Как обнаружить ложь в речи?

30.03.2018

Речь один из самых информативных каналов для детекции лжи. Американский полиграфолог Натан Гордон, - директор Академии научно-следственного обучения, разработал техники «интервью судебной оценки» и «комплексного допроса». Он является признанным специалистом в области судебной психофизиологии и международным экспертом в сфере интервьюирования для суда и следственных органов и также делает акцент на речь.

Будучи полиграфологом, Н. Гордон более 10 лет анализировал правдивые и лживые ответы опрашиваемых лиц и создал свою методику, которую принимают во всех судах США в качестве доказательства, в отличие от полиграфа, который запрещен в 23 штатах.

Умолчание - одна из самых простых и распространенных форм обмана. Тут лжец целенаправленно скрывает информацию, но не сообщает ложную. Умолчание менее энергозатратно. При этом лжец может и не проявлять никаких маркеров лжи, так как умолчание ещё и менее социально наказуемо.

Умолчание, как правило, проявляется в виде:

  • отказ от ведения любой коммуникации, или её ведение через доверенных лиц и адвокатов, не выдавая никакой информации. Это не признак лжи, а показатель того, что человеку есть что скрывать;
  • «без комментариев» - любимая фраза политиков. Когда человек произносит подобные слова, отвечая на провокативный вопрос, он тем самым даёт понять, что скрываемая им информация находится в данной проверочной теме;
  • «я вам ничего не скажу» - это еще один стереотип поведения лжеца. Когда опрашиваемое лицо произносит подобного рода высказывания, сразу понятно, что ему есть что скрывать. Верификатору нужно помнить, что, даже когда человек молчит, он все равно многое сообщает.

К основной форме лжи относится искажение. В искажении лжец взамен правдивой информации предоставляет ложную. Поэтому искажение является более энергозатратным, а значит маркеры лжи, например, признаки лжи по ВНС, становятся более очевидными.

Структура речи причастного человека состоит из следующих психолингвистических стереотипов:

  • «обобщение», причастные лица используют так называемые кванторы всеобщности: «все», «всегда», «никто», «никогда». Стараются увеличить круг подозреваемых, когда им задают вопрос о возможном участии их или кого-то ещё.
  • «оправдание намерений преступника». В ответах причастного лица, касающихся личности преступника, звучат оправдательные мотивы. В отношении преступного действия не используются негативные слова.
  • «изменение картины восприятия события». Причастное лицо старается представить совершенное событие исходя из другой модели восприятия мира. Все эти речевые стереотипы объединяет одна поведенческая установка – извинить и понять преступника, поскольку он тоже человек. Смягчение негативных оценок личности и ситуации сопровождается постоянной диссоциацией себя от расследуемого события: «не знаю», «не видел», «не понимаю сути вопросов»;
  • «дистанцирование от личности человека». Лжец старается диссоциировать себя от личности того человека, которому нанес ущерб. Как правило, он использует местоимения, не называя жертву по имени: «тот человек», «он», «она», «они», с большим трудом называет человека по имени.

Структура речи непричастного человека другая.

Рассмотрев общую тенденцию речи лжеца, необходимо рассмотреть некоторые частные примеры отображения лжи в речи. Основными признаками лжи, на которые мы обращаем внимание являются увертки, эмфаза, неосторожные высказывания, речевые оговорки и тирады.

Некоторые примеры речевых увёрток на проверочный вопрос:

  • отсутствие ответа на прямой вопрос («Хороший вопрос, …», «Забавно, кстати, где наш …»);
  • демонстрация забывчивости («Это было так давно ...», «Насколько я помню, нет.»);
  • игнорирование вопроса (Заняться другим делом, не отвечая на вопрос; ответить не на этот вопрос, «дело не в этом, дело в другом…»);
  • философский ответ («С философской точки зрения…»);
  • непонимание сути вопросов («Что-что?», «Не понял»);
  • усиленные оправдания, сопровождаемы эмфазой («Дефолта не будет», Б. Ельцин перед дефолтом).

Эмфаза – эмоционально-экспрессивное выделение какого-либо значимого элемента высказывания или его смысловых оттенков. Эмфаза часто свидетельствует о том, что человек пытается навязать свою точку зрения как единственно верную. Возникает вопрос зачем человек это делает.

Во время опросной беседы лжеца зачастую выдают неосторожные высказывания и утечки речи, их ещё называют «оговорки по Фрейду». В ситуации стресса причастный человек может проговориться. Верификатору нужно быть внимательным, чтобы в дальнейшем использовать в своей беседе данную утечку. При правильно построенной опросной беседе утечек может быть достаточно много.

Тирада отличается от оговорки (речевой утечки) и увертки. Здесь ошибкой являются не одно слова или фраза, а большой набор фраз, зачастую эмоционально окрашенных. Опрашиваемый таким образом старается не допустить верификатора к скрываемой информации, старается заболтать его. При этом причастный не сразу осознает последствия своих откровений. Осознание, того, что он выдал себя, приходит тогда, когда слова лжеца фиксируются и предъявляются ему в качестве доказательств или последствий.

Верификатор должен обращать внимание на общую структуру речи опрашиваемого человека. А также принимать во внимание все возможные речевые увертки на проверочные вопросы, отслеживать неосторожные высказывания или речевые оговорки, обращать внимание на тирады и эмфатические высказывания. А также при анализе речи нужно помнить о том, что единственно верного признака обмана не существует.