Гватемала-сити. Токсичные реки, мусорные берега.

29.03.2018


В нашей стране активно обсуждаются проблемы отрасли обращения с отходами, в частности, нелегальных свалок, которые плодятся, как грибы после дождя. Тема обсуждается настолько активно лишь с одной целью - выстроить в России цивилизованную систему обращения с отходами, которая подразумевает раздельный сбор(будет внедрен в 2018-м году), сортировку и переработку во вторичное сырье и энергию. Мы много писали про страны, где такая система уже работает. Однако, сегодня мы хотим поговорить про территории, которые не озаботились этой проблемой и достигли критической точки мусорного кризиса. о представьте город, в котором люди рождаются, живут и погибают в городе-свалке, где есть своя река, свои дороги внутри мусорных катакомб и даже свое кладбище. Если это вам удасться, перед вами - район Зона 3 (Zona 3) столицы Гватемалы.

В расщелине глубиной в несколько сот метров, в одном из самых страшных районов Гватемалы Зона расположена огромная городская свалка, которую гватемальцы прозвали Майна от испанского mina - шахта, рудник. Есть у этого места и другое название - Зверь, который, как говорят местные, “поедает город, откусывает по кусочку каждый день”. Хотя в национальном характере приукрашивать реальность, речь не идет о каком-то мифическом герое фильма ужасов - каждый день работники свалки рискуют оказаться под завалами старых химикатов, использованных шприцов и прочих отходов. Опасность многократно увеличивается дважды в год, в сезоны дождей, когда лавина мусора буквально смывает работников свалки и сбрасывает в реки, а после - в море. Оставшееся “забирают” частые в районе горной гряды Кордильер землетрясения и естественные обрушения гор из мусора. Только в последнем обвале погибли 20 человек, половина из них так и остались под горами мусора и числятся как пропавшие без вести.

Для жителей Зоны 3 свалка - это единственный источник дохода, причем порой даже высокого: никогда не знаешь, что найдешь в куче полусгнивших мусорных мешков - бывает, попадаются серебряные браслеты, золотые броши, бронзовые пуговицы. Весь металл, найденный на свалке затем несколько раз перепродается перекупщиками, чтобы в итоге попасть к сырьевым компаниям. В конце этой цепочки цена найденных артефактов возрастает в 5, 7 и больше раз, но работник свалки получают жалкие гроши, за которые они работают по 12-14 часов каждый день. Посередине Майны протекает горный поток, в котором круглые сутки происходят неконтролируемые химические реакции: вода переливается всеми цветами радуги и постоянно бурлит - и никто даже не рискнет предположить, что за вещества попадают в воду вместе с ядовитыми свалочными фильтратами.

ИСТОЧНИК