Никол Пашинян снова едет к Путину. Зачем?

После того, как Владимир Путин встретился в Сочи с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым, в некоторых армянских СМИ были озвучены вопросы, связанные с перспективами военно-технического сотрудничества РФ и АР, которые, конечно же, не могут не беспокоить Ереван. Полагаю, однако, что это не единственная причина, по которой премьер-министр Армении вновь собрался в Москву для встречи с главой РФ. Напомню, что намеченная на 8 сентября встреча Никола Пашиняна с Владимиром Путиным станет третьей по счету после смены руководства в Армении в мае с.г.

Сегодня, как полагают некоторые участники «бархатной революции» в Ереване, Армения избавилась от «диктата» со стороны Москвы, однако что-то весьма важное продолжает связывать РА с Россией, причем – настолько прочно, что лидер Армении вынужден встречаться с президентом РФ чуть ли ежемесячно. Разумеется, речь на этих встречах идет не о цене на российский газ, которую Россия держит и будет держать для Еревана на самом низком уровне - независимо от того, что происходит в РА. Думаю, что главной причиной встреч Пашиняна с главой России является потребность в консультациях с Владимиром Путиным по самому широкому кругу вопросов, «неожиданным» для Еревана образом трансформирующихся сегодня в неразрешимые проблемы.

Первая и главная проблема – армянская экономика. Еще вчера многим в Армении казалось, что стоит изгнать из республики российский бизнес, как западные компании и зарубежные армянские диаспоры завалят РА инвестициями. Увы, такого не происходит – и, похоже, что в ближайшее время не произойдет. А вот российские рынки армянский производитель уже стал терять. Во всяком случае, крупнейшая в России компания оптовой торговли продуктами питания, готовившая на осень с.г. подписание с Ереваном соглашения о сотрудничестве, притормозила контакты с армянскими партнерами.

Серьезной проблемой для правительства РА становятся и энергетические активы страны. Похоже, что новое руководство Армении, анонсировав демонополизацию компаний «Высоковольтные электросети» и «Энергетические сети Армении», не знает, в каком направлении сделать следующий шаг. Это стало особенно очевидно после заявления Никола Пашиняна о том, что персонал Мецаморской АЭС можно сократить на 500 человек, что напугало не только коллектив станции, но и правительства соседних государств – с атомными станциями шутки плохи.

Головной болью оборачивается для нового правительства РА и кампания по «борьбе с коррупцией», которая приносит ему не только дополнительную популярность, но и серьезные проблемы. Одна из них – перспектива формирования к предстоящим весной следующего года парламентским выборам новой политической партии во главе с Робертом Кочаряном, способным стать лидером новой оппозиции.

Неуклюже заведенное уголовное дело на генсека ОДКБ Юрия Хачатурова аукнулось Еревану еще одной занозой - естественной контр-реакцией со стороны стран – участников Договора о коллективной безопасности. Что понятно: ОДКБ обезглавлен (вот уже скоро два месяца, как эта организация не имеет руководителя), а от некоторых армянских инсайдеров поступает информация, что прокуратура РА собирается обезглавить еще и Евразийскую экономическую комиссию, которую, как известно, возглавляет Тигран Саркисян.

Наконец, еще один гордиев узел нынешней армянской политики – резкая активизация в Армении националистов и откровенных экстремистов (например, выпущенных на свободу представителей группировки «Сасна Црер»), требующих замены российских пограничников местными военными. (https://zen.yandex.ru/media/id/5abb74615991d39447079707/sposoben-li-nikol-pashinian-obuzdat-rvuscihsia-k-vlasti-nacionalistov-5b817bc808556800aa65e15e)

И это при том, что одновременно с русофобскими заявлениями лидеров «Сасна Црер» в Госдепе напомнили, что США всегда выступали за ввод в Нагорный Карабах миротворцев. Естественно, речь идет о «миротворцах» НАТО.

Ситуация вокруг Нагорного Карабаха вообще становится главной проблемой новой власти. Владимир Путин на встрече с Ильхамом Алиевым в Сочи еще раз подтвердил, что Россия, будучи сопредседателем Минской группы ОБСЕ, продолжит оказывать содействие мирному урегулированию карабахского конфликта.А между тем Россия на Южном Кавказе сегодня уже не самый активный игрок, поскольку в том месте, где Россия в своей региональной политике опиралась на последовательную позицию Еревана, что-то сломалось. «Многовекторная» политика нового правительства РА (а по сути, резкое усиление в ней прозападного вектора) существенно снизила роль РФ в Минской группе ОБСЕ по Нагорному Карабаху. Американские же партнеры Еревана, судя по всему, намерены осложнить отношения Армении не только с Баку и Москвой, но и с Тегераном – уж поскольку посол США в Армении Ричард Миллс не так давно дал прямые установки руководству РА быть сдержаннее в своем сотрудничестве с Ираном.

Разумеется, все названные выше и многие другие старые и новые вопросы требуют внятных ответов и адекватных решений. Причем не столько в Москве, сколько в Ереване. Российские политики не собираются рубить завязываемые в Армении внешнеполитические узлы – у России внешнеполитических проблему выше крыши на других направлениях и, прежде всего, сирийском и украинском, где вот-вот могут начаться масштабные столкновения российских военных с силами НАТО.

Да, Россия продолжает оставаться гарантом защиты национальной безопасности РА, как своего важнейшего стратегического союзника. Вопрос только в том, что, в свою очередь, может гарантировать России сегодня и в ближайшем будущем Ереван, во внешней политике которого образуется все больше и больше неразрешимых противоречий? Формальное НЕвступление в НАТО, НЕзакрытие Мецаморской АЭС, НЕудаление из РА 102 российской военной базы или что-то еще, более существенное, без элементов шантажа и приставки «НЕ»?

Полагаю, что многое может проясниться в ходе встречи Никола Пашиняна с Владимиром Путиным 8 сентября в Москве.

Владимир Лепехин, директор Института ЕАЭС