Жак Кассар

Рене Дюгэ-Труэн представляет Жака Кассара на приеме у кардинала Флери. Закончится эта встреча для Кассара очень плохо....

Дюгэ-Труэн, вошедший в милость к новому первому министру Франции, кардиналу Флери, пригласил Кассара на приём во дворец, чтобы попытаться добиться справедливости. Кассар явился на приём к Флери и королю в октябре 1735-го — в рваной одежде, поскольку денег у него не было.

При дворе начали демонстративно зажимать носы и смеяться. Вдруг к корсару подошёл Дюгэ-Труэн, обнял и расцеловал Кассара и сказал следующее:«Господа, Вы знаете, кто это? Нет? Очень плохо! Это самый великий герой из ныне живущих во Франции, мсье Кассар. Я бы отдал все свои подвиги за один его выход в 1709 или 1712 годах. Его боялись англичане, португальцы, голландцы, австрийцы. Он отдал все своё имущество, чтобы спасти Францию и её короля. Он мог сделать с одним кораблём то, что другие не могли сделать и эскадрой».

Сказано всё это было при министрах, причем не кем-нибудь, а генерал-лейтенантом французского флота, и не услышать этого было просто невозможно. Поэтому Кассара вскоре вызвал к себе морской министр Морепа и предложил пенсию — 500 ливров. При этом он оскорбил Кассара: «Берите подачку и убирайтесь вон».

Кассар взорвался:«Я не хочу подачек. Государство должно мне большие деньги, 3 миллиона. Я разорён по милости короля. И я требую вернуть мне мои деньги!»

Морепа не привык, чтобы с ним так разговаривали, и попросил увести Кассара. Тот написал письмо Флери, да ещё и на суде обвинил кардинала и морского министра в подлости. Его объявили сумасшедшим, а затем посадили в замок Хэм, куда он был препровождён в июле 1736 года. Кассар умер в заключении 21 января 1740 года.

Стоит сказать ещё вот о чем. У Кассара были феноменальные понятия о честности. Привил их ему старший брат, священник. Корсары чаще всего занижали суммы призов, среди них была широко распространена двойная бухгалтерия. У Кассара же все бухгалтерские книги были безукоризненны.

История Кассара — это, наверное, как раз тот случай, когда человек пострадал и из-за своей честности, и из-за веры в честность других людей.