Мимино умер

22.06.2018

Интервью певца Вахтанга Кикабидзе русской службе Deutsche Welle в момент, когда Россия, кажется, занята только футболом вдруг вырывается как мяч прославленного «Динамо-Тбилиси» прямо в топ новостей.

Общественность негодует, а депутаты грозят карами пожилому Бубе за то, что он сказал, что «очень обрадовался» распаду СССР: «Даже стол накрыл. Ребята сидели, гуляли и очень сильно напились тогда, я помню. Это, конечно, был шок, но мы уже чувствовали, что это должно произойти. Но все равно, когда ты в этом котле варишься всю жизнь, с детства, представить трудно, что такую огромную махину можно так разнести в пух и прах», – так передал свои ощущения от распада некогда единой страны один из ее символов.

При этих словах сразу представляется грузинский стол с неизменными шашлыками, пхали и домашним вином и Буба в белом костюме, поднимающий тост за «распад империи». Потом будет война в Абхазии, отключение света, очереди на улицах Тбилиси и недолгое воцарение грузинского фюрера Звиада Гамсахурдия, о правлении которого многие сегодня вспоминают с содроганием.

Казалось, все это дела давно минувших дней, да и понятно, расскажи Буба об опостылевших коммунистических лозунгах, о шамкающих вождях и о нехватке туалетной бумаги, мы бы посмеялись и повспоминали вместе с ним, но здесь, когда говорит мастер культуры, ранит другое: «разнести в пух и прах». Никто не жалеет о канувшей в лету КПСС и вряд ли хочет вернуть советскую туалетную бумагу и выездные комиссии, но боль от потери большой страны, где Грузия была одной из жемчужин в короне по-прежнему не утихает.

И поэтому, когда об этом говорит пожилой батоно Кикабидзе, мы все вдруг взрываемся: «Кикабидзе стал, кем он есть, только благодаря СССР. Иначе был бы он малоизвестным певцом с окраины Европы», -- написал про высказывания Кикабидзе публицист и сенатор Алексей Пушков. Первый раз трудно не согласиться -- все так и есть.

Эти слова очень точно иллюстрирует тот самый знаменитый и любимый поколениями «Мимино». Несмотря на его потрясающий юмор, хлесткие фразы и эпизоды — это не комедия. Это фильм о «советской мечте», которая в какой-то степени была похожей на мечту американскую. Вертолетчик из села попадает в большую авиацию, становится пилотом национальной авиакомпании. Вот он еще вчера «кур грузил», а сегодня летит на «советском Конкорде», великолепном Ту-144. Рассказывая земляку по телефону о том, что его мечта исполнилась на грузинском, он произносит главную фразу по-русски: «Такие пилоты на дороге не валяются».

По иронии судьбы, тот самый «серп и молот», который так не нравится сегодняшнему Кикабидзе так и остался символом-брендом Аэрофлота: «Такие символы на дороге не валяются».

Пройдя полный круг и даже побывав в суде, который оказывается справедливым -- пусть так было и не всегда -- Мимино решает сойти с воздушного корабля. Он «прыгает» обратно к себе на малую родину, и мы принимаем его выбор. Ему все это не нужно, все эти: «сядете в такси скажете Европа-Центр», он бежит от этого, от Запада и Москвы, столицы империи, в Грузию и даже не в Тбилиси, а в родное село.

Перед тем как убежать, он танцует перед восхищенными взглядами «иностранных эндокринологов». Да, в то время всех называли «русскими», но Мимино знает, что он грузин. СССР большая страна и мы не только советские: мы грузины, армяне, украинцы, белорусы - мы танцуем свой танец. И поэтому это любимые герои русского народа -- грузин Мимино и водитель Хачикян в исполнении Фрунзика Мкртчяна, Дон Кихот и Санчо Пенса, живущие в скучных, но спокойных брежневских 1970-х.

Возможно, ценность этого фильма и ценность самого Кикабидзе-Мимино в том, что он помог нам, русским и грузинам, пережить тяжелый конфликт августа 2008 года и начать постепенное восстановление отношений пусть не дипломатических, но человеческих. Памятник этим отношениям стоит в центре Тбилиси -- герои фильма – Мимино и товарищ Хачикян, а рядом с ними не менее главный герой, фронтовой товарищ отца грузинского летчика. Именно благодаря их встрече понимаешь, что это не комедия.

Возможно все это уже не имеет значения и Кикабидзе сегодня в другом своем образе - глава резидентуры ЦРУ Джон Глеб в фильме «ТАСС уполномочен заявить». Несмотря на отрицательный и страшный образ это была великая роль - в своих властных амбициях герой не останавливается не перед чем и даже устраняет с пути собственных коллег. Тот, кто взял обаятельного любимца советских женщин с его «проводами любви», не ошибся. Это совсем другой Кикабидзе, хищный, жесткий, обаятельный и даже страшный паук, расставивший сети так, чтобы в них поскорее попала жертва.

Он улыбается своему советскому визави разведчику Славину –Юрию Соломину, которого дружески называет «Вит», но уже прячет за спиной нож, понимая, что тот разоблачит его. Монолог, который произносит Кикабидзе, сегодня можно вполне вложить в уста его героя Джона Глэба. Вместо дурацкого мэма про «доктрину Даллеса» подойдет новый мэм про «доктрину Глэба-Кикабидзе». Реальные коллеги Глэба были действительно рады распаду СССР, хотя их бывший начальник президент США Джордж Буш-старший и уверял советского лидера Михаила Горбачева, что мы вместе закончили «холодную войну».

Жестокие слова Бубы о том, как «огромную махину можно так разнести в пух и прах» и о том, что Россия «идет по этому пути», говорят о том, что «холодная война» все еще продолжается. Мимино умер, а Джон Глэб живет. «Вы сами придете или мне вас украсть?» - шутливо, но уже сжимая хватку говорит Глэб Славину. Этот сегодняшний Кикабидзе, кажется украл у нас сам себя.

Александр Братерский журналист, политический обозреватель "Газета.Ru".  Писал о российской поп и рок-музыке для The Moscow Times, о российской политике для The Rolling Stones. В середине 2000-х годов собкор РИА «Новости» в США