Сила живописи

09.04.2018

- Я всех нарисовала! Все мы, кто живет дома: Папа, мама, кот Томас, я... - гордо показывала рисунки четырехлетняя девочка.

- Ого, ты всех нарисовала! Как похоже... А нарисуй таракана?

- Нет! - детский голосок решительно отрезал.

- Ну нарисуй! Надо же действительно всех, а таракана ты забыла...

- Ни за что!!! Ненавижу!!! - в страшной брезгливости противилась я.

- Ну, давай я ритуал проведу - вкрадчиво начала мама. - Ты нарисуешь таракана, а я сожгу рисунок и они уйдут.

- Правда-правда сожжешь? - шанс избавиться от мерзких насекомых выглядел подозрительно.

- Правда-правда! - пообещала мама.

- Ну... ладно... Только обязательно сожги! Не храни!

Я взяла бумагу и коричневый карандаш и села на пол в своей комнате. Первая дуга. Фу, до чего противна сама мысль о таракане, а тут надо нарисовать!

В отвращении закрываю глаза и рисую вторую дугу. Блин, они такие мерзкие, эти коричневые крылышки...

Мне начинает казаться, что я слышу тараканье шуршание где-то рядом с собой.. А ведь они могут залезть в уши, пока ты спишь...

Карандаш продолжает двигаться.

А усики! Эти мерзкие глазки, противная челюсть... Перед внутренним взором я отчетливо видела мерзкое насекомое, и рисовала, смотря сквозь ресницы.

Они могут упасть прямо в открытую сковородку и смешаться с жареным луком и картошкой..

А ещё на попе у него торчат такие...фу... противные волоски... и эти 6 разделенных лапок... Полная ненависти и отторжения, я максимально небрежно черканула лапки.

А если они заползают в заварник, то не могут оттуда выбраться и тонут, и их разбухшие тушки плавают среди чайных листьев...

Нос уже стало сводить, так сильно я его морщила. Я наконец открыла глаза и с криком вскочила, настолько таракан получился похожим!

-Фу! Фу! Фу! Сожги его! - топала я ногами, опасаясь, что на меня сейчас залезет нарисованное насекомое.

Мне казалось что все тараканы в квартире сейчас вылезли из своих нор и пялятся на меня, готовясь прыгнуть на голову!

- Ух-ты! Даже таракана нарисовала! - Папа вертел в руках рисунок. Почему-то его это всё забавляло, - Домашнее животное, да?

- Сожги, сожги, мама, ты обещала! - я уже начинала плакать и истерить, мне было до дрожи противно, будто я измаралась в какашках и теперь воняю, я страшно жалела, что осквернила своё рисование этой мерзостью!

Мама принялась меня обнимать и успокаивать, заверять, что сейчас немедленно сожжет, только успокойся. Рисунок я больше не видела...

***

Прошло лет двадцать. Папа давно живет со своей новой семьей, я съезжаю, а мама всё в той же квартире, только кот другой.

- Разбери уже вещи свои, иначе я всё выброшу! - который год грозила мама, и я наконец добралась до коробок, шкафов и антресолей.

Безжалостно выкидывая студенческие конспекты и даже чудом сохранившиеся школьные тетрадки, натыкаюсь на старую картонную чёрную папку.

Развязываю хлопковые завязки, открываю, и, в ворохе архитекторских бумаг времён ещё родительского студенчества, нахожу свои детские рисунки...

Вернее, только один.

Глядя на меня своими засохшими глазами, совершенно плоский, на меня уставился дохлый таракан, прилипший к своему гигантскому портрету.

- МАААА-МААААА! Почему ты его не сожгла?!? - кричу я, мгновенно представляя себе армию тараканов везде, в каждой щели, кружке, еде, чае, книгах, на потолке и - в ушах!!! Брррр!