Битва за Винтерфелл, критический разбор

Это перевод статьи Себастьяна Роблина «Битва за Винтерфелл: почему Живые были уничтожены», ссылка: https://nationalinterest.org/blog/buzz/battle-winterfell-why-living-were-slaughtered-4-ways-it-could-have-been-avoided-55067?fbclid=IwAR33w_ipBw-bkEosZi1lpxyBR9N-9ExmvgyibT0AtEOhoGYi0_GLd4VJr4E

Эпизод «Длинная ночь» сериала «Игра престолов» показывает «last stand» (последний решительный бой) средневековой армии против беспощадной орды зомби, Белых Ходоков, во главе с Королем Ночи.

Она так же демонстрирует серию жутких командных решений, сделанных главными героями Джоном Сноу и Дейнерис Таргариен, которые просто разбазарили приданные им соединения в безумных гамбитах.

Эти эпизоды военной бездарности может быть одни из самых правдоподобных атрибутов телевизионного шоу, поскольку они отражают реальные военные бедствия. Таким образом, бой орды зомби и драконов показывает нам удивительное понимание классических ошибок командира на поле боя.

Карл фон Клаузевиц, дедушка нынешней западной военной теории, писал в своем произведении «О войне», что нужно идентифицировать у противника «центр тяжести» и нанести решительный удар по нему. Под центром тяжести понимается «центр силы и движения, от которого все зависит, и против этого-то центра тяжести противника должен быть направлен удар совокупности сил».

Этот центр тяжести изменяется в зависимости от характера противника, и может быть вражеской столицей, харизматичным лидером, или неприятельской армией. В предыдущем эпизоде Джон и Дейнерис правильно определили центр силы армии Белых Ходоков, которым является Король Ночи, поскольку без него Белые Ходоки не имеют воли к борьбе. Кроме того, они знали, что Король Ночи вполне легко может пополнять свои потери, поскольку воскрешает мертвых. Но вот дальше… Боевое планирование у людей было просто бессвязным. Они использовали своих драконов для того, чтобы лично поохотиться за Королем Ночи, но армия Белых Ходоков, начавшая прорыв обычной сухопутной обороны, делает положение людей незавидным. Именно из-за ошибок Джона и Дейнерис. Ибо Король Ночи, уклоняясь от драконов, устраивает им засаду на земле.

Таким образом, Джон и Дейнерис не смогли обеспечить работу всех своих войск в соответствии с общей стратегией и приложить результирующие их усилия к «центру тяжести».

Здесь можно выделить несколько ошибок.

Разрозненные действия пехоты, кавалерии и артиллерии, без взаимной поддержки.

Надо сказать, что армия у Винтерфелла сбалансированная, обладающая пехотой, кавалерией, артиллерией и даже авиационной поддержкой (драконы). То есть командующие имеют на руках инструменты для решения практически любой ситуации, если… И это очень важное «если»… если все элементы этой армии работают согласованно, в общей команде.

Но почему-то защитники Винтерфелла используют свои войска совершенно разрозненно, при этом каждый род войск был побежден по очереди, без поддержки со стороны других родов.

Битва начинается атакой дотракийской кавалерии. И на первый взгляд это логично: кавалерия на открытой местности является наиболее эффективной силой, поскольку там она может маневрировать и наращивать силу удара. Однако атака кавалерии, или ее современный эквивалент – танковая атака против сильного противника, представляется явно непродуманной.

Да, шок от подобной атаки может вызвать панику у плохо обученных призывников или слабо защищенных секторов фронта, где можно потенциально прорвать линию обороны и сеять ужас в тылу противника.

Но если происходит нападение на сильную позицию, кавалерийские или танковые силы, вероятно, быстро израсходуют шоковый эффект атаки без достижения прорыва и вскоре окажутся в меньшинстве, в окружении, при контратаках со всех сторон.

Так, например, в начале войны Судного дня, 1973 год, неподержанные пехотой израильские танки увязли в оборонительных порядках египетской пехоты, вооруженной ПТУРами большой дальности, и понесли сокрушительные потери. Этого вполне можно было избежать при надлежащей работе разведки, а так же при поддержке израильской пехоты и артиллерии.

Невероятно, но защитники Винтерфелла перед неудачной атакой даже не разослали всадников с целями разведки, дабы определить построение и расположение приближающихся Белых Ходоков. К тому же, учитывая, что Джон знал, что Белые Ходоки неспособны паниковать и имеют безграничные резервы, он вполне должен был понимать, что атака Легкой Кавалерии не даст решающего эффекта.

Вместо этого дотракийцев следовало развернуть на флангах, заставляя Короля Ночи разделить свои силы, чтобы гоняться за ними, или отрядить часть своего войска на оборону флангов от атак дотракийцев. При этом кавалеристы, пользуясь своей мобильностью, вполне могли бить в незащищенные участки, сворачивая бой, когда ситуация становится угрожающей.

Развертывание же катапульт перед пехотой, где они сразу же будут уничтожены, совершенно озадачивает. Поскольку у них нет прямой наводки, они не требуют прямой видимости своих целей. Соответственно, их должно было ставить за линией фронта, где они могли бы продолжить наносить потери Белым Ходокам в течение длительного периода времени.

Плохая координация поддержки с воздуха.

Поддержка с воздуха имела решающее значение в плане Джона и Дейнерис в деле защиты Винтерфелла, и мы на самом деле видели, как огонь опустошал ряды Белых Ходоков. Но в конечном итоге поддержка с воздуха эффективной для людей не стала. Почему?

Джон и Дейнерис сталкиваются с проблемами, в которых было в свое время разочаровано множество летчиков всех времен. Во-первых, очень трудно определить на земле цели, находясь в 1000 футов над полем боя, особенно в ночное время и в неблагоприятных метеоусловиях. И как результат – отказ от эффективной работы в качестве штурмовиков из-за опасения задеть своих.

Стоит так же отметить и отличную работу Короля Ночи, который наколдовал пургу, то есть создал для Джона и Дейнерис радиолокационные и связные помехи. Спуститься же ниже, на бреющий полет, опасно, ибо тогда авиация людей становится уязвимой для ПВО ближнего радиуса действия.

В свою очередь наземные войска Винтерфелла испытывают настоящие проблемы со связью с авиацией, не имея возможности своевременно подать сигнал, где и какая воздушная поддержка необходима. Даже Сир Давос, подавая заранее обговоренные сигналы, чтобы вызвать дракона, не может передать их, вернее эти сигналы остаются без внимания. Со своей стороны Дейнерис и Джон не используют мобильность драконов, не совершают разведывательных облетов, и не облегчают контроль и управление их разрозненными и рассредоточенными войсками.

При этом вражеские операции в воздухе, проведенные Королем Ночи на его зомби-драконе так же создали трудности авиации Винтерфелла. С первых воздушных сражений Второй Мировой до времен стелс-истребителей и современности сторона, которая обнаруживает своих противников раньше и раньше выходит в атаку, имеет больше шансов одержать победу в воздушном бою. Драконы Дейнерис изо всех сил поднимаются на очень большую высоту, чтобы обнаружить противника, и использовать преимущество атаки сверху. Но такая атака хороша когда вы осведомлены о противнике, чего в реалиях битвы за Винтерфелл нет.

В конце концов, действия в воздухе оказываются не очень благоприятными для Короля Ночи, однако это не играет роли, поскольку защитникам Винтерфелла поддержка с воздуха нужна гораздо больше, чем воздушные бои. Вместо погони за неуловимым врагом Джону и Дейнерис стоило бы разделить силы, где один дракон работал бы против наземных целей, а второй эскортировал его на высоте, заставляя Короля Ночи вступить с ним в бой, либо отказаться от воздушного боя, и понести большие потери на земле.

Недостаточно глубокая оборона.

Самая успешная уловка защитников Винтерфелла – это траншеи, заполненные горючими веществами и дрекольем. Это препятствует Белым Ходокам в атаке и заставляет их жертвовать собой, чтобы преодолеть препятствие.

Но почему ордер баталии человеческой пехоты развертывается впереди, а не позади траншеи? Почему защитники не строят дюжину таких траншей, каждый раз мешая армии зомби развить атаку, и истощая их силы при взятии каждой линии обороны?

Советская армия, используя подобную тактику при Курской дуге, смогла победить превосходящие их качественно немецкие силы. Предвидя атаку элитных танковых дивизий, русские за несколько недель построили несколько линий оборонительных укреплений, состоящих из минных полей, противотанковых рвов и препятствий, а так же замаскированных пушечных позиций и пулеметных гнезд. Этот защитный пояс был организован на 90 миль в глубину.

Бронированный немецкий кулак, преодолевая один пояс укреплений с большими потерями, сталкивался с другим, с третьим, и т.д. Каждая атака стоила времени, жертв, а ритм наступления постоянно терялся.

Дейнерис и Джон в битве при Винтерфелле не сделали ничего, и выступили просто блекло, хотя, возможно это объяснимо, если учитывать нетрадиционные возможности их противника и отсутствие опыта планирования общевойсковых операций в реальной войне.

Настоящая армия, не имеющая недавнего боевого опыта, постоянно спотыкается в своих первых крупных мероприятиях, таких, как начальный разгром американского экспедиционного корпуса в перевале Кассерин во время Второй Мировой или катастрофический разгром русской танковой группы Российской армии во время штурма Грозного в 1994-1995 годах.

Тем не менее, эффективные армии извлекают уроки из своих поражений и неправильных решений, и создают институты, которые в конечном итоге могут провести эффективные реформы. Джону и Дайнерис не мешало бы использовать свои разнородные силы в единой стратегии, развернуть кавалерию, пехоту и артиллерию так, чтобы они взаимно дополняли друг друга, приложить больше усилий для создания глубоко эшелонированной обороны, и наконец создать эффективные средства связи между воздушными и наземными силами.

И эти высокопарные слова, как ни странно, верны как для командиров реального мира, так и для героев фантастической саги.