Великий пожар, 1666

29.03.2018

Началось все, как это обычно и бывает, с полной глупости.
В булочной Томаса Фэринера (Farriner), что на Паддинг-лейн, 2 сентября 1666 года в 10.00 началось возгорание, к дому кинулись наряды городской стражи, однако булочник вышел и успокоил представителей правопорядка - пожар локализован и с минуты на минуту будет потушен. Дым действительно заметно уменьшился, стража ускакала, однако в 13.00 огонь вырвался наружу и через 20 минут ярко пылал. Далее огонь перекинулся на другие дома и начал распространение через Паддинг-лейн по Фиш-Хилл к Темзе.
Тогдашние меры пожарной безопасности были просты и незатейливы - распространение пожара останавливали широкими просеками - снося все вокруг эпицентра, и сломанные дома наваливая в виде баррикад к эпицентру. Получался эдакий круг, за которым была пустая земля, гореть нечему. Но все зависело от оперативности и решительности городских начальников.
К сожалению первым чухнулся не лорд-мэр Лондона Томас Блудворт (Bloodworth) а секретарь Адмиралтейства Сэмъюэл Пипс. Дело в том, что огонь достиг набережной Темзы, начали гореть провиантские склады флота,и надо было срочно спасать верфи и запасы ЗИПов. Пипс из рабочих верфей и моряков организовал мобильные бригады по сносу построек, а сам поспешил к королю, дабы сообщить, какие меры надо предпринять по всему городу, поскольку моряков не хватает.
Король был явно обеспокоен и послал Пипса к Блудворту, но тот воспротивился предложению секретаря - много нетронутых огнем домов сданы в аренду, люди будут требовать назад деньги, а это прямой убыток казне города.
И предложил другую меру - надо рушить с помощью солдат уже горящие дома - тогда восточный ветер будет не так далеко переносить угли. Возглавил солдат герцог Йоркский (будущий король Яков II), но эта мера оказалась не совсем правильной. Мысль Пипса была гораздо логичнее - лучше сберечь хоть что-то, сделав просеки, чем пытаться предотвратить распространение пожара, руша горящие дома и по сути разбрасывая горящие элементы по округе. В результате восточный ветер раздул пожар до невообразимых размеров, часть солдат погибло, Йоркский уцелел чудом. Пипс, спасающий склады, ночью встретил Блудворта, который плакал и причитал: "Господи, что я скажу королю! Люди не слушались меня, много их погибло. Мы сносили дома, но ветер делал свое дело быстрее, и огонь перебрасывается на новые и новые здания!"
Когда огонь добрался до складов алкоголя и масла на Темз-стрит, начался настоящий ад. Алкоголь (неразбавленный, 50-70-процентный смешался с кипящим маслом) и ветром раздувался до небес. Кипящее масло попадало на кровлю, и загорались все новые и новые дома. Температура там достигала согласно современным исследованиям порядка 1250 градусов по Цельсию.
Ну а далее по толпе, борящейся с пожаром, поползли слухи, что это не просто пожар, а целенаправленные поджоги иностранцами (голландцами, французами или евреями) и вместо борьбы с огнем начались погромы и суды Линча. Управление борьбой с огнем было потеряно.
Утром ветер сменился, и в огне оказался центр Лондона. Ярко горел, пока не обрушился, Собор Св. Павла, сгорели баржи и торговые суда в речном порту, огонь твердо держал курс на Уайтхолл.
Карл, видя такое развитие событий, отстранил от командования Блудворта, срочно мобилизовал всех солдат, какие были под рукой, плюс королевскую стражу и мушкетеров, задача была одна - по совету Пипса создать просеки, дабы уцелело хоть что-то. При этом на арендаторов наконец-то забили - им сообщили, что есть такой пункт - "форс-мажор", и если хотят спасти хоть что-то - пусть помогают. Пипс, дабы ускорить процесс, приказал морякам под командованием лейтенантов просто взрывать дома, а потом уже сгребать их в баррикады по направлению к огню. К набережной Темзы подошли боевые корабли, которые обстреливали ядрами прибрежные строения. Все эти меры вкупе с утихшим ветром к вечеру 3 сентября позволили локализовать распространение огня. Пожар же закончился 5 сентября.
Было уничтожено 13200 домов, 87 приходских церквей, сгорели провиантские склады флота и запасы древесины, 80 тысяч жителей осталось без крова, по смертям точных данных нет. Скорее всего потому, что никакой службы регистрации тогда не существовало. Зарегистрировано всего 8 смертей, но скорее всего это просто цифра, взятая с потолка - ибо только в солдатских командах потери (там-то точно велась документация!) потери составили до 170 человек погибшими. К потерям от пожара стоит добавить и примерно 200-300 иностранцев, растерзанных толпой. Нынешние исследования говорят о десятках тысяч, и даже о сотнях тысяч погибших.
Ну и о награждении непричастных и наказании невиновных. Как ни странно, булочник с Паддинг-лейн выжил, но обвинили во всем... французского часовщика Роберта Хуберта (Робера Юбера). Сообщили что он тайно ходил на католическую исповедь в Вестминстере, а значит - агент папы, ну и следовательно совершил поджог. Юбер был осужден и повешен в Тайберне 28 сентября 1666 года, хотя до последнего утверждал, что не виноват.
В Голландии же Великий Пожар в Лондоне посчитали божественным возмездием за сожжение голландских городков адмиралом Холмсом.

#История