George Rooke
6327 subscribers

Про реформы Ле Телье - Лувуа

811 full reads
1,1k story viewUnique page visitors
811 read the story to the endThat's 69% of the total page views
4 minutes — average reading time

Ну и продолжим про "военную революцию". В этом плане помимо Паркера мне нравятся работы Мартина ван Крефельда, которые очень четко перекликаются с работами первого.
В общем, смысл такой. Реформы армии начинаются аж с 14 века. То есть 14 век - это "пехотная революция", рыцарская кавалерия перестает быть "последним доводом королей". 15 век - артиллерийская революция", с помощью артиллерии теперь легко брать укрепления и замки. 16 век - "организационная революция" или начало экспоненциального роста армий. Кстати, реформа Морица как раз была направлена на то, чтобы создать армию, примерно такую же по размерам, как и у испанцев во Фландрии.
А вот дальше... В общем, в 17 веке все стороны зашли в тупик. С одной стороны, сильного развития достигла фортификация, появились укрепления так называемого "итальянского типа", которые с помощью артиллерии того времени взять почти невозможно. С другой стороны - все уперлось в логистику.
К концу Тридцатилетней войны Центральная Европа была настолько опустошена, что армию свыше 15000 человек просто нечем было кормить и снабжать. По сути война начиная с 1640-х - это горстки всадников, совершающих набеги на города, пока в городе есть припасы. Как только припасов нет - надо менять дислокацию. То есть натуральное возвращение Темных Веков.
И вот тут как раз на сцене появляются сначала Мишель ле Телье, а потом его сын Франсуа Мишель Лувуа.
Причем - что важно! - оба чистые логисты, не военные, не генералы.
Как снабжались терции, армия Нидерландов, да вообще все армии до них? Идет армия по условной Фландрии, и по мере надобности нанимает гражданских для поставок всего необходимого. Подписываются контракты, стороны бьют по рукам и... И вот тут начинаются проблемы. Во-первых, человек с ружьем - это всегда человек с ружьем. То есть часто возникал вопрос - а зачем платить за то, что можно отнять? Но это не главная проблема. Ибо главная проблема - чтобы этот обоз прибыл из точки А в точку Б. Противник-то тоже не дурак, и при осаде условной Бреды понимает, что удачная атака такого обоза - это снятие осады с этой самой Бреды. То есть надо выделять силы для охраны обоза, а это ослабляет действующую армию. Ну и третья проблема, которая имела место - это хитропопость самих гражданских, которые вполне могли сбывать залежалые или испорченные товары.
Так вот, Мишель ле Телье появился на сцене в 1640 году, когда стал интендантом итальянской армии. Столкнувшись с проблемами логистики и снабжения, он попытался исправить ситуацию. Изначально он боролся за честность контрактов, настаивал на своевременной оплате, и т.п., ну а в 1643 году, став военным министром, принялся за реформы всерьез.
В общем, ле Телье взял счеты, гроссбух, и начал считать. Первое, что он постарался выяснить - это каковы требования армии по снабжению. Именно он и ввел стандартный дневной рацион солдата. Далее эти рационы он распределил в зависимости от ранга. То есть рядовой - 1 рацион в день, генерал - 100 рационов в день, капитан - 40 рационов в день, и т.д. На самом деле это не значит, что генерал съедает 100 рационов рядового, это значит, что багаж генерала занимает место как 100 багажей рядового, соответственно, на капитана требуется два фургона, на генерала - 4-5 фургонов. Далее. Один фургон тянут две лошади, то есть умножаем количество фургонов на два - получаем количество лошадей.
Собственно произведя все эти расчеты, ле Телье выпустил инструкции по снабжению и логистике армии. Чтобы заведовать логистикой, в армии был создан институт интендантов, который рос и ширился.
Казалось бы - ну что тут такого? Однако это имело гигантские последствия и привело к созданию настоящей "армии нового типа".
Ибо ле Телье, а потом и его сын, маркиз Лувуа, пошли еще дальше. Логистика стала планировать военные кампании. Что это значило? В приграничных крепостях были созданы хранилища, которые рассчитывались на Х-тысячную армию, которая на этих припасах может вести кампанию Y десятков дней (не более 180 дней). То есть от того, где расположены магазины, и зависело, где войска могут начать активные действия, а где, по примеру поздней Тридцатилетки, жрать нечего и более 15 тыс снабдить не получился.
Примером может служить кампания Тюренна в 1658 году. То есть Тюренн, опираясь на "магазинные крепости" (форты короля) начинает осады испанских крепостей, только захвачен какой-то город - туда текут ручейки обозов, которые создают новый магазин, и вот вам уже база для последующих действий, и т.д.
Лувуа улучшил придумку своего отца. Он создал два типа постоянных магазинов - это стационарные магазины (Place fortes du roi, приграничные города и крепости с припасами на 6 месяцев для гарнизона и 2 месяца для лошадей), и передвижные магазины (magasins genereaux), то есть это склады припасов, предназначенные для армий, проводящих операции за пределами страны.
И опять-таки, теперь логистика по сути определяла стратегию, причем стратегию активную. Уровень запасов магазинов требовал знания
а) направления удара
б) численности войск.
в) предполагаемого времени ведения военных действий.
То есть Лувуа, пользуясь расчетами отца, просто умножал цифру запасов на количество солдат и на количество дней, в результате получая цифру того, что нужно накопить. Более того, он закладывал так же траты на транспортировку, хранение и развоз припасов по войскам. Собственно, теперь "армия нового типа" могла проводить весь спектр тактических и стратегических операций, от осад до битвы в чистом поле.
Однако...
Однако то, что было хорошо на бумаге, испортилось, столкнувшись с суровой реальностью. Лувуа забыл, что нужно не только обеспечить войска припасами, но и контролировать их потребление, эта проблема вылезла как раз во время деволюционной войны. Так, войска часто просто сжирали 10-дневный запас за 3 дня, или... просто продавали пайки гражданским, дабы положить в карман денежку или честно пропить нажитое.
Ну и еще одно.
Ван Крефельд пишет: типичная армия Лувуа (60 тыс. солдат, 40 тыс. кавалерии) потребляет за месяц 980 тысяч фунтов припасов. В войну же 1672 года для подобной армии было сделано в прибрежных крепостях лишь... 120 тысяч фунтов припасов или 11% от необходимого. То есть что, Лувуа ошибся в расчетах? Или что?
Ван Крефельд приходит к интересному выводу. Если сосредоточить все нужное количество припасов - это однозначно заметит противник, соответственно вскроется направление главного удара. Если же создать небольшое количество магазинов - это не вызовет подозрений у противника, и вот большая армия совершенно внезапно появляется у стен вражеского города, быстрой атакой захватывает его, а все потому - что противник совершенно не подготовился к осаде. Ну а восполнить припасы поможет старый добрый грабеж.
Такие дела.
Потом, если будет время и настроение, продолжим.)

Про реформы Ле Телье - Лувуа