Мальчик принес к горевшему ТРЦ «Зимняя вишня» 120 литров воды, чтобы пили все, кому становилось плохо

30.03.2018

14-летний Саша П. помогал людям пережить горе.
И делал это по зову сердца…
В прошлом веке примером для детей был Гаврош из романа Гюго, помогавший взрослым в революции, тогда советские дети воспитывались в школе и дома на идеалах социалистической революции… Но та эпоха и те идеалы давно прошли.
На других героев не учат. Но они, такие, как Саша, появляются, себя не афишируя, и спокойно, незаметно, совершают настоящие поступки и так же незаметно уходят.

— О том, что 25 марта загорелась «Зимняя вишня», я, дома, узнал почти сразу, прочитав о пожаре в соцсетях. Подумал, чем могу помочь. Налил в термос чай и побежал к «Зимней вишне». Увидел: работают сотрудники МЧС, пожарные. В большой толпе – за оцеплением – стоит жуткий плач. Были в толпе и раздетые люди, спасшиеся из пожара, и прибежавшие на помощь, и все, кто просто не мог не прийти… Я верил, чай кого-то согреет, кого-то успокоит, — вспоминает мальчик. – Но воды нужно больше, ее нужно много…
Мальчик оставил термос с чаем, чтобы люди пили, и побежал в магазин. Решил на хранимые им – на коньки – 500 рублей купить питьевой воды в бутылках.
— Купил шесть емкостей, 30 литров, значит. Принес к «Зимней вишне», поставил. Сходил потом домой, начал рассказывать маме, бабушке, что там происходит, возле «Зимней вишни». А они мне говорят, купи еще людям воды и по тысяче дали…
Саша побежал снова в магазин, купил 40 литров воды, отнес ее людям. Потом, через два часа, купил 50 литров воды, принес к «Зимней вишне», каждый раз замечая, что вовремя, вода уже кончалась.
Школьника-водоноса никто не замечал. Пожар в «Зимней вишне» стал шоком и горем для всех, и кемеровчане в толпе кутали в свои куртки спасшихся людей, развозили их бесплатно по домам, тоже приносили воду, бутерброды…
И люди пили Сашкину воду, и запивали ею успокоительные таблетки, и им становилось хоть чуточку легче.
— Мы за то, чтобы на месте сгоревшей «Зимней вишни» поставили бы храм в память о погибших детках, ставших ангелами, — говорит бабушка Саши. И гражданский поступок внука считает нормой:
— Он не мог иначе.
Кстати, в семье много лет помнят, что Саша еще в два года, придя на спектакль про Буратино, бросился к сцене, крича в волнении: «Огонь!» Это было первое его четкое слово – после «мамы», «папы» и других. А что такое боль от реального огня, узнал через несколько лет – обжег руку, лежал в больнице, А что такое боль души, узнал, придя помочь хоть чем-то людям из сгоревшей «Зимней вишни» и их родным, и всем землякам. И понял: какая сила — всеобщее единение, сочувствие, любовь народа, матерей, отцов и детей.