«Чувствую, кровь течет, но сознаю, что раны неважные. За каждую рану отвечаю смертельным ударом...»

30.03.2018

Первым Георгиевским крестом, в ходе Первой Мировой войны, награждён донской казак из хутора Нижний Калмыкос Козьма Крючков (14 августа 1914).

Его разъезд в составе четырёх казаков (Астахова, Иванкова, Щеголькова) атаковал из засады пару германских кавалерийских дозоров. Лишь 3 германца сумели ускакать к своим, 11 были уничтожены лично Козьмой Крючковым, получившим при этом 16 колотых ран от пик и сабель врагов. Все донцы, участвовавшие с Крючковым в этом бою были также награждены Георгиевскими крестами.

Сам Козьма Крючков описывал тот бой следующим образом: «Часов в десять утра направились мы от города Кальварии к имению Александрово. Нас было четверо — я и мои товарищи: Иван Щегольков, Василий Астахов и Михаил Иванков. Начали подыматься на горку и наткнулись на немецкий разъезд в 27 человек, в числе их офицер и унтер-офицер. Сперва немцы испугались, но потом полезли на нас. Однако мы их встретили стойко и уложили несколько человек. Увертываясь от нападения, нам пришлось разъединиться. Меня окружили одиннадцать человек. Не чая быть живым, я решил дорого продать свою жизнь. Лошадь у меня подвижная, послушная. Хотел было пустить в ход винтовку, но второпях патрон заскочил, а в это время немец рубанул меня по пальцам руки, и я бросил винтовку. Схватился за шашку и начал работать. Получил несколько мелких ран. Чувствую, кровь течет, но сознаю, что раны неважные. За каждую рану отвечаю смертельным ударом, от которого немец ложится пластом навеки. Уложив несколько человек, я почувствовал, что с шашкой трудно работать, а потому схватил их же пику и ею по одиночке уложил остальных. В это время мои товарищи справились с другими. На земле лежали двадцать четыре трупа, да несколько не раненных лошадей носились в испуге. Товарищи мои получили легкие раны, я тоже получил шестнадцать ран, но все пустые, так — уколы в спину, в шею, в руки. Лошадка моя тоже получила одиннадцать ран, однако я на ней проехал потом назад шесть верст. Первого августа в Белую Олиту прибыл командующий армией генерал Ренненкампф, который снял с себя георгиевскую ленточку, приколол мне на грудь и поздравил с первым георгиевским крестом»