Неадекват на практике или как не катать шарики в коридоре

09.04.2018

Немного об обещанном неадеквате среди медперсонала на клинических базах и о практике студента-фельдшера в целом.

Самая первая практика на первом курсе называется санитарной. Ну вы поняли, да? Отдраить полы, отдраить стены, отдраить батареи, потолок, все поверхности и за диваном протереть. В общем-то, для каждой практики существует дневник и соответствующий перечень манипуляций, в этой были и генеральные уборки, и текущие уборки и прочая такая фигня. Делать уколы мы не имели права! А вот шарики катать - очень даже. Но нам повезло.

Как это было в далёком 2014 году... Меня и одногруппницу распределили в гинекологический стационар. И в первый же день палатная медсестра, к которой мы прикрепились всеми конечностями, сказала нам: "Надо отмыть пост палатной медсестры. Вот ведро, вот тряпки. Вперёд". Мы не выпендривались, ведь практика-то санитарная, ничего не поделаешь. Пока мыли батареи и подоконники, возникало ощущение, что в отделении ждут студентов раз в год, и только раз в год моются эти старые батареи и рассыпающиеся подоконники. За диван вообще лучше было не смотреть! Но мы справились на славу, благодаря чему наша медсестра, пробегая мимо, говорит: "Девочки, сделайте укол в такой-то палате такой-то пациентке". А мы такие: "Ээээ..." Надо сказать, конечно, укол внутрипопочно сделает любой дурак, но тут уже немного другая форма ответственности: а вдруг что-то пойдёт не так, а студент ещё и не имеет права делать такую манипуляцию? Кто будет отвечать? В общем, мы отказались, и это правильно. Всегда знайте границы своих прав, не идите на поводу у медсестёр и пациентов: помните об ответственности. И если какой-то манипуляции вы не обучены по бумажкам, то делать её не имеете права.

Дальше практика пошла как по маслу. Мы больше ничего не мыли и не катали. Из-за специфики гинекологического отделения был огромный поток пациентов и огромная текучка: кто-то выписывается, кто-то ложится, и это по 10-15 человек в день! Бумажек на каждого надо заполнить уйму, просто тьму-тьмущую всяких журналов, листков, выписок, вписок, направлений и т д. Поэтому вся наша практика заключалась в разносе таблеток по палатам и в приёме пациентов в отделение. Под конец мы даже сами распределяли их по палатам и отвечали на телефонные звонки, записывали пациентов на исследования типа УЗИ, ЭКГ, рентгена. Мы ни разу не сидели сложа руки, всё время чем-то было заняты, оттого практика пролетала незаметно, и все всеми были довольны: студенты - тем, что не моют бесконечно полы, медперсонал - хоть каким-то облегчением в работе.

Однажды произошёл жуткий случай на второй или третий день практики. Значит, в отделении - никого, медсёстры на операциях, на посту торчат двое студентов-первокурсников (я и Юля), и двое студентов-третьекурсников-медсестёр. Врачи на операциях, дежурный там же, отделение предоставлено само себе. Вдруг вызывает инфекционная палата, где лежит девочка лет двадцати одна, в темноте, с двойнёвой беременностью и угрозой выкидыша. Ну, девочки, приплыли. Сначала туда пошли третьекурсницы, а затем и мы подтянулись. Студенты померили давление у девочки. Стоят и говорят: "Мы ничё не понимаем, я что-то не слышу ничего..." Тут Юля выхватывает у них фонендоскоп в аппаратом и деловым таким тоном вручает мне: "Лена, перемерь!" Надо сказать, что на момент поступления мне было уже 24 года, и я уже имела за плечами вышку и какой-никакой опыт работы с пациентами в медицинском центре, поэтому одногруппники всегда ко мне прислушивались. Я меряю давление и слышу 140/90. Спрашиваю аккуратно: "А какое у вас обычно давление?" И девочка отвечает, что она гипотоник, и что давление у неё выше 100 никогда не поднимается. В то время мы ещё не знали, чем это всё грозит, и что нам делать. Поэтому одна из медсестёр побежала за врачом бегом. А вы помните, что врач-то на операции? Ну вот. Он же не может бросить все инструменты и прискакать. Поэтому когда он пришёл, начал проводить осмотр, и чуть ли не при нём у девочки случился выкидыш. Впоследствии мы узнали, что там была замершая беременность и выкидыш стимулировали, но это не отменяет того факта, что девочка после того случая никуда не выходила из палаты и много плакала одна и в темноте.

Эта практика была хорошей, нужной и дельной. А вот другая, которая проходила в санатории по модулю педиатрии, запомнилась исключительно своим неадекватом, который многие стерпели, но я не стала.

Пришли мы большим составом уже на 2 или 3 курсе к старшей медсестре. А она нам говорит, что мы готовимся к сезону, и сейчас мы с вами пойдём мыть полы и потолки, а также таскать шкафы. Надо сказать, когда я пришла на первый курс и знакомилась с группой, я очень удивилась, сколько в группе уже больных людей: у кого гипертония (в 18 лет), у кого гипотиреоз, у кого грыжи уже, у кого что. И на их фоне я, которая была уже постарше, чувствовала себя абсолютно здоровой, и язва как-то сама закрылась, глядя на них :) Так вот, нашей компашке с больными спинами предлагают потаскать шкафы. Ой, как было много негодования: и грузчиков вызовите, и денег попиленных лучше на рабочих выделите, и всё в этом роде. На фоне постоянных упрёков от старшей, которая ходила и проверяла нас, это было реально стрессом для студентов. А сначала мы подошли и попросили перчатки, на что сказали, что перчаток нет. Естественно, многие категорически отказались что-то делать без перчаток, позвонили заведующей практики в колледже, потому как она на каждой технике безопасности строго-настрого запрещала нам что-то делать без защиты. Оказалось, что перчатки есть, только они не про нашу честь, приходите со своими. Пф, я вас умоляю, я буду покупать перчатки, чтобы помыть у вас пол? Идите нафиг. В общем, я не стала бодаться там с этим жутким административным аппаратом и по слёзной просьбе перевелась в педиатрический стационар, где уже на месте договорилась о том, что буду ходить на практику в хирургическое отделение к уже знакомой медсестре, а тут мне просто проставят подписи и печати. И это было самым рациональным решением. Так что, если практика совсем не вписывается в перечень манипуляций, ищите пути отхода и перевода, это лучше, чем тратить нервы, ругаясь с упёртыми надзирателями.

И ещё совет: у нас, например, были большие дневники практики, где перед каждым модулем находился перечень манипуляций. Как только вы приходите к старшей медсестре в первый день заступать на практику, показываете ей эти манипуляции и говорите, что вы должны делать вот это. Такой приём в большинстве случаев избавит вас от мытья полов и катания шариков, потому что если вы не сделаете необходимого объёма из перечисленного, а напишете, что мыли полы, администрация колледжа, а затем и администрация больницы будет не в восторге. Часто даже было так, что старшие медсёстры, перед которыми мы козыряли списком манипуляций, извинялись за то, что вот этого и вот того вы не попробуете у нас, не тот профиль. Зато с радостью разрешали делать внутримышечные и внутривенные инъекции, особенно если видели, что студент сообразительный и действительно хочет научиться. От особо сложных пациентов типа бабушек-ДЭПниц оберегали, брали их в свои опытные руки, а остальных - колите, пожалуйста.

Так что, в любой практике студента меда можно найти плюсы, и любую практику можно проходить с комфортом, а не терпеть моральное насилие со стороны особо злобных медсестёр.