Торба, говно и автобус

03.04.2018

Я раньше никому не рассказывал эту историю, но, видимо, время пришло.

Это случилось в 2007-м году. Я был студентом – денег мало, есть нечего. И понадобилось мне добраться из Питера до Москвы к друзьям. Кое-как наскреб на автобус и поехал.

Лето, солнце, полупустой автобус, никого со мной на заднем ряду – красота. Из вещей только плеер, наушники и родная торба с Королем и Шутом, в которой лежала книжка Ирвина Уэлша. Я слушал музыку, читал и получал удовольствие от поездки. Ни что не предвещало беды.

На третьем часу дороги я почувствовал неприятное бурление в желудке, но не придал ему значение. Уже через час не замечать его просто не получалось.

Я чувствовал, что вот-вот у меня сорвет клапан и я, пардон, просто обосрусь. По-хорошему, нужно было бы подойти к водителю, объяснить ситуацию и попросить остановиться близ лесочка на 15 минут. Но в силу природной скромности мне было безумно стыдно это делать. Оставалось только ехать и терпеть.

Ещё через полчаса стало ясно, что это не выход. Я понял, что моему клапану осталось не больше пяти минут и запаниковал. Можно было бы выйти на ближайшей остановке и всё сделать. Но что дальше? Денег у меня нет – я так и останусь один в этой глуши. Навсегда.

Честно говоря, я до сих пор не знаю, что мною двигало. Но я уверенно вытащил из торбы книжку, вытряхнул мусор и быстро расстегнул штаны. Немного привстал, убедился, что меня никто не видит, подставил торбу под зад и замер.

И тут началось самое сложное. Нужно было сделать всё тихо, чтобы не перебудить дремавший автобус. Попасться за этим занятием мне совершенно не хотелось. Я начал срать. Сначала понемногу, но чем дальше заходил процесс, тем лучше я осознавал, что уже почти ничего тут не контролирую. Ещё минута – и моя жопа начнёт выпускать говно самовольно. Во мне смешались страх, стыд и дикая боль в животе.

Я не знаю, как мне удалось провести всё достаточно тихо. Да, иногда по салону разносились попердывания. Но не громче, чем они бывают обычно в рейсовом автобусе Питер-Москва. Так или иначе всё кончилось. Осталось только деть куда-то говно.

На ближайшей остановке мне удалось по-тихому вытряхнуть торбу в ближайших кустах. И хоть часть говна всё равно осталась на стенках, воняло оно всё же чуть меньше. Весь оставшийся путь до Москвы автобус благоухал. Все посматривали друг на друга, но молчали. Я испытывал стыд, но ехал. Выкинуть торбу мне в голову почему-то не приходило.

Доехав в итоге до друзей, я несколько раз её постирал. Обнюхал и решил, что вроде всё в порядке. Так что, она всё ещё со мной. Вот такая история.