Самоходки против стрельцов: неизвестная история покорения Сибири

Ученые-историки давно внесли корректировки в историю покорения Сибири, но в школах все равно учат по-старому.

Перелистывая школьные учебники разных авторов по истории  России  очень часто натыкаюсь на одну и ту же иллюстрацию к разделу, посвященному завоеванию русскими Сибири. Иллюстрация – не что иное, как картина Василия Сурикова «Покорение Ермаком Сибири». Суровые мужиковатые казаки, причалив на суднах, начинают отстрел огромной пешей толпы сибирского коренного населения. Коренное население при этом  выглядит очень неприветливо, что естественно в таком контексте, вооружено абы как и одето разве что не в звериные шкуры.

Было ли, не было ли – но именно так представлял художник и люди его времени начало покорения Сибири.  Именно так, под влиянием обучающего материала, представляют и будут представлять себе покорителей Сибири и покоряемые народы поколения наших школьников, хотя по многочисленным работам историков можно уже сделать вывод, что в реальности картина была совсем другой, нежели ее представил Суриков. Ой, кому нужно сейчас ковыряться в истории, что-то корректировать, пытаться понять, как было на самом деле? — спросит кто-то. Нужно. Потому что речь идет не о туарегах или пуштунах, а о наших предках. Для нормальных людей это существенный довод.

Меняю пищаль на доспехи

Существенный вклад в изучение истории покорения Сибири внесли новосибирские ученые – историки и археологи. Один из них — доктор исторических наук Юлий Сергеевич Худяков. Он автор ряда книг и статей по этой тематике. Ю. С. Худяков указывает – не такие уж и дикари были коренные сибирские племена. У сибирских татар были свои городки, иные долговременные населенные пункты. Велась торговля. Были налажены контакты со Средней Азией. Если бы не завоевание, они продолжили бы самостоятельно развиваться. Но тут уж получилось, что с одной стороны были казаки, а с другой, с юго-востока, подпирали джунгары. Джунгары (ойраты, или калмыки) в отличие от русских, если придут за албаном (данью), то выметут все подчистую.

— Альтернатива невелика – либо платить русскому царю шкурку-две соболя в год, либо подвергнуться полному разграблению. Думаю, выбор здесь сделало само татарское население.

— Воин Кучума – противник ермаковского казака. Насколько его экипировка отличалась от экипировки русских воинов?

— Это традиционная экипировка воина позднего средневековья. Оружейная база – Средняя Азия. Но иногда оттуда же получали оружие и русские служилые люди. Так что радикальных отличий тут нет. Более того, иногда русским служилым людям попросту не хватало вооружения. Не хватало, в первую очередь,  средств защиты – они были довольно дорогие. Нанимали людей, а доспехи, наручи, поножи приходилось им либо покупать дополнительно, либо добывать в бою. Был и другой выход – выменять у коренного населения. Причем, население готово было отдать защитную амуницию зачастую только в обмен на ружья, порох и боеприпасы. И такие размены происходили, вопреки строгим запретам царского правительства.

Про одного служилого на Енисее, к примеру, известно, что он несколько раз ездил в юрты кыргызов, там с ними пьянствовал, пытался выменять понравившиеся ему наручи и в итоге ему это удалось. Война войной, но помимо этого никто не отменял простых человеческих контактов.

— Логичен вопрос – неужели у коренного населения была настолько развита металлургия, что хватало и себя обеспечивать изделиями из железа, да еще и на обмен оставалось?

— Со времен раннего средневековья в Кузнецкой котловине была своеобразная оружейная база. Русские местное население так и называли – кузнецы. Они находились под подданством кыргызов, но в позднем средневековье на них еще и телеуты претендовали. Оттуда шли внушительные объемы вооружения. Уже после того, как эти оружейники приняли русское подданство, появился царский запрет на продажу железа. Кроме того, кузнечным ремеслом занимались юги (кузнецкие остяки), жившие к северу от Красноярского лесостепного района.

Сабли Енисея

Кандидат исторических наук Сергей Григорьевич Скобелев поначалу был мне известен только по публикациям. Заинтересовал анализ ряда находок палашей и сабель енисейских кыргызов, результаты которого Сергей Григорьевич привел в статье в научном журнале «Вестник НГУ». Археологические находки с территории Средней Сибири  редко попадали к ученым в результате плановых раскопок – их случайно вырывали бульдозерами, находили в пунктах приема металлолома. Найденные клинки имели следы сгиба. По всей видимости, они – из захоронений. Когда умирал воин, «умирала» и его верная сабля. Ее сгибали и хоронили вместе с останками человека, которого по древнему местному обряду сжигали на сильном огне.

— На этой территории мы имеем дело, преимущественно, со средеазиатскими и переднеазиатскими образцами средневекового длинноклинкового вооружения – чаще всего использовали оружие, которое привозилось с юго-запада. Местными мастерами оно производилось в небольшом объеме.  Наверное, эта технология была не очень близка и понятна им – можно судить по степени интенсивности и насыщенности археологических памятников данным видом оружия. Она серьезно убывает к северо-востоку. Например, на территории Прибайкалья найден всего один образец такого оружия, в то время как на территории Алтая и Кузнецкой десятки экземпляров – скоро счет может пойти уже и за сотню. Бассейн Енисея в этом отношении занимает промежуточное положение. Но прочий ассортимент вооружения из железа (кинжалы, ножи, наконечники стрел, копий и т. д.) местные кузнецы производили в больших количествах.

САУ о четырех ногах

Итак, воин Кучума – у него шлем, кольчуга, щит, лук, копье и сабля. Сражается конным. Против него русские служилые люди. Исход большинства схваток – наши победили. Благодаря чему?

Ю. С. Худяков:

— Начнем с тактики. При хорошем вооружении действовали батыры сибирских князей по старой схеме – конный рассыпной строй, стрельба из луков и атака копьями. Но все это было хорошо знакомо русским казакам. Они, еще двигаясь по Волге, встречались с такой тактикой, чему противопоставляли свой боевой опыт – огненный бой, передвижение по рекам, а при случае длительных стоянок сооружение острогов, штурмовать которые навыков у сибирских кочевников не имелось (хотя и были единичные случаи, когда они сжигали небольшие острожки, к примеру, Ачинский).

— Огненный бой. Неужели так трудно было перенять это противникам русских служилых людей?

Они оценили его. Применяли трофейное вооружение. Пытались закупать, привозить, в том числе из Средней Азии, где его производили. Но что значит на всем привозном? К джунгарам, например, попал в плен шведский унтер-офицер Иоганн Густав Ренат. Он – артиллерист. Наладил им пушечное и ружейное производство. За это был ими сделан фельдмаршалом, как пишут в европейских источниках. Но с его возвращением в Швецию и сменой власти в Джунгарии это производство захирело и исчезло. У остальных правителей просто не было такого осознания необходимости. У Кучума, например, были две пушки. Но людей, способных с ними управляться, не оказалось.

От автора: Джунгары – отдельный разговор и скорее исключение. Особо увлекался пороховыми делами их правитель Галдан-Церен, чем обеспокоил русское правительство, как пишет А. Огурцов. Дошло до того, что в джунгарских войсках появились даже самоходные артиллерийские установки – джунгары умудрились устанавливать пушки на верблюдов и стрелять непосредственно с их спин.

Казаки – язычники?

С. Г. Скобелев время от времени вставляет в свою речь слова «как вы знаете». Впрочем, это только подчеркивает, что маловато мы оказываемся знаем. К примеру, о наших не таких еще далеких предках – русских жителях сибирских острогов.

— Сибирские остроги, как вы знаете, начали изучать еще с XIX века, когда была, например, проведена работа по консервации башен и части стен Якутского острога. Первые раскопочные работы начались в начале XX в. на территории, в частности, некоторых уральских острогов. Далее Сергей Григорьевич перечисляет остроги, которые раскапывались: город-острог Мангазея, Кузнецкий, Томский, Албазинский… Список большой. Есть и такие остроги, место которых еще не удалось отыскать. Идут споры о том, где находился спаленный джунгарами Бикатунский острог, а также 1-й Абаканский, 1-й Ачинский и некоторые иные. Наиболее полно силами археологического отряда НГУ исследован Саянский острог (полностью двор и валы, более половины рвов – рвы не раскопаны полностью, поскольку в этом не было смысла из-за, как оказалось, их регулярных чисток, в результате чего там почти не имелось археологических материалов).

— Странно. С одной стороны русские регулярно чистят рвы. Но в то же время в описаниях острогов часто говорится о найденных в большом числе костях животных…

— Мы также находили на площади острога много костей животных. В первую очередь это, конечно, остатки мясной пищи. Но не потому их так много на поверхности двора, что наши предки неряхи или грязнули. Разбрасывали  кости поскольку они, как и древесная щепа, имеют хорошие дренажные свойства. Своеобразное средство против грязи.

— Это в первую очередь…

— Но находим мы и останки животных, которых укладывали, как закладные жертвы. Многие думают, что русские люди XVII-XVIII вв. были уже истинными христианами. На самом деле это не так. В частности на площади Саянского острога под венцом оклада печи  юго-восточной угловой башни была найдена голова собаки. Видимо, ее специально убили и голову захоронили. Останки животных – головы лошадей, мы находили  под угловыми участками стен избы приказчика острога, которая стояла невдалеке от юго-восточной башни на площади острога. На площади острогов, раскапываемых другими авторами, мы также имеем факты закладных жертв, в основном, животных.

— В основном?

— В частности в Умревинском остроге недалеко от стены угловой башни было обнаружено захоронение младенца. Фактически это также можно считать закладной жертвой.  О том, что подобное было в столь позднее время на Руси можно говорить не только интерпретируя указанные находки. Есть письменные источники, которые указывают, что в позднем средневековье и новое время, даже в XIX в., о закладных жертвах знали в Европе – на территории Германии, Балканского полуострова и некоторых других стран.

Вот такая новая картина маслом «Покорение Ермаком Сибири». Вместо диких племен можно рисовать профессиональных воинов – татарских батыров при коне, в броне и при вполне современном тому веку оружии. Да и облик казаков тоже может не совпасть с привычным. Истинно православные? А как же языческие обряды? Кроме внутреннего облика казака есть интересные дополнения к их облику внешнему. Ю. С. Худяков показывает миниатюры Ремезовской летописи, где служилые люди изображены в европейских доспехах.

— Стилизация?

— Возможно. Но не стоит исключать и реальность изображений. В составе войска Ермака было немало немцев и «литовских людей». В те же времена имели место попытки закупить для войск импортное европейское вооружение…