Как я ходила на собеседование в политическую партию

30.03.2018

Я не работаю с лета, и в середине марта мне категорически надоело сидеть дома. Денежки тоже заканчиваются, поэтому решила, наконец, приступить к упорным поискам работы. Первым пунктом для меня оказался пресс-центр моего университета на должность «специалист по связям с общественностью». Говорить с начальником было весело и задорно, пока он не назвал зарплату. Девять тысяч. Супер. Класс. Здорово. Отлично. Спасибо, я пошла. Не то, чтобы я гордая, но работа, с которой я ушла давала намного больше денег. Нет никакого смысла идти на место с зарплатой меньше, правда?

По дороге из пресс-центра мне встретился мой любимый профессор и сказал, что есть еще пара вакансий. Скажу так: ему часто звонят работодатели, которые не дают объявления на сайты и в газеты – хотят найти кого-то по знакомству, а как вы, наверно, догадались, желающих на кафедре журналистики – пруд пруди. Профессор передает информацию нам. Так я связывалась с пресс-службой Академии МВД, но они мне не перезвонили. И вот он сообщает, что есть вакансия пресс-секретаря в облкоме КПРФ (коммунистическая партия РФ). Я созвонилась с ними и меня пригласили на собеседование, хотя ко всей этой «политической» затее отнеслась скептически. Мое мнение и решение целиком зависело от предстоящего собеседования.

Утро. Вышла из автобуса на остановке, ищу по приложению 2ГИС, где находится облком. Крутила карту так, будто это глобус. Сориентировалась вроде. Подхожу к месту, оборачиваюсь и вижу вывеску: «СЕКС-ШОП». Э-э-э… Ребят, к такому жизнь меня не готовила. А где же КПРФ? Мой взгляд смещается влево и – чудо! – большие красные буквы «Облком коммунистической партии». Я смотрю на секс-шоп, на облком, опять на секс-шоп и снова на облком. Приятное соседство – ничего не скажешь. Подхожу ближе к зданию КПРФ, а у них на боковой стене портрет Че Гевары в арт-обработке. Мои брови снова сомкнулись на переносице от непонимания. А он-то здесь к чему?

Я поднялась на второй этаж, как мне и было сказано. Меня сразу завели в кабинет замглавы обкома партии – к милой улыбающейся женщине лет 60-ти. Я даже не успела снять верхнюю одежду.
– Вы пока снимайте куртку, располагайтесь, а я сейчас позову юриста, – бросила она и вышла. Я думаю: «Зачем нам юрист?», а параллельно стягиваю шапку и шарф. Кабинет большой: длинный стол для переговоров, флаг с символом партии, все дела… Входят в кабинет четверо человек и садятся напротив меня полукругом. Верите или нет, но я реально подумала, что это секта какая-то. Зачем на обычном собеседовании столько людей? А чего Зюганов с Грудининым не приехали?

Замглавы попросила рассказать о себе. Ясное дело, что за словом я в карман не полезу – рассказала всё. Вдруг юрист стал задавать вопросы по юриспруденции, рекламе. Ну в рекламе я кое-что знаю, но с чего бы мне знать юриспруденцию по сути? Я знаю юридические аспекты журналистики и больше мне не особо нужно, спасибо. Дальше мне стали задавать кучу вопросов в рамках резюме, на которые я быстро отвечала. В двери вошел редактор партийной газеты. Парень казался каким-то зашуганным, замученным.

– Если будете работать, то непосредственно с Сергеем. Тут, конечно, важно взаимопонимание, почти любовь, – говорит замглавы с улыбкой. Я киваю, а сама думаю: «Что, простите? Что вы несете вообще? Какая на хрен любовь?». Какой-то театр, честное слово!

– А вы, простите, каких политических взглядов придерживаетесь? – спрашивают.
– Нейтральных, – отвечаю я.
– Ну ничего. У нас тоже так девушка пришла первый раз в политику пресс-секретарем, а потом втянулась…

Я сижу и ахреневаю потихоньку. Вы что в партию меня хотите заманить или как? Они смахивали на сектантов, даже слишком.

Пятеро людей сидят и смотрят на меня, будто важна внешность, а не опыт и знания. На меня реально давила атмосфера, и когда я вышла из кабинета, мне показалось, что стала дышать свободнее. До сих пор силюсь понять, а зачем собственно столько людей на собеседовании? Юрист, кадровик, замглавы, редактор партийной газеты, еще один работник (честно, не помню, кто он по должности) …

Меня подвели к столу, где можно было полистать партийную газету. Пока я листала и читала некоторые отрывки и заголовки, в трех шагах от меня, за спиной, стояли те, с кем мы разговаривали в кабинете.

– Видно, что смышленая девочка, – говорит женщина.
– И красавица какая, – добавляет мужчина.

То ли они подумали, что я глухая, то ли забыли, что я никуда не ушла. Я, конечно, вида не подавала, но глаза закатывала знатно. Я попрощалась, обещая отзвониться, если соглашусь. На прощание они сказали что-то вроде: «Вы не бойтесь, приходите. Мы вам все подскажем, что не знаете».

Когда я вышла из офиса в коридор и стала собираться, ко мне подошла женщина. Видимо, работник партии, которую я видела впервые.
– Ну что придете к нам работать? – улыбается она во весь рот.
– Посмотрим, – отвечаю я.

Эти все натянутые улыбки выводили меня из душевного равновесия. Когда я, наконец, вышла и пошла к остановке (мимо секс-шопа, да), меня стал разбирать смех. Они все показались мне каким-то чудными служителями прихода церкви «Свидетели Иеговы», которые то и дело повторяют прохожим или стучатся в двери квартир с фразой «А вы не хотите поговорить о боге?». С точки зрения профессионализма поработать там было бы интересно. Партийная газета имеет свою специфику, да и научиться работать с рекламными контрактами было бы неплохо… С разрозненными чувствами я и приехала домой, а к вечеру и вовсе заболела гриппом. Видимо, не судьба мне в политику уйти.