального архива США NARA. До этого изучение истории Великой Отечественной было несколько однобоким:

— Мы использовали воспоминания и документы наших солдат, советской стороны. Прочие факты доставали кто как мог «из открытых источников» — этого было явно недостаточно для общей объективной картины. В последние годы делать сенсационные открытия помогали поисковые организации, — заметил эксперт. — Не так давно заговорили и ранее молчавшие ветераны, последние участники войны. Это были удивительные беседы. На надрыве. Людям хотелось сказать то, что после них больше не скажет никто… Для нас новое — комплекс событий, на которые мы смотрим немного с другой стороны, чем ранее.

— Допустим, до недавнего времени, вспоминая об обороне Крымского перешейка, костерили советских командиров, мол, распылили войска и сделали всё плохо, — привёл пример С. Ченнык. — Но буквально в последние годы, когда извлекли на свет немецкие архивы, оказалось, что было далеко не так. Выяснилось, тот же командующий 51-й Отдельной армией Фёдор Кузнецов и его заместитель Павел Батов действовали на своих рубежах вполне профессионально. Мы узнали, что не было глобальных ошибок, военачальники вполне ответственно распоряжались силами, находившимися в их подчинении.

— Для меня одной из важных тем в изучении истории Великой Отечественной войны в Крыму стало лето 1942 года и, в частности, уход из Севастополя советского командования, — признался Сергей Викторович. — Недавно мы с экспертами из военной академии разбирали эту ситуацию и увидели картину, весьма отличающуюся от той, что преподносится в различных документах. У нас возникла своя, несколько циничная точка зрения. Что ж, война — циничное ремесло.

35-я береговая батарея — символ подвига советского народа
35-я береговая батарея — символ подвига советского народа

Непонятый адмирал

По словам С. Ченныка, до недавних пор бытовала точка зрения, и это часто подчёркивалось в мемуарах, что командование ЧФ во главе с Филиппом Октябрьским покинуло Севастополь и вместо того, чтобы организовать эвакуацию, бросило десятки тысяч человек «на съедение» немецкой армии:

— Мы начали моделировать: что произошло бы, если бы Октябрьский, несмотря на все угрозы, привёл из портов Новороссийска, Поти, Батуми Черноморский флот в Севастополь, чтобы спасти людей? Наш расчёт показал, что уже на подходе к Севастополю, при полном отсутствии господства в воздухе (!) потери флота составили бы, в лучшем случае 30%. Противник находился на берегу и попросту расстрелял бы беззащитную эскадру. Поэтому считаем: Ф. Октябрьский сделал главное, что мог сделать, — сберёг флот, тем самым, ни больше, ни меньше… спас СССР от поражения!

Исследователь обосновал сенсационный вывод так:

— Турция ждала удобного момента для вступления в эту войну, и единственным сдерживающим фактором было присутствие боеспособного ЧФ с кораблями, находящимися в полной готовности. Тем временем турецкие дивизии уже подтягивались к Закавказью. Их целью было захватить Баку — единственную базу, снабжавшую топливом Красную Армию и флот. Потеря Баку означала бы потерю топлива. Если бы это произошло, говорить о продолжении войны не имело бы никакого смысла. Поэтому Ф. Октябрьский держал людей на кораблях, и они практически спасли страну от того, что могло произойти.

Даже в такой недалёкой истории, как события менее чем столетней давности, до сих пор нет единства мнений. Тут же, на пресс-конференции, возник спор между спикерами. Так, Степан Самошин заметил: у главнокомандующего всё же была возможность спасти севастопольцев, если бы он занялся этим вопросом раньше.

— Я не собираюсь «отбеливать» имя Ф. Октябрьского, — возразил С. Ченнык, — были ошибки. Но что касается этого вопроса, адмирал неоднократно запрашивал разрешение на эвакуацию из Севастополя, но каждый раз получал отказ.

Нужно ли бояться правды?

Не сложилось единого мнения у гостей «России сегодня» и по вопросу, нужно ли теперь открыть все архивы, все исторические документы, где можно найти примеры не только героизма, но и предательства.

— Да, нужно! — полагает С. Самошин. — Правды не надо бояться. Правда — всегда патриотична.

— Нет, все архивы открывать не нужно, — не согласился С. Ченнык. — Открытая информация может задеть моральные аспекты, личные, семейные… Пока живы люди, чьи имена могут быть упомянуты в документах, их трогать не нужно. Действительно, ради куска хлеба некоторым приходилось работать в условиях оккупационного режима. Сейчас их легко осуждать, но кто из нас готов смириться со смертью своих детей от голода? Вот и шли на работу.

Обозреватель «Крымских известий» спросил у С. Ченныка, следует ли, по толерантным или иным соображениям, замалчивать проблемы и крымского коллаборационизма времён Великой Отечественной войны?

— Как раз эта тема обязана быть раскрыта полностью! — оживился он. — Все точки над «i» должны быть расставлены. Я не сторонник обвинения того или иного народа. История — жестокая вещь. Но история коллаборационизма — это не история выживания отдельного человека на оккупированной территории. Коллаборационист — гражданин, служивший врагу. Хотя коллаборационизм как предательство, сотрудничество с оккупантами — одно, а работа на оккупантов ради выживания, ради куска хлеба — совсем другое.

История до конца не дописана

Оба участника пресс-конференции сошлись во мнении, что военная история Крыма и история Великой Отечественной в Крыму ещё не написаны до конца. Предстоит многое изучить. И бережно сохранять то, что осталось.

Уникальные результаты многочисленных исследований и открытий находят отражение на страницах военно-исторического журнала «Military Крым».

— Сегодня в Российской Федерации специализированных изданий на тему военной истории совсем немного, а из региональных, похоже, наш журнал — единственный, — справедливо думает его редактор С. Ченнык. — Мы выходим с 2005 года. С нами сотрудничают прекрасные авторы, специалисты, но нужное для патриотического воспитания издание до сих пор выпускаем своими силами. И более радужных финансовых перспектив, к сожалению, не видно: крымские чиновники не сочли возможным пойти нам навстречу.

«Наше дело правое, враг будет разбит!»
«Наше дело правое, враг будет разбит!»

…Хотелось бы закончить эту статью на героической, высокой ноте. Не получается. А может, и нужно постепенно отходить от барабанного боя и задумываться о серьёзном подходе к патриотическому воспитанию, популяризации патриотического издания? Ведь стоит на минуту забыть цену Победы — и сразу превратимся в манкуртов, как произошло это в некогда братской соседней стране…

Сегодня же мы просто вспомним начало великой трагедии, коснувшейся каждой семьи, помянем всех, кто подарил нам Победу, и не забудем девиз героических дедов: «Наше дело правое, враг будет разбит. Победа будет за нами!».

Алексей ВАСИЛЬЕВ