Мемуары музыкального журналиста: как быть, если твоя девушка - звезда фильмов категории “только для взрослых”? 18+

30.03.2018

Дело происходило в Голливуде. Она была едва совершеннолетней. Он - на десять лет старше. Она стояла на улице и рыдала, стараясь не терять из виду небольшой чемодан с пожитками. Он жал на газ, стараясь как можно скорее преодолеть пробки и светофоры.

Я слушала эту историю, сидя в его гостиной на притащенном с балкона кресле-мешке. На мониторе мака Харли Квинн облизывала решетку камеры. Я только что забронила себе билет в Москву, воспользовавшись интернетом с айфона друга. По полу лениво текла струйка светлого пива.

Ему тогда, много лет назад, предложили резиденцию в стрип-клубе. Он поморщился: “Я идейный диджей, в таких заведениях не играю!”. “Да ты что! Деньги, связи, старт голливудской карьеры!” - убедили его. Он не был до конца уверен, но согласился.

“Пойдем потусим вместе после работы?” - предложила она ему однажды. Совсем молоденькая блондинка-танцовщица, а ему всегда нравились только брюнетки. Ну, пойдем. Ну, пошли. Выпили по коктейлю, по второму, по третьему, разошлись. 

“Помоги мне! Спаси меня! Пожалуйста!” - рыдала она в трубку через несколько дней, стоя на улице. “Меня вышвырнули из квартиры, у меня нет денег, мне тупо негде спать!”. Если бы я знала об этой истории заранее, я бы не рыдала ему в трубку “Дорогой, пожалуйста, ты не мог бы приютить меня ровно на одну ночь? Меня выгнал сосед, и мне в буквальном смысле негде спать”. Но я не знала. Честно. И у меня была ровно такая же ситуация, как у нее. Бывают же совпадения.

Он забрал ее с улицы, привез к себе домой. Уложил спать на собственную кровать, сам устроился в гостиной на раскладушке. Не успел толком заснуть, перевернулся с одного бока на другой - ой! Она сидит на полу, обхватив прижатые к ключицам колени. “Поговори со мной, пожалуйста. Мне так одиноко!”. 

Он энергичный, эмоциональный, умный. Он понятия не имел, о чем можно всерьез разговаривать с девушкой на десять лет моложе его. Но она умела добиваться желаемого - и вскоре они стали парой.

Он ушел из стрип-клуба раньше, чем она. Сохранил эту строчку в резюме, но направил себя добиваться совершенно других целей.  Она тоже ушла оттуда.

- Я… Я хочу стать такой же, как она… - пролепетала она одним пьяняще-лунным вечером.

- Как кто именно? - уточнил он.

- Вот. Смотри, - она показала ему порно-ролик. - Эта актриса - мой кумир.

- Ты раньше уже снималась в порно? - уточнил он.

- Немножко, - прошептала она.

- Ок. Если тебе это нравится, то вперед и с песней. Только помни, пожалуйста, что это бизнес. Не теряй репутацию. Снимайся только в качественных и достойных роликах. Ни в коем случае не в таких, где одна ты и десять негров, и ни в таких, где тебя будут беспощадно унижать. Всегда держи лицо.

Ее карьера быстро пошла в гору. Симпатичная, талантливая, молодая, она совсем скоро стала вполне себе звездой. Часто приглашала коллег по индустрии к себе в гости. Затяжные оргии стали для нее и ее возлюбленного привычным образом жизни. Он до сих пор, когда смотрит порно (находясь на другом континенте, годы спустя после расставания с ней) узнает на экране знакомые лица.

После нескольких лет работы в этой пикантной индустрии она начала сходить с ума. От нервов не осталось ничего, способность к здравым рассуждениям пропала напрочь. Она, свингерша, с удовольствием приводившая своих подруг на оргии к себе в дом, вдруг начала ревновать своего бойфренда к каждому встречному столбу.

Однажды он сидел в своей домашней звукозаписывающей студии с другом. Они разговаривали о чем-то забавном и громко рассмеялись. Через несколько секунд дверь студии распахнулась. На пороге стояла она, с пистолетом в руке: “Вы надо мной смеетесь?!?!?”. Америка, оружие есть практически в каждом доме.

“Дай сюда, малыш,” - велел он. Она помотала головой. Он много лет посвятил занятиям стрельбе и боевым искусствам. Выбил пистолет из ее руки, вытащил ее на балкон, выстрелил напоказ в пустой песок на пляже. “Видишь? Я не боюсь стрелять. А ты боишься. Машешь пистолетом, но никогда не выстрелишь”.

Он умолял ее уйти с работы. Она не соглашалась. Била вазы об стену, не вылезала из травмпунктов с ушибами и порезами, пыталась еще раз взять в руки пистолет - с которым он теперь уже не расставался. Не клал в сейф, а всегда носил с собой. Чтобы не взяла, чтобы не выстрелила.

В один прекрасный день он сел на самолет и улетел в Европу. “Это был НАШ план! А ты решился на это один, без меня?” - истерила она в телефон. “Извини, да,” - ответил он. 

Я стала первым журналистом, кто взял у него интервью после переезда. И я бесконечно благодарна судьбе за то, что в два часа ночи я могу позвонить ему со словами: "Хе-хей! Я забегу на пару минут к тебе, ок?"

Сейчас у него нет девушки. Он целиком и полностью сосредоточен на карьере. А она? Могу только надеяться, что у нее все хорошо.