Николай Чепоков: «У меня была идея – выучиться на буддийского ламу…»

06.04.2018

Родился в 1961 году, детство прошло в детдомах Горно-Алтайска, Камня-на-Оби, села Курлак Красногорского района. В 1987 году был отчислен из школы-интерната №1 за необнадеживающие успехи в школе. Поступил в ПТУ, чтобы выучиться на плотника, потом работал по распределению на стройке. Затем все бросил, и пошел бродить по Алтаю. Рисовал всегда. Его работы наполнены героями алтайского этноса, образами любимой природы, переживаниями своих странствий. Своим учителем считает Заслуженного художника России С.В. Дыкова.  Исследователи его графического творчества называют Чепокова мастером иронии. Пишет рассказы, стихи, пьесы. Первая персональная выставка прошла в галерее «Модерн» в Новосибирске, затем в Швейцарии и Австрии, выпущено три издания с графикой художника, последнее из которых носит название «Грезы Таракая».

- Николай, Вы бродите по Алтаю. За его пределы не пробовали махнуть? 
- Я не задаюсь вопросом, почему я не выхожу за пределы Алтая, хотя мне этот вопрос задают. Куда мне идти? Мне же и тут хорошо. Мне всегда было уютно и приятно «бегать» именно здесь. Хотя у меня были «прыжки» так называемые. Например, в Бурятию. Я до Бурятии отправился и назад возвратился, это было зимой, там пожил в буддийском храме. Я интересовался буддизмом. И была даже идея выучиться на буддийского ламу. Мне потом объяснили, что если это произойдет, я стану обычным священником при храме. А привязанность к одному месту меня совершенно не устраивает. Вот я и продолжаю бродить.
- В спутники к Вам кто-нибудь набивался?
- Петр Малков, у которого была в свое время рок-группа «Банановая рыба» и который сейчас преподает в университете. Мы как-то с ним несколько раз столкнулись и однажды по весне встретились, было холодно и снежно, я шел из Турочака  в сторону Коксы. Он напросился со мной, мы дошли с ним до Ябагана, и потом он меня оставил, так как не располагал дальше временем. Знаете, в моих странствиях нет ничего необыкновенного, и ничего романтического… Просто с собой у меня всегда бумага и тушь. Раньше с бумагой было трудно, но я выходил из положения: я когда бывал здесь в городе, то забегал на единственный тогда еще рынок и после того, как он закрывался, собирал бумагу – ее там оставалось очень много. Особенно мне нравились картонки из-под рубашек. Я собирал всю чистую бумагу в свою драную сумку,  Я очень дорожил именно чистой бумагой. Потому что когда я на ней  рисовал, то она уже была мне не нужна, и когда мне надо было разжечь костер, я использовал ее, уже изрисованную, на растопку. Я никогда не думал, что мои рисунки могут быть кому-то интересны. 
- И в какой момент это стало ясно?
- Это было лет пять назад, и мне помог понять это еще один художник, живущий на Телецком озере, знаменитый резчик, Владимир Пилипчук. Однажды, когда я был там, а у меня там много друзей и знакомых, он увидел мои рисунки у них и попросил, чтобы я зашел к нему. И вот как раз он мне задал вопрос, чем я зарабатываю? Я вообще неплохо машу литовкой и топориком, вот этим я периодически и зарабатывал. Потом я еще собирал папоротник орляк... Тогда он меня спросил, а не попробовать ли мне зарабатывать своими рисунками?
Я был очень удивлен, потому что это мне и в голову не приходило. Он купил у меня сразу три рисунка.( Когда я сейчас к нему захожу, и он мне их показывает, и так забавно – они именно на тех самых картонках, которые используют, упаковывая рубашки.) Это было в августе, в то время на Телецком проходил Праздник Кедра, и там было много туристов. Мне посоветовали попробовать рисовать для них на продажу, я купил детский блокнот для рисования, тушь у меня была с собой, я нарисовал десяток работ и пошел туда продавать, и у меня все раскупи-ли. Вот тогда я и понял, что это кому-то интересно... 
- Вы часто бываете в Аскате, что для Вас это местечко?
- Там есть буддистский центр, когда я о нем узнал, то помчался туда. Познакомился там с ребятами интересными, но тогда я уже понял, что не умею сидеть на одном месте. В Аскате собрались люди, непрофессиональные, скажем так, художники, которые купили там хижины и живут, и занимаются кто чем – и керамикой и живописью. Амбиций у них нет, а свое творчество они просто считают средством заработка. Там очень интересный междусобойчик образовал-ся, и ближе к середине лета мы проводим так называемый вернисаж, в котором участвуют художники, скульпторы, прикладники. Она проходит уже третий год в местном клубе – это такой сарай жуткого вида. И театр там тоже есть, в том же клубе спектакли и ставят...

- Теперь у Таракая всегда есть чистая бумага, и не нужно ее искать. Кстати, этот псевдоним с Вами уже прочно сросся?
- Таракай – это герой из алтайского эпоса «Маадай-Кара». Это нищий, бродя-га, весельчак. К весельчакам я себя не отношу, но я слышал, что были на Алтае таракаи – просто нищие, не имеющие ничего, они работали поденщиками на баев. Этим псевдонимом я подписывал свои рассказы, и он потом перекочевал в качестве подписи в мои графические работы.
- Если когда-нибудь захочется осесть, то в каком местечке на Алтае это сделаете?
- Пока у меня нет крыши над головой, и все мои странствия отчасти поневоле. У друзей я стараюсь подолгу не задерживаться, чтобы им не надоедать. Когда-нибудь у меня появятся деньги, я куплю хижину и осяду. Скорее всего это будет в Турочаке, и не только потому, что у меня там сын, просто мне очень нравится это место…

Подробнее - http://gorno-altaisk.ru/photogallery/vernisazh/chepokov

Подписывайтесь на Дзен.канал "Хан-Алтай" и будьте в курсе новостей туристского Горного Алтая