«Как головня из огня»

В борьбе с тяжёлой болезнью Надежда обращалась и к врачам, и к целителю, а помог… Бог!

Это было в конце 1990 года. Жизнь, казалось, зашла в тупик. На месте сложного перелома плеча росла злокачественная опухоль, а операцию многократно откладывали. Намучившись от долгих болей, я послала печально-прощальное письмо своей школьной подруге Гале. Она по своей инициативе съездила к целителю, жившему в глухом лесу, и договорилась обо мне. И вот я лечу из Оренбурга в Псков в пятом по счёту гипсе и думаю над обещанием целителя: «Сделаю всё возможное и невозможное».

Целитель меня продиагностировал руками на расстоянии, сказав, что вылечит, но нужно подождать. В ожидании своей очереди я остановилась в отделении его дома для приезжих, где уже жила девушка Наташа из Санкт-Петербурга.

Со смешанными чувствами тревоги и интереса я наблюдала за жизнью этого целителя. У него была большая библиотека. На стеллажах стояли книги по религиям разных стран и литература по целительству. Больше всего места занимали книги по китайской нетрадиционной медицине. Висели таблицы точек акупунктуры.

Я тогда ещё не знала Бога и не читала Библию. Я ждала своей очереди и не подозревала, в каких дьявольских сетях находилась.

Однажды, выйдя на прогулку, я углубилась по тропинке в лес и, обратившись в небо, впервые в жизни неумело помолилась, чтобы Бог, если Он есть, помог в моём лечении.

Когда через три дня целитель в очередной раз уехал, мы с Наташей остались одни. В этот день мне было особенно тревожно. К вечеру в доме появился запах гари. Ничего не обнаружив, я предложила Наташе подняться на чердак, где были две постели. После нескольких часов крепкого сна, я пробудилась от содрогания дома и глухих взрывов внизу. С улицы раздался истошный крик: «Надежда, скорей беги, внизу всё горит». В кромешной темноте, потеряв ориентацию, я запуталась среди перегородок и балок и отчётливо поняла, что мне не выбраться. В оцепенении и полном бессилии остановилась и возопила мысленно: «Бог, если Ты есть, спаси меня!» Вмиг, не зная как, я очутилась у лестницы, ведущей вниз. Перила были очень горячие, как и воздух, спёртый, угарный. Я вновь в ужасе взмолилась: «Не могу, помоги мне!» Как будто кто снёс меня по крутой высокой лестнице, и через секунду я выбежала из сеней в боковую дверь во двор, не успев одеться. Мы в ужасе побежали на опушку леса, где стоял одинокий дом. Разбудили хозяйку, которая нас одела, и побежали в ближайший городок, чтобы вызвать пожарную команду.

Когда мы прибежали назад, то увидели догоравший дом, в котором сгорели наши вещи, деньги, документы. В состоянии шока, не веря до конца, что всё это происходит со мной наяву, я упала на мёрзлую землю. «Как жить дальше?» — думала я. А в сознании пробивалась мысль: «Как я осталась жива? Кто меня спас? Кому я нужна?»

Вскоре Галя забрала меня оттуда, одела, дала деньги на дорогу и купила билет домой.

Родные встретили меня на вокзале, думая, что я исцелилась. Удивлённо расспрашивали меня, почему на мне совсем другая одежда. Услышав мой рассказ, они были потрясены. Встал вопрос: «Как жить дальше с опухолью, но ещё и без документов, в том числе и медицинских?» Но хотя я вернулась домой в худшем состоянии, да ещё с большими потерями, я приобрела первые опыты веры.

Меня приняли в больницу, где консультировали в начале болезни. Сделав контрольный снимок, обнаружили, что опухоль значительно увеличилась. Хирург стал готовить меня к операции, предупредив, что, спасая мою жизнь, возможно, придётся ампутировать руку. В лучшем случае будут делать пересадку костной ткани с колена на плечо.

Как ни странно, на душе не было страха. Я молилась. И главным образом о прощении своих грехов. У всех родных попросила прощения, смирилась и успокоилась. Никогда я ещё не испытывала такого душевного мира.

Перед операцией ещё раз сделали снимок, и врач показал мне размеры опухоли, убеждая, что всё делают правильно, и мне надо настроиться на долгую операцию.

Наступил назначенный день. Мне сделали наркоз. С мыслями, что я под Божьим руководством, погрузилась в сон. Проснулась от того, что медсестра щипала меня за щёки, за нос, а я всё не приходила в себя. В полусне я стала ощупывать колени, они были целые, больную руку, забинтованное плечо — всё на месте. Я услышала голос врача: «Ты, должно быть, в рубашке родилась? Опухоль твоя исчезла!» С трудом верилось в такое чудо! Удивлённая, умиротворённая, я не смогла сдержать слёзы радости и благодарности… Думала, какой Он, мой Небесный Спаситель, и как Он ко мне милостив. Как мне Его благодарить? По-старому я уже жить не могла, а по-новому ещё не умела, но она уже началась — моя новая жизнь. С благодарностью рассталась я со всеми, кто помог прожить мне эти три недели в больнице.

После выписки я добросовестно следовала всем обрядам, соблюдала все праздники, но ни разу больше не испытала такого умиротворения, как в больнице. Я молилась: «Отче Небесный, наставь меня на путь истинный».

Однажды я увидела приглашение на серию проповедей «Три ангела над Оренбургом» и пошла на эту программу. Впервые я услышала вдохновенные проповеди о любви нашего Бога и Его жертве, служении и крестном подвиге, о воскресении Христа и о Небесном Святилище. Трёхангельская весть была для меня потрясающим откровением, изменившим всю мою жизнь. Начав изучать Библию, я поставила себе цель: прочитать её всю до конца и приняла решение следовать воле Божией.

Пройдя трёхмесячный библейский курс, я узнала всё главное о плане спасения человечества, о том, что «нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись» (Деяния 4:11, 12), кроме Иисуса Христа.

В глубоком покаянии, с постом я исповедала Богу все свои грехи и обрела ещё более полные мир и свободу, чем испытала в больнице. Утвердившись в истинности веры, я желала всей душой принять водное крещение и заключить с Богом завет, вступив на путь послушания всем Его заповедям, что и сделала в Церкви христиан-адвентистов седьмого дня. Теперь, убеждаясь в истинности этого пути, я многократно благодарю Бога за Его великую милость.

Надежда Смирнова, г. Оренбург