Таймшер по-русски: особенности

Таймшер - слово иностранное, а потому понятное не всем, хотя и переводится с английского очень просто. Тайм (time) - время, шер (share) - делить, доля, часть. Называется этот вид бизнеса именно так, поскольку означает он продажу возможности ежегодно отдыхать в конкретном месте (номере отеля, бунгало, апартаментах, на вилле, в дачном домике и т.п.) в течение строго определенного времени. Таким образом, год отдыха в этом конкретном месте поделен на части (обычно на недели). Одна из них - ваша. В другое время здесь отдыхают другие люди.

Официальное название таймшера - клубный отдых. Российское Положение о лицензировании деятельности по продаже прав на клубный отдых, действующее с 23 октября 2002 года, определяет таймшер как „деятельность по продаже юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями права использования в целях туризма и отдыха в течение определенного срока и в определенный период года принадлежащих им на праве собственности или аренды объектов недвижимости, являющихся средством размещения туристов и (или) местом предоставления туристических услуг".

На Западе таймшер распространен довольно широко. Он считается прибыльным бизнесом. За почти 20 лет - с 1980 по 1999 год - количество ежегодно продаваемых таймшер-сертификатов выросло со 100 тысяч до 660 тысяч. Общий ежегодный объем продаж таймшера в мире, по данным компании RCI, оценивается в $6,5 млрд. Такая стремительная эволюция этого вида бизнеса заинтересовала Всемирную туристскую организацию (ВТО). В 1996 году ВТО издала отдельную книгу, посвященную этой отрасли. В 1998 году создана ОТЕ (Организация таймшера в Европе), которая стала членом ВТО, а в апреле 1999 года был образован Всемирный союз по высоким стандартам в таймшере (GATE).

В России первый и пока единственный бум продаж клубного отдыха отмечен в 1994-1998 годах, и связан он, к сожалению, был не только с желанием россиян отдыхать за границей. В октябре 1994 года Евросоюз принял директиву 94/47/ЕС по таймшеру, призванную защитить потребителей этой услуги. В нее, в частности, был внесен и нашумевший „период охлаждения", в течение которого потребитель может отказаться от покупки сертификата и потребовать назад деньги без объяснения причин.

Ожидая ужесточения правил на Западе, в Россию двинулись не самые добросовестные компании. Большое количество людей, имеющих валютные средства и желающих их легализовать или сохранить, низкая правовая культура россиян, привлекательность новой услуги - таймшера - сыграли злую шутку как с российскими туристами, так и с самим клубным отдыхом. По подсчетам главы российского представительства мировой обменной компании RCI Татьяны Муртазиной, владельцами таймшер-сертификатов в период бума стали примерно 40 тысяч российских семей.

„Впаривание" как технология

Не только в России, но и за рубежом клубный отдых считается дорогим удовольствием. Поэтому продавать его трудно. Да и количество продавцов, жаждущих быстрой прибыли, явно превышает спрос. Поэтому таймшерщики часто используют так называемые агрессивные маркетинговые технологии. По мнению многих такие технологии граничат с обычным обманом. Потенциального покупателя заманивают на презентацию продукта при помощи уловок - участия в социологическом опросе с заполнением анкет, телефонных звонков домой в самое неподходящее время (вечером, когда человек расслаблен и умиротворен) с предложением прийти в офис и получить какой-нибудь неожиданный выигрыш и т.п.

В офисе проводится так называемая презентация, на которой посетителей убеждают в пользе таймшера, необходимости купить его прямо сейчас, поскольку „скидки действуют только сегодня". Цель таких методов - снизить критичность восприятия действительности покупателем и заставить его подписать контракт прямо сейчас (а, главное, оставить предоплату). Контракт в таком случае, как правило, составлен на иностранном языке без перевода, часто отсутствуют выходные данные продавца, нет подтверждения его статуса представителя мировой клубной сети и т.п.

Надо ли говорить, что итогом такой сделки часто является невозможность воспользоваться таймшером, покупка недели отдыха в сезон дождей, которую потом невозможно обменять на что-то более приличное, значительная переплата (в период таймшерного бума сертификаты за 5 тыс. долларов легко шли за 20-30 тысяч долларов). Доктор юридических наук, член международного союза адвокатов Владимир Сергеев провел много судебных процессов по делам жертв таймшера. „В нормальной ситуации подписание договора - это долгий юридический процесс, - говорит он. - Нужно ознакомиться с текстом договора, проверить, насколько добросовестен твой партнер, по какой цене ты покупаешь товар. Ведь договор - это согласование воли сторон. А с таймшером имеет место один лишь „суворовский натиск". У меня был клиент, который на презентации подписал договор с отсутствием на нем реквизитов сторон и отдал деньги".

В принципе, по словам Владимира Сергеева, суд иногда признает сделку по покупке таймшера на презентации юридически ничтожной, но в таком случае часто трудно найти компанию, которая продала сертификат. Получив повестку в суд, компания закрывается, объявляется банкротом, просто исчезает. „Но чаще всего доказать, что на клиента давили, не удается. Суд не признает правоты покупателя, поскольку под договором стоит его подпись", - утверждает Владимир Сергеев.

Наиболее частые уловки при продаже таймшера:
- Договор не дают забрать домой до подписания;
- Документ составлен на иностранном языке;
- Скрывается информация о структуре клубной системы, состоянии инфраструктуры клуба;
- Завышаются цены в связи с тем, что в данный момент клиент не может сравнить их с рыночными;
- Убеждают в финансовой выгодности вложения в таймшер, хотя на самом деле он не приносит прибыли и продать его потом дороже не получится;
-Замалчивается информация о последующих ежегодных финансовых сборах на содержание клуба и ответственности за их неуплату.

Впрочем, сейчас в России практически не осталось компаний, работающих на первичном рынке клубного отдыха. Львиную долю оборота в этой сфере составляют перепродажи таймшера. Здесь есть много своих тонкостей. После таймшерного бума середины 90-х, а в особенности после кризиса 1998 года, в России появилось очень много желающих продать свои сертификаты. Этим и занимаются компании по перепродаже. Есть даже целая Российская туристическая биржа. Их, по некоторым оценкам, немалая прибыль формируется за счет комиссионных сборов с продавца. С каждого желающего избавиться от сертификата они могут брать совсем немного - 2-5% от стоимости сертификата. Но цена одной недели заграничного таймшера не опускается ниже 3-4 тысяч долларов. Средняя цена недели в Испании, например, держится на уровне 5-7 тысяч долларов, а отдых класса luxe в центре Парижа стоит от 40 тысяч долларов. Комиссионные в абсолютном выражении при этом получаются немалыми.

„Самый частый способ обмана при перепродаже - взять деньги с продавца заранее, а потом сказать, что покупателя так и не нашли", - говорит Владимир Сергеев. При этом деньги не возвращаются, так как по условиям договора это не комиссионные за продажу, а сбор на изучение рынка таймшера, выдачу справки о том, что таймшер-сертификат не в закладе, не под судом или еще за что-то... в общем, получается, что они уже потрачены в процессе неудавшейся продажи сертификата. (Кстати, сертификат на право клубного отдыха не является ценной бумагой в России, а потому не может подвергаться имущественным санкциям) Короче, строчка о том, что компания-посредник обязуется вернуть залог, если сертификат не будет продан, в договоре начисто отсутствует. Не хотите работать по такому договору, продавайте самостоятельно!

Евгения - владелец таймшер-сертификата на 1 неделю на Канарах: „Сертификат куплен еще до кризиса, но после него мы даже не платили взносы - около $350 в год - а уже ездить туда вообще не на что было. Вот решили продать, посоветовались с юристом, но она нас отговорила. Говорит, что лучше считать эти деньги потерянными, а в перепродажу не ввязываться, поскольку никто эти сертификаты не продает. В принципе, за перепродажу с нас хотели взять $700 после уплаты задолженности по членским взносам за несколько лет, но в тексте договора мы даже не нашли пункта, что фирма обязуется продать наш сертификат. Поэтому решили и вправду с этим не связываться".

Уловки при перепродаже сертификатов:
- Договор о посредничестве в перепродаже не дают забрать домой до подписания;
- Заранее взимается сбор за оформление, псследования рынка, проверку подлинности (экспертизу) сертификата и т.п.;
- В договоре не указан срок для перепродажи или условия возврата комиссионных;

Есть, впрочем, и вполне нормальная торговля клубными сертификатами, когда клиенту обеспечивают ознакомительную поездку, если он оплатит стоимость билетов и визы, договор дают домой на несколько дней и т.п. Но агрессивные продажи фактически задавили ее в России. После „таймшерного бума", который смог прекратить только августовский кризис 1998 года, никто в России, кажется, и не представляет, что таймшер может продаваться цивилизованно.

Есть ли будущее у российского таймшера?

„Таймшер в России не скоро будет продаваться честно. Найти у нас достаточно большое количество людей, способных в здравом уме и трезвой памяти выложить ни с того, ни с сего 10 тысяч долларов, невозможно", - говорит один мой знакомый. Он сам относится к так называемому „среднему классу" и думает, что причина неудачи таймшера в России - низкий уровень жизни. И в этом он, к сожалению, прав. У большинства россиян, даже из среднего класса, такие деньги - это, чаще всего, все свободные сбережения. Заставить человека отдать их можно, только введя его в состояние транса - состояние, когда критичность его суждений и поступков существенно снижена. Однако есть люди, которые считают, что у таймшера в России есть перспективы.

„Раз клубный отдых распространен во всем мире, то почему бы ему не быть и у нас в России?" - говорит Андрей Тютюнник. Просто, по его словам, нужно правильно подойти к организации этого дела. Должен быть создан хорошо продуманный с юридической точки зрения, четко действующий механизм. А перспективы у внутрироссийского таймшера интересные.

Но что касается выездного клубного отдыха, то пока он вызывает очень много вопросов и жалоб.

В таком контексте работу по лицензированию и регулированию таймшера в России скорее стоит рассматривать как работу с прицелом на будущее. В конце концов, российская экономика отстает от мировой лет на 20. Так не означает ли это, что настоящий расцвет клубного отдыха в России еще впереди?

Правила лицензирования клубного отдыха в России действуют уже больше года. Но сказать, что они полностью заполнили тот правовой вакуум, который наблюдался в этой сфере в последние 10 лет, не берется пока никто. И правильно, поскольку многие проблемы, похоже, остаются.