НАШ ГЛАВНЫЙ ПО АШИПКАМ – ОШИБКАМ!

24 July

Вот уже пять с лишним лет Светлана Леонидовна Дьякова в фонде «Доброе дело» выверяет тексты на наличие ошибок и исправляет их.

Она корректор по призванию и филолог по образованию. Пишет стихи и рассказы. Некоторые из них вошли в книги «Письма добра». Работать со Светланой Леонидовной легко: тактично укажет на ошибки, объяснит, почему так, а не иначе следует написать предложение, заменить слово и т.д. Выпала свободная минутка - она за книгой. Рассказывает:

- Сколько себя помню, любимая игрушка - книга. Была, правда, тряпичная кукла с глиняной головой и нарисованными бровями и глазами, но скоро нарисованная красота облупилась. Я хотела с помощью колодезной воды вернуть ей прежнее обаяние, в результате голова вообще превратилась в тесто. Читать научилась в пять лет самостоятельно, просто подходила к маме или бабушке и спрашивала, как произносится буква. Научившись складывать закорючки в слова, я читала всё, что попадёт под руку. Электричества тогда не было, вечером зимой на пару часов зажигали керосиновую лампу, я садилась к ней поближе в надежде прочесть очередную сказку. Но кайф длился недолго. Тогда я с нетерпением ждала лунные ночи и втихушку пристраивалась с книжкой к окну…

Страсть исправлять чужие ошибки началась ещё в четвёртом классе, когда учительница написала на доске слово ЛОПША. Терпеть такое издевательство над русским языком было выше моих сил, и я указала педагогу на ошибку. В итоге получила "трояк" за четверть. Поэтому после окончания средней школы поступила в Ишимский пединститут на историко-филологический факультет. После окончания два года отработала в деревенской школе, после замужества переехала в Первоуральск. Вакантных мест для деревенской учительницы с двухлетним стажем в городе не было, и меня временно приняли на место отсутствующей по болезни коллеги. С пятиклашками мы жили душа в душу, а когда пришло расставание, мои детки пришли к директору школы с настоятельной просьбой не отпускать меня из школы. Но тут открылась вакансия для учителя вечерней школы, и меня приняли на работу с контингентом, который по возрасту был старше преподавателя. Мои великовозрастные ученики многому научили меня. Когда я огорчалась из-за ошибок в диктанте, они в шутку утешали меня так: " Да не переживайте вы, это всё пройдёт, это всё от водки».

НАШ ГЛАВНЫЙ ПО АШИПКАМ – ОШИБКАМ!

В 1983 году была назначена на должность директора вечерней школы, в 2001 году уволилась по выходу на пенсию. Иногда встречаюсь с моими бывшими подопечными, кажется, что уже забыла имена, Но нет. Однажды солидный такой мужчина на улице остановил меня вопросом: "Вы меня помните?" "Скажите фамилию", - попросила я и назвала его имя. Естественно, начались воспоминания, и мой ученик сорокалетнего уже возраста сказал: «А знаете, что я хорошо запомнил?» Ну, в голове у меня мелькают предположения, что он запомнил, как я хорошо преподавала, и уже нос кверху от зазанайства. А он: «Я запомнил, как вы мне конфетку дали за то, что я без ошибки написал слово индифферентный». Так что прав великий Тютчев: «Нам не дано предугадать, как наше слово отзовётся…»

В 2002-м принята на работу в качестве корректора в редакцию газеты "Вечерний Первоуральск свободный", в которой проработала 10 лет.

Уровень образования здесь требовался повыше, поэтому пришлось перечитывать учебники и словари. Зато коллектив был, как говорится, дай Бог каждому: эрудированный, интеллигентный, готовый всегда прийти на помощь. Только не складывались отношения с ещё одним тружеником – компьютером. Я страшно боялась его сломать, но работа требовала, потому что нужно было набирать текст для очередного выпуска газеты. В кабинете нас четверо, а компьютеров три, то есть - один общий. Однако как только коллега садился за него после меня, комп отказывался трудиться. Приходилось вызывать человека, который привёл бы его в чувство. Он начинал ремонт с вопроса, кто последний пользователь этого чуда техники, но вскоре спрашивать перестал, а сразу говорил: «Поня-я-ятно, чьи тут шаловливые пальчики напроказили».

НАШ ГЛАВНЫЙ ПО АШИПКАМ – ОШИБКАМ!

С сожалением я рассталась с коллективом, когда нашу газету прикрыли. Но поскольку пенсионный возраст позволяет не особо заботиться о трудоустройстве, уехала в деревню и занялась сельским хозяйством. И вдруг получаю от коллеги по газете предложение поучаствовать в качестве корректора в издании книги «Добро идёт через года». Согласилась без колебаний, потому что буквально страдала от лавины ошибок в печатных изданиях. Книга, которую мне предстояло проверить, посвящена памяти родителей и родственников известной в Первоуральске семьи. Когда я стала читать воспоминания тех, кто помнил, кто знал лично героев будущего издания, мне даже и в голову не приходило, насколько трудно будет. Иногда, читая тексты, не могла сдержать слёз. И как-то сложилось четверостишие, которое стало эпиграфом книги: «Не скупись на добрые дела, в мире зло и так рассыпано с лихвою. А от добрых дел душа жива, как родник, журчащий под скалою». Ну а дальше пошло как по накатанной дорожке: после первой книги «Добро идёт через года» вышли два тома книги «Письма Добра», на подходе третий том, а за ним - «Дети пишут о добре». И очень надеюсь, что цепочка добра не прервётся. Я рада, что могу быть полезной Благотворительному фонду «Доброе дело». И коллектив во главе с Алексеем Юрьевичем Невьянцевым замечательный. Хотелось бы принять участие в уроках добра: учительский азарт ещё не угас. Так что буду с Благотворительным фондом «Доброе дело» на сколько хватит сил.

Текст: Валентина Демидова