Всадники Апокалипсиса уже в России. Снимите розовые очки

Обложка очередного декабрьского 2018 г. выпуска журнала «The Economist» - стоило последнему увидеть свет – мгновенно подверглась атакам со стороны российских аналитиков и многочисленным, но в общем-то однотипным интерпретациям. Всё внимание этих аналитиков сосредоточено сегодня на повернутых лицом к лицу Трампу и Путину, а также на китайской панде, индийском слоне, Фудзияме, английском бульдоге и Витрувианском человеке в гаджетах и с ветвью марихуаны в руке. Что понятно: владельцы и редакторы журнала сообщают миру, в первую очередь, то, что видно всем, кто смотрит на мир более или менее адекватно. Это так называемый первый слой констатации очевидных трендов, выдаваемых за прогнозы, которые к концу года, безусловно, «сбудутся», после чего массовый читатель в очередной раз убедится в концептуальной мощи «The Economist» и с нетерпением будет ожидать следующих пророчеств все более культового журнала.

Куда менее заметен второй слой символов и образов на обложке издания, смысл которых не в прогнозе даже, а в формировании событий. «Мы хотим, чтобы было так, - сообщают своим читателям (умному меньшинству) владельцы и редакторы «The Economist», – и мы делаем все для того, чтобы так было».

Умный читатель, таким образом, обязан воспринимать этот второй смысловой слой не просто как сообщение о замыслах сильных мира сего, но и как предупреждение: «так случится, если этому кто-либо или что-либо не помешает». В переводе на русский и для русских это сообщение звучит следующим образом: «так будет с вами, если у вас не будет ответа на предлагаемый нами вызов».

Помнится, в названном журнале в ноябре 2016 года (последний его номер был опубликован раньше в связи с выборами в США) прогноз на 2017 год был исполнен в виде публикации на обложке карт Таро, и первая же карта была посвящена России. В ней было зашифровано (не очень-то и тщательно) сообщение о том, что в год столетия Великой русской революции Россию ждет новый национальный раскол, и произойдет он по линии противостояния между советскими людьми (красными) и православными. Так и произошло: год начался с создания очага противоборства между этими двумя самыми большими группами населения по поводу передачи в распоряжение РПЦ Исаакиевского собора, а закончился он гражданскими баталиями вокруг фильма «Матильда». (https://ria.ru/20170120/1486166694.html)

Надо ли объяснять умному читателю, что обе эти провокации, как и дебаты вокруг них, были созданы искусственно, что сама идея этих провокаций родилась за рубежом, и что авторы «The Economist» владели соответствующей инсайдерской информацией. И надо ли объяснять, что в России все вели себя как лохи: никто не понял поданный авторами «прогноза» сигнал, не вняв предупреждениям и дав развести себя на мякине. (Кое-кто в российской власти, конечно же, сознательно принял участие в навязанной РФ игре, дабы поиметь свой маленький гешефт, но речь сейчас не о них).

На сей раз, в прогнозе на 2019 год «аналитики» журнала вновь дают подсказку российскому читателю, точнее – российской власти. Подсказку явную, красноречивую и читающуюся на раз-два. И что российская власть и придворные «политологи»? А ничего. Пока, судя по всему, никто не воспринимает предупреждение условного противника всерьез. (Такова, увы, природа постсоветского чиновника-шапкозакидалы, не способного читать образы и не замотивированного на realpolitik, ибо, практически полностью сосредоточившись на возне вокруг труб, транзитов и финансовых потоков, он легко сдает российские геополитические высоты – одну за другой - на всех иных фронтах).

Что предсказывает (подсказывает) нам «The Economist» на 2019 год?

Все очень просто: мы видим четырех всадников Апокалипсиса, как четыре национальные катастрофы, непосредственно под носом у Путина. Именно под носом. (А он как бы их не видит (?)) Так вот, согласно этому прогнозу, в 2019 году Россию одолеют Мор (первый всадник), война (второй), Голод и Смерть.

Тут, разумеется, простор для интерпретаций, но уже сегодня мы видим начало Мора (в русском языке есть такое слово - «морок»), который поразил российский правящий класс: налицо почти полная растерянность элиты, нарастающая неадекватность чиновников, переходящая в откровенный маразм отдельных персонажей, «улет» политиков в параллельную реальность и в разного рода экзотическо-сектантские идеологические доктрины.

Гибридная война – то, что навязали России наши западные «партнеры», но российские элиты, увы, пока не только не в состоянии дать ей адекватный ответ, они не в состоянии даже признать, что таковая ведется (иначе бы не защищали столь упорно свое двойное и тройное гражданство). А значит война против России будет нарастать.

Голод – то явление, которое, становясь реальностью после навязывания населению антинародной «пенсионной реформы» и введения в стране фискальных репрессий против народного большинства, сегодня пока что веселит российских чиновников, разбрасывающихся «шутками» про макарошки. А между тем голод в России будет. Хотя будет он не потому, что с прилавков магазинов в РФ исчезнут продукты питания (тут правительственные «аналитики» тычут пальцем в небо). Он станет реальностью по той простой причине, что у многих людей в стране попросту не будет денег. Так что на этом фоне сказки про устроенные русскими в свое время в ряде советских республик «голодоморы», становятся особенно иезуитскими.

Наконец, под Смертью России аналитики «The Economist» могут иметь в виду что угодно: от государственного переворота и устранения Владимира Путина до развала РПЦ (как носительнице русского национального кода) и распада России. И если предлагаемый нам западными конспирологами прогноз-вызов и впрямь реален, тут уж российским властителям точно должно быть не до шуток.

Автор - Владимир Лепехин, директор Института ЕАЭС