Мы чистили ходовую нашей самоходки СУ-100, то одного, то другого внезапно начинало тошнить.

31.03.2018

Немцы попавшие в Корсунский котел больше не могли сопротивляться. Советские войска сминали вражескую оборону по всем фронтам. Разрозненные части вермахта пытались вырваться из котла любой ценой. Солдаты бросали технику и оружие, офицеры срывали с себя погоны и бежали подальше от русских.

Тех кто не сдавался - расстреливали, а кто успевал поднять руки и что-то закричать на своем немецком – оставляли в живых и выстраивали в длинные колонные пленных. В 1944 году фашисты были уже не, не было той самоуверенности, безнаказанности и безумного задора.

Я служил механиком-водителем противотанковой артиллерийской установки СУ-100. Мощное 100-мм орудие вспарывало броню практически любого танка. Много немецких бронированных машин мы поразили с нашей “сотки”. Но был у СУ-100 и недостаток – не очень надежная ходовая. Как только снег с дождем выпадет, дорога превращается в сплошное болото. Даже гусеничная техника с трудом преодолевает это каменно-грязевое месево. Ходовая и катки подводила чаще всего.

После марша по такой вот распутице мы часами ремонтировали нашу машину, потом приходилось догонять полк, потом снова ремонт – и так далее. Вот такой неприятный цикл, то воюешь, то ремонтируешь.

В последний раз на СУ-100 заклинило коробку передач. Мы несколько дней исправляли поломку. Чтобы догнать свою часть мы ехали очень быстро, на пределе возможности мотора. Через день мы догнали наш медленно ползущий по подмерзшей дороге полк.

Солдаты шли очень медленно, еще бы. По такой дороге ходить по 12 часов в сутки это очень утомительно. Пехоте было конечно тяжело. По серым от пыли лицам было видно, что люди очень устали. Я хотел объехать колонну справа как вдруг послышались крики: “Братцы смотрите, немцы!”.

Раздумывать было некогда, я дал полный газ, и многотонная машина устремилась вперед. Я закрыл люк и пошел на таран. С ходу СУ-100 раздавил немецкую машину-тягач и гаубицу. Фашисты даже не успели выпрыгнуть с автомобиля. Все попали под наши гусеницы.

Сергиенко зарядил осколочный снаряд в ствол, выстрел – снаряд упал рядом с немецкой пехотой. От разрыва убило несколько человек. Во вражеской колонне поднялась паника. Автомобили попытались съехать с дороги и скрыться, но распутица сделала свое дело. Колеса просто буксовали, а машины практически не трогались с места. Более того, столкнулось два грузовика, образовалась настоящая пробка.

В колонне было несколько противотанковых орудий, но развернуть их в нашу сторону немцы не могли. Я на полном ходу направил свою машину в самый центр колонны. СУ-100 давила автомобили, пушки и пехоту противника. Мне даже казалось, что я слышу как трещат кости под нашими гусеницами.

Жаль что не было пулемета на нашей самоходке, иначе при таком плотном потоке немцы понесли бы еще большие потери. Метров 600 я пер прямо через колонну, оставляя за собой искореженный металл и тела не успевших убежать с дороги фрицев.

Немецкий бронетранспортер попытался покинуть поле боя, Сергиенко зарядил еще один снаряд и мы ударили прямо ему в борт. Бронирование машины не рассчитано на попадание снарядов такого калибра. Раздался сильный взрыв, бронетранспортер охватило пламя, но выбегать из горящей машины было уже некому. Весь немецкий десант погиб.

Оставшиеся в живых солдаты вермахта отступили. Бой завершился. К этому времени уже стемнело, мы решили отдыхать чтобы утром продолжить движение.

Когда расцвело мы увидели, что мимо самоходки идут советские пехотинцы. Но солдаты почему-то старались не смотреть в нашу сторону. Я очень удивился, почему бойцы не смотрят в сторону самоходки и странно скривившись отворачиваются. Рядом проходил командир и сказал нам: “Знатный бой видимо был, ну что ж вы мужики машину свою не почистили?”.

Я посмотрел на самоходку и обомлел, вся машина была заляпана запекшейся кровью, на гусеницах были видны остатки волос и кожи. А позади самоходки металл вперемешку с пехотинцами немецкими.

Делать было нечего. Мы покинули машину, взяли ведра с тряпками и начали наводить порядок. Мы чистили ходовую нашей самоходки СУ-100, то одного, то другого внезапно начинало тошнить. Но безобразие это нужно было смыть.

Понравилась статья? Жмите палец вверх и подписывайтесь на канал. Тогда в вашей ленте чаще будут появляться наши публикации.