Жизнь в недостроенном доме: 20 семей живут на заброшенной стройке на бульваре Рябикова в городе Иркутске.

30.03.2018

Обитатели дома на бульваре Рябикова в городе Иркутске уже несколько лет живут на заброшенной стройке. "Базис-Строй" начал возводить жилой комплекс из четырех блок-секций в 2006 году, но достроить его не смог. Несколько семей вынужденно заехали в недостроенный дом. Как люди оказались в такой ситуации и с какими трудностями сталкиваются ежедневно -- читайте в нашем репортаже.

Возле дома нас встречает дольщик Марат -- председатель недавно образованного жилищно-строительного кооператива (ЖСК). Мужчина со своей семьей одним из первых заехал в квартиру в первой блок-секции.

-- Мы живем здесь уже три отопительных сезона. У нас была комната в общежитии, тоже на бульваре Рябикова, мы ее продали и вложили деньги в квартиру в этом доме. Около семи лет жили на съемной. За два с половиной года застройщику удалось построить две коробки (две блок-секции) с остеклением и внутренними коммуникациями. С кризисом в 2008 году компания справиться не смогла, и стройка встала. В течение следующих трех лет было несколько переносов сроков завершения строительства, а в 2009 году стало очевидно, что застройщик не сможет закончить этот объект, -- рассказывает Марат.

Марат говорит об этом спокойно. По прошествии стольких лет, поясняет он, все уже смирились со сложившейся ситуацией и поняли, что рассчитывать им нужно только на самих себя.

Мы проходим мимо магазина и почты, которые работают на первом этаже второй блок-секции. Поднимаю голову: в окнах видны цветы, шторы, где-то горит свет. Со стороны кажется, что жизнь людей в этом доме ничем не отличается от обычной. Марат сообщает, что всего в двух блок-секциях проживают 20 семей: кто-то въехал в прошлом году, но есть и те, кто живет здесь нескольких лет, так как деваться им некуда.

Цоколь, первые и вторые этажи заколочены фанерой. Оказалось, что окна регулярно выбивают местные хулиганы. Идем дальше. Справа недостроенное крыльцо -- видимо, здесь предполагался офис. Вход и окна также заколочены. Из стены торчит арматура, лежат куски бетона, проволока и доски.

К подъезду второй блок-секции ведут самодельные деревянные ступеньки. Заходим внутрь. Оглядываюсь: отделки нет, стены зашпаклеванные, висят провода. Не дожидаясь моих вопросов, Марат рассказывает, что жильцы как могут содержат подъезд в чистоте. Недавно сделали ремонт: подмазали, освежили, свет провели. Лифта нет. Он был только в первой блок-секции, поясняет мужчина, но и его разграбили, сейчас там так же, как здесь -- просто заколоченная шахта.

На каждом этаже по три квартиры. Вместо дверей -- решетки.

-- Когда застройщик дом бросил, здесь не было ни воды, ни электричества, ни тепла. А все квартиры были с дверьми-решетками. После того как охрану стройплощадки убрали, их вскрыли и все разворовали. Позднее в свою квартиру мы поставили уже входную дверь, так поступили многие. Пустующие помещения остались с решетками. Какие-то закрыты пенопластом, чтобы тепло не уходило.

Охрану убрали через два года после того, как стройка встала. Появились мародеры, так как в доме еще никто не жил. "Все внутренние коммуникации разграбили: радиаторы, медные трубы; проводку всю раскурочили, что можно было -- вынесли", -- поясняет Марат.

Поднимаемся выше. По пути замечаю: на лестничных площадках, где есть обжитые квартиры, чисто, а где площади пустуют -- разруха, как в заброшенном доме: строительный мусор, арматура, горы бутылок. На этажах встречаются сваленные мешки с мусором. Марат рассказывает, что некоторые жильцы оставляют их, так как возле дома нет мусорки. Люди копят, а потом вывозят на машине. -- То, что можно делать своими силами, мы делаем. В доме проживает человек, который убирает подъезды и снег на улице. Он не может платить больше, чем потребляет его квартира, но так он помогает всему дому. Перила делали сами. Скидывались на материалы, а один из дольщиков делал и устанавливал самостоятельно, -- говорит председатель ЖСК.

Достраивать своими силами дольщики начали в 2010 году. Заинтересованных в скорейшем переезде оказалось немного -- чуть больше 20 семей из 76 (две блок-секции). Они смогли скинуться по 200 тысяч рублей. К слову сказать, тогда «Базис-Строй" продолжал свое существование, только перестал вкладываться в объект. Застройщик признан банкротом в августе 2017 года. Жильцы не понимают, куда смотрел стройнадзор в то время и почему не предприняли меры по защите их прав, хотя они не раз обращались в контролирующий орган. -- Мы пытались выйти на других собственников, но безрезультатно. На собранные деньги смонтировали тепловой узел, сделали отопление и канализацию, чтобы дом можно было запустить и он функционировал, -- говорит наш собеседник.

Марат вспоминает, что в течение трех лет в их доме несколько раз отключали отопление из-за долга "Базис-Строя", который за несколько лет вырос до 1,8 миллиона рублей. Платить за тепло и свет могли фактически только 10 человек, они скидывались по 5 тысяч каждый месяц. Однако на 50 тысяч невозможно содержать две блок-секции, в то время как в холодное время года за тепло набегало до 300 тысяч рублей.

Тогда у дольщиков еще теплилась надежда добиться участия застройщика в оплате счетов и достройке объекта. Но вскоре они узнали, что налоговая служба исключила «Базис-Строй» из реестра юридических лиц. Компания не предоставляла отчетность в течение года и не было движений по счету. «И это все несмотря на то, что у застройщика перед дольщиками были обязательства на 120 миллионов рублей. Как легко теперь все это делается: раньше надо было за каждый рубль отчитаться, прежде чем ликвидировать юридическое лицо», -- удивляется Марат.

«Иркутскэнергосбыт» подал исковое заявление в суд с требованием отменить решение налоговой. Жильцы писали письма во все инстанции, обращались к президенту. Но суд оставил решение налоговой службы без изменения.

В конце 2017 года дольщики создали ЖСК "Восток", которое взяло на себя долги "Базис-Строя". Марат поясняет, "Иркутскэнергосбыту" нужны были гарантии на оплату задолженности, поэтому приняли решение о создании юридического лица.

-- Сейчас мы собираем около 150-200 тысяч рублей в месяц. И это только для уплаты текущих коммунальных платежей и долгов по теплу за прошлые годы. А нужны ведь еще дополнительные средства на достройку дома, -- рассказывает он.

На девятом этаже знакомимся с Олесей, которая в 2015 году переехала в свою квартиру вместе с мужем и двумя детьми. Женщина вспоминает, что в 2008 году решение купить здесь квартиру казалось верным: застройщик с хорошей репутацией, а дом строили поблизости. Семья продала квартиру, в которой проживала и вложилась в стройку.

-- В съемной квартире мы прожили несколько лет. Снимать долгое время тяжело, на тот момент у нас было двое детей. Мы же не думали, что стройка затянется на года, -- говорит Олеся.

Сейчас ее младшему, третьему, ребенку всего два месяца. Коляску приходится оставлять на первом этаже, когда нет возможности и сил поднять на девятый.

-- Да и старших страшно отпускать: девочки учатся уже в школе, самостоятельно уходят и возвращаются домой. А многие квартиры стоят открытые, там балконы. Да и местные ребятишки постоянно в подъезд залезают: бьют окна, мусорят, -- переживает женщина.

Дольщица рассказывает: ходили слухи, что достраивать дом возьмется ОАО "ИРЖА". Представители компании приходили и оценивали объект, но в доме нет свободных площадей для продажи. Да и построен он по старым нормам, сдать его будет непросто.

Хозяйка показывает спальню, кухню, где в это время спит ребенок, и детскую. В квартире в верхней одежде показалось прохладно. Олеся пояснила: они специально уменьшили подачу тепла, чтобы не накладно платить за отопление.

В детской на стене остались подтеки от воды. Хозяйка объясняет: в прошлом году их топило. Оказалось, что в квартире этажом выше украли батареи, и когда дали тепло, вода побежала к ним.

Обращаю внимание на кран на балконе.

-- Здесь была свободная планировка: мы поднимали стены, возводили перегородки. Все завозили и таскали на девятый этаж: цемент, кирпичи. Пришлось купить кран. Установили его на балконе. Иногда я спускаю на нем коляску.

Олеся надеется, что удастся отстоять свое право жить здесь. Ведь пока дом не сдан в эксплуатацию, они не могут оформить прописку и зарегистрировать право собственности. Сейчас семья живет незаконно.

Попрощавшись с Олесей, мы поднялись на верхний этаж. Марат показывает недостроенный чердак. Света нет, поэтому рассмотреть все хорошо не получается. "Берегите голову", -- только и успевает предупредить он за секунду, как я чуть не ударилась головой о торчащую доску.

-- Раньше в эту блок-секцию постоянно лазили дети, так как из третьей, недостроенной, можно было по крыше пройти во вторую. Один из дольщиков поставил железную дверь за свой счет. Вообще каждый, кто здесь живет, делает что может и помогает как может. Однако своими руками мы будем достраивать дом годами. Нам нужна помощь, -- объясняет Марат.

Но, как оказалось, проблемы жильцов не ограничиваются только достройкой дома. Их беспокоит, что администрация Свердловского округа пытается возложить на дольщиков ответственность и выносит предупреждения за ненадлежащий надсмотр за третьей блок-секцией и прилегающей территорией. Там собираются дети, распивают спиртные напитки, мусорят. «Но мы не можем две блок-секции содержать, а они с нас спрашивают еще и содержание территории вокруг третьей. У нас нет денег на охрану этой территории», -- поясняют дольщики.

Справиться своими силами жильцам действительно трудно, заинтересованных в достройке за свой счет не так много. Однако после беседы с Маратом возник только один вопрос: а что с территорией, на которой предполагалось строительство четвертой блок-секции? Почему бы не отдать землю под застройку на выгодных условиях компании, которая за счет этого смогла бы достроить и первые три блок-секции? Пожалуй, это единственная возможность помочь дольщикам.

***

После встречи с дольщиками мы направили запрос в службу строительного надзора Иркутской области. В ответе за подписью замруководителя службы Бориса Шишкина говорится, что господдержка для достройки объекта в случае создания ЖСК не предусмотрена.

Согласно документу, чтобы ввести дома в эксплуатацию, в первой и второй блок-секциях необходимо сделать отмостки, благоустроить территорию, возвести подпорные стены, установить лифты и пожарную сигнализацию, заменить трансформаторы, организовать вентиляцию и дымоудаление. Плюс завершить работы по монтажу системы отопления и вентиляции блок-секций, в том числе теплового пункта (нет документов Ростехнадзора на теплоустановку). В третьей блок-секции возведен только железобетонный каркас 11 этажей и выполнена кладка наружных стен из кирпича с утеплением 9 этажей. Строительство четвертой блок-секции не начато.

Ответ краткий и малоинформативный. Из разговора с дольщиками я узнала, что администрация участвовала в устройстве теплотрассы, однако в документе таких данных нет. Десятилетняя история этого объекта уместилась на одном листе.

К слову сказать, и в дорожной карте по решению проблем дольщиков этот дом никак не обозначен. Хотя по закону на ней должна быть отражена информация о текущем состоянии объекта и сроках завершения его строительства. Видимо, власти предпочли забыть о недострое и дольщиках, которым приходится жить в таких условиях.

Уже после выхода статьи мы получили ответ от регионального минстроя.

Согласно документу, в ‎2013-2014 годах за счет средств действующих инвестиционных программ Иркутской области построили кабельные линии электропередачи 10 кВ и 0,4 кВ, трансформаторную подстанцию № 2734 и тепловую сеть от теплового колодца ТК-6-8-6 до теплового узла дома на бульваре Рябикова, 21/1.

"В рамках господдержки предусмотрена защита в суде прав и законных интересов граждан -- участников долевого строительства Иркутской области службой государственного строительного надзора Иркутской области», -- говорится в ответе. Дольщки могут обратиться в службу и получить всю необходимую информацию по телефону 70-73-64 или на личном приеме.

Анастасия Маркова

Автор фото -- Зарина Весна