Пластмассовая жизнь

30.03.2018

Голосистая трель дверного звонка разливалась на всю квартиру.
Мда. Ну и кто интересно решил так бесцеремонно потревожить мой сон? Ладно, надеюсь, они сами уйдут, все равно у меня ни соли, ни дрели, ни желания искать истину нет.
Звонок не замолкал. Кот бы вас всех побрал. Ладно. Иду открывать, готовясь высказать незваному гостю всё, что о нем думаю. Распахнув первую дверь, я аккуратно припал к глазку, и чуть не подпрыгнул от удивления. Перед дверью стоял человек, которого я ну никак не ожидал увидеть.

Мы с Миком не общались уже года, наверное, три. С тех пор я успел дважды поменять квартиру и ни разу не сообщал ему адрес. Когда-то в универе мы были достаточно близкими друзьями. Много общались, помогали друг другу, постоянно пили, были молоды и беззаботны. Однако, в какой-то момент стало ясно, что друг друга мы уже совершенно не переносим.

Знаете, как это бывает. В некоторых отношениях случается так, что оба участника их перерастают. То есть, они оба изменились, а общаться продолжали все на том же уровне, что и много лет назад. Примерно что-то такое было и с нами. Мик устал от моего инфантилизма, а я на дух уже не мог переносить его заносчивость. К тому же, разные интересы, новые знакомы, отношения с дамами – всё это медленно но верно отдаляло нас друг от друга. В итоге, получив аттестат о высшем образовании, мы не только никогда больше не виделись, но даже и не созванивались.


И вот, он стоит у моей двери. Как он меня нашел? Кто отрыл ему ворота во двор? А в подъезд? Он же звонит уже прямо в квартиру. Эти вопросы пронеслись в моей голове за долю секунды, но размышлять над ними не приходилось, я открыл дверь.
-Андрей, привет, можно войти? – он начал совсем не церемонясь.
-Да, Мик, здарова, проходи, конечно! А как ты… - меня прервали на полуслове.
 -Мне, это, позвонить нужно. У тебя есть домашний телефон?
-Да, прямо вон там в конце коридора база стоит.
-Окей, спасибо.


Мик разулся и прошел. В его голосе и движениях скользило что-то совершенно непривычное для меня. Он выглядел безжизненным. Бесцветный голос, ровные движения, взгляд как будто мимо меня – всё это было совершенно не похоже на того Мика, что я знал в универе.


Он стоял при входе в кухню и набирал какой-то номер. Я подошел к нему.
Мик приложил трубку к уху. До меня отдаленно долетали гудки. Его взгляд ничего не выражал. Мне казалось, что он и не видит меня.
Где-то на десятом гудке он нажал на кнопку и вернул телефон на базу.
-Пацан, слушай, а есть выпить.
Это был он. Манера обращаться, само слово «пацан», да и чуть различимая интонация – эти мой прежний универский приятель.
-Да, вроде оставалось что-то, пойдем на кухню.
Мы прошли, сели. Он молчал. Я достал из под стола початую бутылку коньяка, вынул из посудомойки два бокала и налил. Он выпил сразу. Не стал ждать ни меня, ни тоста, просто поднял бокал и выпил. Я тут же налил ему еще.


Когда мы учились в универе, не проходило ни одной пьянки, чтобы мы не начинали спорить с ним о тостах. Казало, что это так принципиально важно, за что мы будем дальше пить. Когда мы бывали совсем пьяные, выяснение, чей тост круче могло длиться часами.


Мик поднял вновь наполненный стакан и выпил все его содержимое. К своему я даже еще не успел притронутся, поэтому просто пододвинул его к уже мне казалось незнакомому человеку, и тот незамедлительно опорожнил и его.
-Знаешь, куда я тогда пропал? Ну, после универа – спросил Мик, не глядя на меня.
-Нет. Честно говоря, я не задумывался даже. Мне казалось, это…
-Я встретил ее – снова перебил меня Мик, - понимаешь, ЕЁ. Буквально на следующий день после выпускного. Я собирался выселяться из общаги, нёс вещи из прачечной, а она шла мне навстречу. Она придержала мне дверь, я сказал спасибо, ну и… В итоге через два дня я переехал к ней. Она тоже не отсюда, но родители купили ей квартиру, чтобы была возможность остаться в Питере.


А дальше… Я не знаю. Все было как в фильме. Знаешь, я же никогда не хотел серьезных отношений, моногамия казалась мне такой глупостью, а тут мы просто оторваться друг от друга не могли. Всегда вместе, всегда за ручку, мир был только для нас.
Эти три года пролетели для меня как один день. Всё было просто великолепно. Я очень понравился ее родителям, когда те приехали нас навестить. У нее отличный отец! Как-то раз мы пошли с ним вдвоем в спортивный тир, и он научил меня стрелять. Меня. Представляешь? Я же в тире никогда и пятилитровую бутылку не попадал.
Я даже нашел работу. Хорошую. Денежную. Мы купили машину, а через 4 месяца у нас свадьба. Должна была быть.


Две недели назад ее сбила машина. Просто так. Когда она переходила дорогу по зебре. Водитель никуда не уехал. Он вышел из машины, вызвал скорую, ментов и сел около нее. Он сказал, что она умерла практически мгновенно, и у врачей не было ни одного шанса спасти её.


Следующие дни прошли для меня как в тумане. Похороны, рыдающие родители, ее безжизненное тело. Я съехал из ее квартир сразу же, не дожидаясь разборок с родственниками. Мой знакомый сдавал как раз однушку, и я стал его квартирантом. И знаешь, после того как я переехал, все изменилось. Из сознания пропал туман. Зрение как будто стало четче. А потом в какой-то момент я вдруг все понял.


Я молчал
Это всё. Оно ненастоящее. Я стоял у ее могилы, пока опускали гроб, вокруг были люди. Все молчали и смотрели. Все в чёрном. Спустя несколько дней я смог увидеть эту картинку как будто из вне. Это же просто шоу с декорациями. Все ненастоящее. Все пластмассовое.
Я стал замечать это повсюду. Мира не существует до тех пор, пока ты его не увидишь, понимаешь? Нет никакого пространства, никакого времени, никакой истории. Нет ничего кроме меня. А все остальное – оно ненастоящее. Пластмассовая жизнь. Понимаешь?
Я стал размышлять. Я просто сидел дома и думал. Я отлично понимал, что в это время больше ничего не происходит. Нет никакого движения жизни, никаких других людей. Не было никакой ее. Это всего лишь страшный эксперимент, нацеленный на изучение реакций моего сознания. Возможно, я единственное настоящее в этом мире. Но тогда есть и другой мир.


Я сидел и думал. И чем больше времени проходило, тем отчетливее я понимал, что происходит на самом деле. Всё это – гениальнейшая конструкция, формирующая сама себя на основе принятых мною решений. Например, стены за моей спиной не существует до тех пор, пока я не приму решение обернуться. Как только решение принято, за долю секунды там вырастает стена.


То же самое со всеми людьми, которые нас окружают. Все ненастоящие, все пластмассовые.
Знаешь, что самое забавное? Легче всего было принять, что она была ненастоящей. Это было на поверхности всегда, но я не замечал. Отличный эксперимент, чтобы посмотреть, как сознание, казалось бы полностью отрицающее концепцию отношений, отреагирует на подобную смену приоритетов. Держу пари, здесь они получили удовольствие от наблюдения.


Ну а потом, когда с «отношения» все стало ясно, пришла пора проверить новый набор реакций. И вот, она мертва. Если конечно, здесь применимо такое понятие. Мы же не будем использовать его по отношению к манекену в магазине, хотя, по сути, это одно и то же.
Я не говорил ни слова.


-Ну а теперь я пришел к тебе. Не знаю, есть ли в этом смысл, но… В общем, за все время, что мы общались, мне было как-то совсем не так как с другими людьми. Я вспомнил об этом буквально вчера. А ведь я не знаю, вполне возможно, что и ты живой, и что еще есть живые, быть может, это симуляция на 5-6 человек.


Не знаю. Я просто вспомнил о том, что происходило с нами все те пять лет и решил, нужно прийти. Послушай, если все действительно так, как я говорю, то есть только один возможный путь выхода из симуляции. Я не могу больше существовать в пластмассовом мире. Это просто не имеет смысла, понимаешь?


Если ты ненастоящий, дом ненастоящий, она была ненастоящая и множество ненастоящих людей пришло на ненастоящие похороны, то какой тогда вообще в этом смысл? Всё так. Его нет.


Мик налил себе ещё и выпил. Посмотрел на бутылку.
-А знаешь, что еще смешно? Алкоголь. На самом деле, это просто вода с вкусовыми добавками. Она действует ровно до тех пор пока в нее веришь. Нет никакого алкоголя. Только вот поверить до конца в это сложно.


Я посмотрел на него
-Что теперь?
-Мне нужно выйти из симуляции – пожал плечами Мик, - я просто пришел к тебе, чтобы предупредить. Возможно, это не имело смысла.


Я попытался что-то сказать, но понял, что язык меня не слушается. Как будто что-то начало управлять мною, и оно начало говорить:
-Да брось ты пацан! Что за чушь? Симуляция? Кому это нужно, ну а как ты тогда объяснишь наши пять лет обучения? Поток 200 человек, преподаватели, родители, младшие, старшие курсы? Это все по-твоему пластмасса.


Мои глаза в этот момент расширились бы от ужаса, если бы в эту секунду ими управлял я. Вместо этого они слились в маленькие ехидные щелочки:
-Ты либо совсем мозгой не шевелишь, либо просто разыгрываешь меня, Мик! Давай лучше бахнем, а потом пойдем в комнату, я купил себе новую фифу, посидим, порубаем. Потом я могу сделать кальян!


Я взял бутылку и начал наливать себе в стакан:
-Умник, блин, нашелся! Я три года его не видел, а он мне про пластмассовую жизнь пришел заливать. Ты совсем не изменился, конечно.
В глазах Мика к моему ужасу скользнуло что-то до боли знакомое. Он улыбнулся своей привычной улыбкой и передал мне стакан.
-Ну другое же дело, ебана! Давай правда рассказывай, как у тебя дела!
Я налил стакан и передал ему. Мик взял бокал, улыбнулся, открыл рот, чтобы начать говорить и со всего маху разбил стакан о мою голову.
Я проснулся. Сон? Так банально? Просто сон?


Я прошел на кухню. Никаких следов присутствия гостей. Под столом почти полная бутылка коньяка. Проверил входную дверь все заперто изнутри. Пиздец. Нужно как-то получше высыпаться.


Зазвонил телефон. На экране высветился незнакомы номер.
-Алло
-Андрей?
-Да
-Это Дима. Твой староста бывший, помнишь?
-А, да, привет Дим. Че такое? Пары у нас перенесли?
-Нет. Тут такое дело. Мик вчера с собой покончил. Завтра похороны, мы всей группой собираемся идти. Он из окна съемной квартиры сиганул. Сразу насмерть. Завтра на смоленском в 12, прихо…


Я повесил трубку, сел и заплакал.
Это были мои первые похороны. Я не знал, что говорить, как себя вести, что думать. Они прошли быстро, но очень больно. Гроб был закрытым, лица Мика не видел никто, но мне почему-то казалось, что он там улыбается. Тем что осталось от его рта.


После похорон я отправился домой. По привычке залез в почтовый ящик в поисках припозднившегося счета за свет и как раз что-то нащупал. Это была не квитанция.
Маленький кусочек картона, типа визитки. Ровным каллиграфическим почерком там было выведено всего два слова.

Пластмассовая жизнь

Меня пробил холодный пот. Потом начало трясти. Голова готова была взорваться.
Из этого состояния меня вывел женский голос:
-Мась, ты чего? Пойдем домой!
Я обернулся, там была моя жена.
-Дома хорошо – мурлыкнула она, - у тебя сложный был день, пойдем, я немного тебя порадую.
Она взяла меня за руку и повела в квартиру. На секунду мне показало, что ее лицо – это лишь восковая маска, но я тут же откинул эту мысль.
Откуда взяться восковой маске в пластмассовом мире?