СРОЧНО: Сотрудник ЧОП «Айсберг» в Томске стрелял в спину молодому парню

К нам обратились родные и друзья молодого парня, который в настоящее время находится в реанимации областной клинической больницы (ОКБ) в тяжелом состоянии с просьбой предать огласке произошедшее.

В ночь с 7 на 8 апреля трое молодых парней (Петр, Аркадий и Игорь) проводили время караоке-баре «Каркас» - бывший ресторан «Пекин», который располагается на перекрестке улицы Розы Люксембург и переулка 1905 года.

Парни повздорили с кем-то из посетителей, после чего администрация заведения воспользовалась тревожной кнопкой. На место прибыл экипаж ГБР ЧОП «Айсберг».

В этот момент за парнями приехали их друзья – Влад и Дмитрий.

В интересах следствия мы не стали снимать лица парней.

Влад: У нашего друга Петра 8 апреля был день рождения. 21 год ему исполнилось. Он с друзьями был в клубе. Мы ехали за ними – хотели развести всех по домам. Мы приехали почти одновременно с охранниками, которых вызвали администраторы. Тот, что был за рулем машины ГБР безо всяких объяснений взял газовый баллончик и брызнул Аркадию в глаза. Никто не понял, для чего он решил это сделать – ситуация то к тому времени уже разрядилась и мы собирались ехать. Парни не поняли - за что им досталось. Почти сразу приехала еще одна машина «Айсберга». Выпрыгнул молодой охранник, достал пистолет, перезарядил и начал размахивать. Ситуация начала накаляться. Никто не понимал причины такой агрессии с их стороны. Ему свои же «чоповцы» говорили убрать пистолет. И мы говорили. Все были в сильном напряжении. Когда он убрал пистолет, мой друг Петр ударил этого охранника по лицу и они начали бороться. Почти сразу их разняли. Фактически на этом все и завершилось. «Чоповцы» посадили в машину того, который размахивал пистолетом и видимо ждали дальнейших указаний от начальства. Приехала еще одна машина «Айсберга». К этому времени приехала наша знакомая. Она посадила к себе в машину Аркадия, Петю и Игоря и повезла их домой. Никто нас не задерживал, не останавливал. Через несколько минут она мне перезвонила и сообщила, что парни вышли из машины около «Белого озера» – Аркадию, которому пшикали в глаза из газового баллончика потребовалось выйти. Глаза у него заплыли и дышать было сложно. Мы тут же поехали в ту сторону. Увидели Петю и Игоря на перекрестке Пушкина и Яковлева. Мы с Дмитрием поставили машину на остановке «Телецентр» и пошли пешком к парням. Все вместе пошли в сторону «Белого Озера» - Аркадий хрипел на лавке. Посадили в машину к нашей знакомой Игоря и Аркадия и она их повезла домой. Позвонили Пете. Он сказал, что его преследуют. Сказал, что он внизу горы. Мы с побежали к нему.

Фотография автомобиля ГБР ЧОП "Айсберг" на месте стрельбы

Дмитрий: Когда мы спустились, то увидели машину ГБР, припаркованную прямо на дороге. В ней никого не было. Увидели, как двое «чоповцев» выходят из кустов и садятся в машину. Тут же увидели Петю – он снизу шел в сторону ТИСИ. Чоповцы его заметили и тут же развернули машину. Я только успел крикнуть Пете – беги. ГБРовцы резко затормозили. Водитель выбежал из машины, а второй пытался ее остановить, чтобы она не покатилась. Водитель безо всяких предупреждений достал пистолет и выстрелил в спину Пете. Петя тут же упал. Мы с Владом стояли на проезжей части. Этот «чоповец» направил пистолет на нас и начал кричать – «ЛЕЖАТЬ». Нас положили лицом на асфальт. Рядом лежал Петя без движения. Я сразу узнал этого охранника – это был тот, который еще у караоке-бара пшикал из газового баллончика в лицо Аркадию. Мы начали спрашивать этого стрелка - зачем он стрелял? Начали задавать вопросы – что у него за пистолет? Он сильно нервничал. Он еще у караоке бара был взвинченный. Мы-то полностью трезвые были. В итоге мы встали с дороги. Это был настоящий боевой пистолет «Макарова». Стало понятно, что случилось что-то страшное. Мы медленно перенесли Петра с проезжей части на тротуар, чтобы его не задавили там. Он был без сознания. Охранники стояли у машины и что-то обсуждали шепотом. Приехали еще несколько экипажей «Айсберга». Скорую вызвали, но никакой помощи они не оказывали. Сначала приехали полицейские. Сказали, что это не их район – показали на таблицу «Октябрьский район». Ждали другой экипаж ППС. Скорая прибыла спустя 25 минут. Мы Петю перенесли в карету – видели лишь, то как они начали оказывать ему первую помощь. Никаких следственных действий не было. Не было никаких следователей, экспертов или криминалистов. Обычный ППСник взял записал наши телефоны и имена. Все просто разъехались – нас даже не опросили. Мы в шоковом состоянии поехали домой. Сообщили о произошедшем родственникам Пети. Утром нам никто из полиции или Следственного Комитета так и не позвонил. Мы сами вместе с мамой Петра поехали в РОВД. Там долго думали, что с нами делать.

Фотография Петра предоставлена родственниками и публикуется с их разрешения.

Эльвира (Мама Петра): Мое состояние не передать. В ОКБ сказали, что пуля повредила шейный отдел позвоночника, но главное – перебит спинной мозг. Прогнозы очень плохие. Мы с Димой и Владом настояли, чтобы у нас приняли заявления в полиции. Очень странно они там себя вели. Кому то звонили, совещались. Я в панике звонила в дежурную часть «Айсберга» - кричала. Парни ведь видели все то, что там произошло. Моему сыну стреляли в спину. Врачи сказали, что если он выживет – останется инвалидом. Неужели там была такая ситуация, что нужно было стрелять? Я прошу рассказать об этой истории. Я боюсь, что дело замнут – выставят все так, как им выгодно. Я уже слышала из десятых рук, что якобы этот охранник сделал два выстрела – один вверх предупредительный, а только потом в сына. Парни говорят, что он сразу стрелял ему в голову без предупреждений. Якобы вторую гильзу там нашли. Кто их там вообще искал, если никаких криминалистов не было. Все, что произошло - далеко от закона. Мне сказали, что начальник ЧОП «Айсберг» очень влиятельный человек – депутат.

Нам удалось получить комментарий основателя ЧОП «Айсберг», депутата Думы города Томска Игоря Васильевича Морозова

Игорь Морозов: Комментировать пока сложно произошедшее. Нашему сотруднику сделали операцию в ОКБ. Еще одного обследовали – что-то там с ребрами у него, дышать не мог. То, что касается того сотрудника, о котором Вы говорите, то он работает у нас около трех лет. Ему около сорока лет. Прошел все аттестации, имел все допуски. Выходные сейчас. Сложно комментировать. Утром Росгвардия начала проверку, полиция. Я пока для себя не определился до конца, что там произошло. Этим должны заниматься следственные органы в строгом соответствии с законом. Никакого давление на следствие я не оказываю.

По мнению друзей, это была месть со стороны «чоповцев» за то, что их сотрудник был унижен Петей, которому он нанес удар по лицу. В любом случае, применять огнестрельное оружие его коллеги охранника не имели никакого права.

По информации, которую нам удалось получить от сотрудников ОКБ – состояние Петра Попова крайне тяжелое.

Если говорить юридическим языком - открытое или закрытое повреждение спинного мозга: полный или неполный перерыв спинного мозга; размозжение спинного мозга – относятся к критериям квалифицирующих признаков в отношении тяжкого вреда здоровью - опасный для жизни человека, который по своему характеру непосредственно создает угрозу для жизни, а также вред здоровью, вызвавший развитие угрожающего жизни состояния.

С точки зрения уголовного преследования – достаточно обширна практика следственных органов по статье 203 Уголовного Кодекса Российской Федерации.

Превышение полномочий частным детективом или работником частной охранной организации, имеющим удостоверение частного охранника, при выполнении ими своих должностных обязанностей.
Совершение частным детективом или работником частной охранной организации, имеющим удостоверение частного охранника, действий, выходящих за пределы полномочий, установленных законодательством Российской Федерации, регламентирующим осуществление частной охранной и детективной деятельности, и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан и (или) организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, совершенное с применением насилия или с угрозой его применения либо с использованием оружия или специальных средств и повлекшее тяжкие последствия, - наказывается лишением свободы на срок до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

Томские СМИ начали освещать произршедшее

Подпишитесь на наш канал в Telegram