«СССР ракеты в космос запускал, используя только своё. Могли же! И мы сможем»

22.06.2018

Так В. Константинов отреагировал на продление Евросоюзом санкций для Крыма

Политический сезон в Крыму завершается в конце этого месяца. 27 июня в Госсовете РК пройдёт последняя сессия перед большими каникулами. Однако в атмосфере «ленивая нота» не звучит. По накалу событий складывается ощущение, что мы «в середине пути». Вот и в интервью главы крымского парламента Владимира КОНСТАНТИНОВА, которое он дал двум ведущим газетам полуострова, речь идёт о планах, анализируются последние важные проекты, делается акцент на острые проблемы и исторические аспекты.

В. Константинов дал «КИ» большое итоговое  интервью перед парламентскими каникулами
В. Константинов дал «КИ» большое итоговое интервью перед парламентскими каникулами

— 17 июня в двух крымских округах состоялись довыборы в парламент республики. Уверенно победили кандидаты от «Единой России». Это сработал партийный бренд или люди, что называется, «исходили округ ногами»?

— Выборы прошли в достаточно жёсткой конкурентной борьбе. Прогнозы в самом её начале были обнадёживающими для наших кандидатов. Поэтому, возможно, у кого-то и «гуляла» шальная мысль: а зачем вообще напрягаться и что-то делать? Однако традиции у «единороссов» другие. Мы нацеливали на то, чтобы они не попали под магию цифр, максимально много общались с людьми, составили своеобразный «внутренний паспорт избирательного участка». Это важно. Когда депутат это делает, он становится реальным представителем народа. И потом, соперники не дают нам расслабляться даже в таких промежуточных кампаниях. Мы формируем серьёзную команду, готовим программы. Так что ситуация для нас была отнюдь не паркетная.

Ещё одна особенность завершившихся выборов — не ослабевающая политизированность крымчан. Она меня удивила. Я полагал, после 2014 года прошло много времени, накал спал. Выяснилось, нет. Людям по-прежнему интересно всё происходящее в стране и республике. Причём озабоченность их живая, искренняя.

Ну и самый важный момент — высокое доверие к власти в стране и регионе. По сути на политическую систему республики крымчане смотрят как на фундамент стабильности. Если бы наши кандидаты побеждали потому, что мы их заталкивали в заранее отведённую политическую нишу, было бы ясно, что авторитет у нас дутый. Общество среагировало бы на это турбулентными явлениями. Закон жанра ведь никто не отменял. Однако власть стабильна, что, конечно, не исключает проблем. Мы их знаем, понимаем — сколько будет продолжаться жизнь, столько нам идти с ними рука об руку. Тем не менее повторюсь: спустя четыре года после «Крымской весны» мы имеем хороший рейтинг. Выборы важны ещё и как предварительный экзамен перед сентябрём 2019 года — формированием второго созыва Государственного Совета РК. Осенью мы начнём к нему готовиться.

— Оба победивших кандидата до этого представляли местную власть, которую у нас не ругает только ленивый. Так поддержаны всё же конкретные персоналии или авторитет «единороссов»? К кому с наказами пойдут селяне — к вам как секретарю партии или к новоиспечённым депутатам?

— В агитационный период кандидаты тесно общались с жителями округа. Не я — они. Их знают в лицо, они дали немало обещаний. Низовой контакт — базовый в данном случае. Если его нет — значит, властная система не работает. Срез, который мы сделали, не претендует на репрезентативность. Тем не менее наш анализ говорит, что настроения в Крыму разные — где-то отношение к лидерам лучше, где-то — хуже. Избиратель не прощает безделья, равнодушия, ничего не забывает. Политическая память у наших людей длинная. Потенциальным желающим попробовать себя в политике посоветую хорошо знать собственную историю, потому что люди всё помнят. Какими бы благими намерениями ты их ни заманивал, если сзади есть нехороший шлейф, они проголосуют «против». Мы настроены на серьёзную работу. Это были последние выборы перед каникулами, и я рад финишу на мощной ноте.

— А «отчётным периодом» довольны?

— Мы сделали очень много хорошего. Ловлю себя на мысли, что, может быть, мы мало об этом говорили. Но и нерешённого осталось много. Так что выходим на реальный диалог с избирателями, чтобы сентябрь 2019-го встретить в полной боевой готовности. Люди многого от нас ждут как от правящей партии. Мы не можем что-то пустить на самотёк, сказать, оно само рассосётся. Так же, как и требовать инерции, мол, вы нас уже выбирали, выберете ещё раз. Низкий уровень государственных услуг, самоорганизация в глубинке, местное самоуправление — традиционно слабые места российской политсистемы. Люди в регионе живут и мечтают задать президенту злободневный вопрос, понимая, что дома у них нет компетентных управленцев, средств. Если мы переломим становой хребет явлению, пробудим на местах интерес к самоорганизации, наполнению бюджета, жизнь изменится кардинально. И рабочие места появятся, и идеи забурлят, и программы приблизятся к человеку. Я ведь много езжу по Крыму. Селяне порой жалуются: «Читаем, что происходит в Симферополе, Ялте. И то строится, и то открыли. А о нас, такое ощущение, забыли, главное проходит мимо». Это плохо. И вектор на улучшение госуслуг, самоорганизацию обязательно поможет.

— Люди ещё бюрократизм очень ругают. Опутывает по рукам и ногам.

— Я их понимаю! Идея должна быть сложной, а её реализация — лёгкой и приятной. У меня есть знакомый предприниматель. Хотел вложить серьёзные инвестиции в аграрный сектор Крыма. Было это четыре года назад — и только теперь (!) получил разрешение на аренду земли. А он уже сто раз перегорел, деньги потратил на другие проекты. Кто в итоге потерял? Крым. Над этим надо думать, и партия, конечно, должна предлагать альтернативу.

— В 2014 году вы говорили о своей команде: «Мы пришли на десять лет. За этот период мы выполним свои
задумки».

— Это я о желании говорил. В России всё решает избиратель.

— Тем не менее политическая палитра в республике сложилась таким образом, что «единороссы» скорее всего останутся у власти. Как там с задумками?

— Ну не торопитесь нас отправлять на предвыборный марафон. Впереди ещё год работы. Многие вызовы мы не планировали, их подкинула жизнь. Мы предполагали гадости со стороны Украины, энергетическую, продовольственную блокады. Но не думали, что жизнь работающего в Краснодаре и у нас будет так разительно отличаться. Стараемся донести этот факт до федерального центра, говорим, мол, стоп, ребята, мы по-прежнему особый регион. Да, хотим быть полноценными, но есть данность, связанная с санкциями, конъюнктурой и т. д.

Мы отрываемся от импортных промышленных технологий, создавая свои
Мы отрываемся от импортных промышленных технологий, создавая свои

— Мы, журналисты, нередко сталкиваемся с недоброжелателями. В России их, оказывается, не так мало.

— Совсем немало! Особенно таких, кто пытался затолкать Россию в либеральное цивилизационное русло, которое несло нам гибель. Надеюсь, они делали это по наивности, а не злому умыслу. Я пришёл в политику из бизнеса и на своей шкуре испытал жёсткие тиски либеральной экономики. В 90-м году, когда развалился Советский Союз, что нам говорили либералы (я учился в Москве в школе академика Абалкина)? Не переживайте, мол, ребята. Рынок всё расставит по своим местам. Будет саморегуляция. Останутся садики, школы, больницы. А что получили? Колоссальный криминалитет, убийства, войну на улицах Крыма. Сколько молодых людей тогда погибло и сейчас покоятся на Абдале! Спрашивается, за что, за какие идеалы? А что стало с детскими садами? Растащили, раздербанили. Слава богу, школы не тронули. Так что рынок — опасный инструмент. Да, он имеет определённую силу, законы, которым надо следовать. Однако роль государства при этом не отменяется.

Для либералов Крым никогда не был родиной. Они смотрели и смотрят на него как на территорию. Здесь можно зарабатывать. А живут они все в Европе. Там учатся их дети, ходят по магазинам жёны. Там они скупают недвижимость, хранят деньги в банках, лечатся. Посмотрите на украинскую элиту. Она вся на Западе. Чуть заработал деньги — сразу с ними туда. Квартиры в Мюнхене, Риме, Мадриде. А где Родина? Твоя берёзка возле дома? Школа, в которой тебя учили уму-разуму? Нет ничего! Что будет с такой страной? Ответ ищите в том, что происходит с Украиной. Я считаю, мы спасли её от широкомасштабной гражданской войны. Если бы на наших просторах заварилась огненная каша, в ней сгорела бы вся Украина.

— О цивилизационной роли Крыма говорили на недавнем Ливадийском форуме. Причём подчёркивали, особый статус республика носила всегда, являясь форпостом сопротивления насильственной украинизации. Сейчас мы — символ надежд для ДНР и ЛНР. Мы справляемся с ролью символа?

— Вопрос непростой. Атмосфера Ливадийского форума полностью ложится в контекст того, о чём вы говорите. Вот почему фестиваль «Великое русское слово» притягивает делегации людей, борющихся за свой Русский мир. Они приезжают надышаться нашим воздухом, помечтать, как сложилось бы у них, если бы… А вот с решением конкретных проблем труднее. В нынешней геополитической ситуации власти России сложно их поддерживать. Россия несёт тяжёлое бремя после решения крымского вопроса. Но на неформальном уровне бурлит общение, слышатся интересные диалоги. С одной стороны, испытываешь радость, с другой — ответственность, хочешь помочь и не всегда можешь. В этом плане фестиваль никогда не утратит актуальности. Приехало много групп из Европы. Они называют себя русофонами, прошли определённый путь в отстаивании интересов русскости, выстрадали идею.

Борющиеся за свой Русский мир иностранцы приезжают к нам впитать атмосферу «Великого русского слова»
Борющиеся за свой Русский мир иностранцы приезжают к нам впитать атмосферу «Великого русского слова»

— Почему? В чём они видят угрозу в «оазисе свобод»?

— Об этом хорошо говорил спикер из Бельгии. Тамошние приверженцы русского увидели, как рушатся европейские ценности. А Россия этому сопротивляется. «Защищая Россию, мы защищаем Европу» — с таким тезисом они ринулись на отстаивание нормального бытового уклада, настоящих истории, культуры. Американизмы, англицизмы могут смешать и растворить любую не так звучащую ноту. Героев признать позором нации, переписать, перекроить факты. И самое опасное — лишить народ корней. Когда есть корни, человек понимает, что за дерево растёт. А когда основа размыта — превращаешься в безликое нечто.

Я очень благодарен главе Совета Федерации Валентине Матвиенко. Она придала форуму политический вес. Остроты дискуссий нам всегда хватало. Теперь есть и статусность.

— Валентина Ивановна поддержала вашу идею о строительстве музея истории Крыма на территории, прилегающей к нынешнему мемориалу в с. Мирном.

— Что очень для нас важно. Я много об этом думал. Понятно, что детсады, ФАПы, школы нам надо строить в первую очередь. Забот полно. Но люди приезжают в Крым, и я как-то посмотрел на наши просторы их глазами. Чтобы понять «соль здешней земли», им надо поехать в Керчь, Севастополь, Феодосию, Бахчисарай. Это трудно. Мы с вами живём в Крыму и много ещё где не были. А если ты приезжаешь раз в год — совсем проблематично закрывать «белые пятна». Необходимо единое пространство, где представали бы ключевые периоды крымской истории. Мирное для этого подходит превосходно. Близость аэропорта, 20 гектаров земли, коммуникации, развязки. Плюс мемориал уже положил начало масштабному проекту. Наша задача сейчас — сформулировать чёткую идею. Центр, я думаю, поддержит. Да у республики и свои финансы есть.

— В нескольких российских городах сейчас проходит чемпионат мира по футболу. Вы — мастер спорта. Невозможно представить, что не следите за ним. Как оцениваете его старт?

— Уже сам факт его проведения — победа для нас. Мы не дали повод торжествовать тем, кто не верил в нашу возможность организовать мероприятие международного уровня. А таких на Западе было немало. Они хотели сломать, скомкать наш чемпионат. Не получилось сделать это даже в своих странах. Болельщики не послушались, приехали. Мы наблюдаем пример высочайшей российской самоорганизации. Разные институты были встроены в подготовку, и все сработали чётко. Посмотрите, как достойно действовали региональные власти, спортивные, общественные организации. Как органично подключились волонтёры — разъясняют, инструктируют, сопровождают иностранных гостей. Самый большой успех я вижу в этом. Итоги преодоления слома мы, возможно, почувствуем позже, когда иностранцы разъедутся по домам и расскажут, какой они увидели реальную Россию. Ведь что такое стереотип? Когда ты в нём живёшь и не знаешь правды, то думаешь, по Москве действительно медведи ходят и люди в июне валенок не снимают. А тут увидел иную картину, понял, что тебе всё это время врали, избавился от стереотипов. Ещё и соседей просветил. Это важный момент. Европейская русофобия в последние годы выплеснулась за рамки приличия. Я никогда не думал, что мы доживём до такого.

Россия организовала фееричный праздник  футбола и уже поэтому победила
Россия организовала фееричный праздник футбола и уже поэтому победила

— А стадионы вам нравятся?

— Как они могут не нравиться? Всё сделано с русским размахом. Кроме русских, на такое никто не способен. Всё с запасом, широтой души, на вырост. Потенциал для развития футбола создан колоссальный. Без мундиаля, мотивации страна на столь масштабные стройки не отважилась бы. Мальчишки смотрят футбол. Никто не остаётся равнодушным. Слушаю дискуссии и улыбаюсь. Порой их ведут люди, ничего не понимающие в жанре, но кипятятся, доказывают что-то друг другу.

Что касается российской сборной, то она прекрасно стартовала, вышла из группы в плей-офф. Перед чемпионатом её хоронили, издевались. Может, низкие ожидания в моральном плане её как раз и поддержали. Не было волнения, как у немцев, с которых спрашивают по полной программе. Какое место займут россияне — неважно. Повторяю, Россия уже победила, явив себя миру сильной, гостеприимной, культурной.

— На днях Совет Евросоюза продлил крымские санкции. Сделали ли нам хуже европейские институты? Мы ведь при ограничениях живём уже не один год.

— Сказать, что они не вредят, неправильно. Подсчитан конкретный ущерб, есть разные печальные нюансы. Но нет худа без добра. Вот эти пути толкают нас решать накопившиеся в стране проблемы. Так случается в семье. Что-то ты не делаешь, откладываешь на завтра. И вдруг происходит что-то кризисное, побуждающее к действию. Мы стали улучшать российскую экономику. Хотя президент говорил об этом и до санкций. Но бюджет купался в нефтедолларах, отодвигались многие проекты. А теперь деваться некуда. И в Послании президента вектор обозначен недвусмысленно. Мы столкнулись с технологической зависимостью от Запада. Нужны новации в автомобилестроении? А они только у немцев. В сборке кораблей? Это у французов. Сейчас учимся делать своё. СССР ракеты в космос запускал, используя только своё. Шурупа за рубежом нельзя было купить. Могли же! И сейчас сможем. Поймите правильно, я не за стопроцентную изоляцию, да она в современном мире и невозможна. Но посмотрите на строящуюся трассу «Таврида». Там же используют исключительно импортные агрегаты и машины! А так быть не должно. Пропорция 70% своего, 30 — импортного мне кажется оптимальной.

— Не многовато импорта?

— Нет. У человека должен быть выбор. Хочешь что-то другое? Пожалуйста! Импорт разбавляет экономическую кровь. В закрытой системе мы уже жили. Ничего хорошего там нет.

Ирина ИВАНЧЕНКО